Архив:

Можно ли выиграть суд у петербургского метрополитена? Личный опыт

Недавно в питерской подземке прошли масштабные учения. Экстренные службы города и метрополитена отрабатывали совместную работу при чрезвычайной ситуации. «Это, конечно, важно — уметь спасать и спасаться, если поезд сошел с рельсов», — говорит пенсионер Анатолий Чалов. — Но я хочу рассказать, что происходит в обычной давке».

На днях Анатолий Иванович подал в суд на питерскую подземку, требуя компенсацию за сломанную в вагоне шейку бедра и полученную инвалидность. 

— Я живу недалеко от станции метро «Звездная», но, чтобы сесть в вагоне, я проезжаю одну остановку до «Купчино», там пересаживаюсь и уже спокойно еду в центр, — объясняет 73-летний пенсионер.

Так было и 27 января этого года. Около 8 часов утра Чалов приехал в «Купчино» и вышел на платформу. Но поезда почему-то не было. На перроне собралась огромная толпа пассажиров. 

— Позже я узнал, что в тот день многие ехали в город, так как были торжественные мероприятия по случаю 70-й годовщины снятия блокады, и начинались они рано утром, — говорит Чалов. 

Когда к платформе наконец-то подъехала электричка и двери открылись, людская масса хлынула занимать места.

— Меня внесли в вагон, повалили. Кажется, я запнулся о порожек при входе. Вместе со мной упали еще две женщины. Потом я потерял сознание. Точно не помню, когда я очнулся. Было ужасно больно, сам подняться я не мог. Вокруг стояли и сидели люди, но на меня никто не обращал внимания. Я попросил помощи. Только тогда меня подняли и усадили, — рассказывает Чалов. 

У Анатолия Ивановича оказались выбиты несколько зубов, но что самое ужасное — нога болталась, как неродная.

— Она была так неестественно вывернута, что я поначалу подумал, будто сломал ее в трех местах. Только потом я узнал, что у меня перелом шейки бедра, — говорит Анатолий Чалов.

На истекающего кровью пенсионера в вагоне никто не реагировал, ему пришлось снова попросить о помощи — связаться с машинистом, чтобы тот вызвал скорую помощь.

— На «Технологическом институте» две девушки помогли мне выбраться из вагона. Прибежала дежурная по станции, постояла рядом, пришлось попросить у нее стул, так как держаться на ногах я не мог. Чуть позже подъехали медики и сразу же констатировали перелом, — говорит Анатолий Иванович.

Из метро Анатолия Чалова увезли в 26-ю городскую больницу, где он провел две недели. А потом еще около трех месяцев Чалов пролежал дома, почти не вставая. Пенсионер стал пожизненным инвалидом 3-й группы, хотя до этого у него даже не было карточки в поликлинике, здоровье позволяло годами не обращаться к врачам.

Немного оправившись (ходить трудно до сих пор, сидеть невозможно вовсе), он обратился в петербургский метрополитен за компенсацией.

— Я изучил вопрос, выяснил, что в России относительно недавно принят закон, предполагающий ответственность транспортных предприятий перед пассажирами (Федеральный закон № 67. — Ред.). Мне положена компенсация — 100 тысяч рублей единовременной выплаты и еще около 300–400 тысяч за полученные травмы, — говорит Анатолий Чалов. — Я попытался взыскать эти деньги с метро, но их юрист дала мне странный ответ — мол, у них еще не было прецедентов, и они не знают, как поступать.

Петербуржец решил не отступать и создать нашей подземке прецедент — добиться компенсации через суд. В четверг, 28 августа, прошло первое слушание. 

— Меня поразило еще и то, что в метро мне не поверили, сказали, что нет доказательств получения травмы в метро. Оказалось, что и записи с видеокамер у них не хранятся, и переговоры с машинистом не фиксируются. И вообще никаких записей о происшествии у них не осталось, — недоумевает пострадавший пассажир.

Он намерен добиться справедливости, хотя согласен пойти на мировую, если ему компенсируют хотя бы затраты на лечение — около 170 тысяч рублей.              

Елена Михина

Источник: 812 online

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ