Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Слушая жизнь

По данным ВОС, в Ивановской области живут 4000 инвалидов по зрению. Незрячие — такие же люди, как и все. Смирившись со своим недугом, они устраивают свою жизнь: заводят семью и детей, берут собаку-поводыря, получают высшее образование, работают по специальности.

Человек и собака

Пример человека, который твердо стоит на ногах, несмотря на слепоту, — юрист Виктор Суконкин. Он  кажется уверенным в себе человеком, который знает, чего хочет. Обрести это чувство ему помогла собака-поводырь. Сейчас это статный черный лабрадор Зольд, который помогает Виктору Васильевичу уже четвертый год. До него Суконкину верой и правдой служила обученная дворняжка, которую ему подарил ведущий программы «Человек и закон» Алексей Пиманов, когда снимал сюжет об ивановском незрячем юристе.

deac9735bf2a1a1dda3ea6f0da36464a.jpg

Получить собаку-поводыря не так сложно, считает Виктор Суконкин. Для этого нужна рекомендация ВТЭК, и инвалид имеет право получить четвероногого помощника от фонда социального страхования. Единственная проблема, как может показаться на первый взгляд, это обязательное двухнедельное обучение в подмосковной Купавне, где находится питомник для поводырей. Там человек и собака притираются друг к другу, учатся взаимодействовать и общаться. 

«Для кого-то это может показаться трудным, но я сделал свой выбор, потому что собака-поводырь — это в первую очередь мобильность. Незрячему человеку, чтобы ходить по городу, нужна собака, трость и уши. Мы ходим и слушаем жизнь», — говорит Виктор Васильевич.

На корм поводырям ежегодно выделяются почти 20 тысяч рублей. Эта сумма невелика, если учесть, что собакам необходим разнообразный рацион, а иногда — визиты к ветеринару, покупка лекарств и витаминов - все за счет хозяина. Но Суконкина это не смущает: ведь Зольд — не просто собака, он — член семьи. День Виктора Васильевича и Зольда начинается в шесть утра: они идут на прогулку в любую погоду. Потом завтракают и отправляются на работу, в областной суд. На работе у Зойда есть свое место: пока хозяин работает, он отдыхает. 

«Когда у меня только появилась собака-поводырь, мы не знали, куда деться — нас отовсюду выкидывали, потому что с животными вход запрещен, — рассказывает Виктор Суконкин. — Пришлось доказывать, что мы имеем на это право. Теперь нас пускают везде».

Когда тебя не понимают

Агрессивная окружающая среда — самая злободневная тема у инвалидов: и незрячих, и колясочников. Те, кто не может ходить, зачастую даже не способны выбраться из дома, а если и выберутся, то поход в аптеку или продуктовый магазин может обернуться танталовыми муками. Незрячим в этом плане чуть легче, однако, их передвижения по городу тоже сильно затруднены: не все светофоры оборудованы сигнальными устройствами, а с общественным транспортом так вообще беда. Мало того, что забраться в троллейбус слепому довольно трудно, так иногда люди на остановке еще и не хотят отвечать, если спросить, какой номер подошел. 

8ec373ee3949680167f6387df7d649a7.jpg

«Люди часто нас не понимают, — говорит Вера Андриянова, обнимая свою слабовидящую дочку Катю. У обеих — слабое зрение с рождения. — Обычно столкновения происходят в магазинах, когда начинаешь спрашивать, а продавцов это раздражает. От этого испытываешь определенный дискомфорт».

Катя учится в спецшколе для слабовидящих детей и очень любит читать книги. Ее зрение — 10%, но оно позволяет видеть буквы и складывать их в слова. Вера и Катя — частые посетители областной библиотеки для слепых: говорят, здесь большой выбор интересных книг. Фонд библиотеки насчитывает 70 тысяч книг с рельефно-точечным шрифтом (система Брайля). А для детей здесь есть и вовсе уникальные книги серии «Волшебный карандаш». Веселые стихи, которые выразительно прочитает голос актера, если провести по ним специальным устройством, похожим на карандаш, вкупе с осязаемыми рельефными картинками позволяет детям сложить паззл воедино, рисуя картинки в своем воображении.

И даже во тьме найду свет

Среди незрячих ивановцев есть по-настоящему уникальные люди. Один из них — Сергей Белоголовцев, профессор ивановского политехнического университета. Сергею Дмитриевичу 70 лет, 60 из которых он полностью слепой. В десятилетнем возрасте с ним произошел несчастный случай: мальчик нечаянно выстрелил из отцовского ружья себе в лицо. 

«Как остался жив, не знаю. Даже врачи удивлялись. Но зрение потерял полностью», — говорит Сергей Дмитриевич.

По сей день у него в голове находится около 40 дробин: тогда врачи не стали удалять их и, тем самым, возможно, спасли мальчику жизнь.

8f45524e862e8a53d676573f6e36be26.jpg

Однако тяга и к жизни, и к знаниям у Сергея была непреодолимой. Родом он из деревушки в Пензенской области, мать и отец — глухонемые, сам — ослепший. Тем не менее, Сергей Белоголовцев окончил школу с золотой медалью и поступил в МГУ на механико-математический факультет. На пятом курсе он встретил свою будущую жену Лидию. Молодые поженились, а некоторое время спустя выпускников направили в ивановскую текстильную академию — преподавать. Теперь у них двое детей: сын — кандидат наук, дочь — доцент на кафедре высшей математики, которой заведует ее отец. Лидия Николаевна, у которой со зрением все в порядке, работает личным секретарем незрячего профессора. Что касается студентов, то они и помыслить не могут, чтобы списать на экзамене — ведь Сергей Дмитриевич спрашивает так, чтобы проверить математическую смекалку. Тут ни одна шпаргалка не поможет…

Профессор Белоголовцев написал свои собственные мемуары «Дорога жизни длиною в 70 лет», за что в 2010 году получил премию «Автор года». Писал о том, что в МГУ они с друзьями чувствовали себя диссидентами, о том, как незрячему работается преподавателем в вузе, о том, как ездил защищать Белый дом в 1991 году… В его книге — целая плеяда известных имен шестидесятников, стремление к знанию, к свету, к любви.

Елена Шакуто