Архив:

Поэт Светлана Алексич: «Безбарьерная среда – это радость быть принятой обществом»

В смысл стихов, начитанных вначале на диктофон, а позже старательно переписанных в простую общую тетрадь, вникаю уже не в первый раз. Аккуратно выведенные красивым почерком строчки заставляют думать о жизни. Читая их, проникаешься атмосферой доверия, раскрывающей душу почти до беззащитности. 

Автор Светлана Алексич с помощью нехитрого записывающего устройства и заботливых маминых рук уже много лет подряд делится своим поэтическим взглядом на мир. Хочется приоткрыть хотя бы одну сторону этой многогранной человеческой личности, рассказать, о чем мечтает человек, ограниченный в своих физических возможностях, но наделенный бесценным умением постигать искусство жизни чистым горячим сердцем и сильным побеждающим духом.

«Им не нужны сконфуженные лица – милостыня, жалость, утешения. Они, как будто изувеченные птицы, в душе они боятся только унижения…» Стихами Света начала думать с шестилетнего возраста – когда научилась читать. Вспоминая детство, свою тягу к поэтическому слогу девушка объясняет восхищением, которое испытывала, глядя на окружающую природу, а также огромной любовью к жизни. С первых стихотворных строчек начинаешь понимать, что это не просто ловкость ума, рифмующая всё увиденное. Это – поэзия, в которой напряжение и взрыв; всплеск и обретение формы, мощная душевная энергия в узах физической малоподвижности. Будучи совсем еще юной, Светлана с неподъемной для многих взрослых мудростью рассуждала: «…В них – Божий дух, хоть плоть их уязвима. Они невинны в том, и Бог невинен…» Тогда же трепетно мечтала: «…Уют души – не только лишь тепло, удобства, сытость. Уют души – где отчужденье и непригодность будут ими позабыты…»

– Моя мама из Беларуси, а папа родился и вырос в России, – рассказывает Светлана. – Я родилась в Орле. В шесть месяцев мне поставили диагноз – гиперкинетическая форма ДЦП. Понятно, что для родителей это было самое драматическое известие. Но тогда, по рассказам мамы, они даже минуты не колебались в решении быть со мной рядом. Я всегда чувствовала себя счастливым ребенком, потому что была любима. Мой отец – военный. Нам приходилось неоднократно менять место жительства. Для взрослых такие переезды связаны с бытовыми заботами, меня же в те детские годы эти перемены волновали лишь тем, сможем ли мы найти настоящих друзей. Самым ярким впечатлением по сей день остается время, проведенное на Дальнем Востоке. Мы жили в Уссурийске, затем в Амурской области, в Белогорске. Наши новые друзья, соседи, сослуживцы отца были лучшим примером отзывчивости. Они помогли мне рассмотреть в людях прекрасные качества. Тогда же я увидела, насколько красивым может быть окружающий мир и какой многогранной бывает жизнь. Мы общались, вместе активно отдыхали, и я не чувствовала себя ущемленной болезнью. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, мы переехали в Санкт-Петербург. Здесь у меня появилось много друзей – ровесников. Однажды со своей лучшей подругой мы решили поставить новогодний мини-спектакль. Режиссером, сценаристом и автором текстов была я. Задача была выполнена, и наш спектакль прозвучал в стихах. Это было такое замечательное чувство – понимать, что ты можешь вложить себя в общее дело и принести пользу! Сегодня, когда слышу или читаю о безбарьерной среде, сразу вспоминаю то время. Я думаю, кроме обустройства нужной инфраструктуры, очень важно, чтобы такая же безбарьерная среда появилась в сердцах людей. Это поможет принять нас такими, какие мы есть, увидеть все наши возможности. Ведь безбарьерная среда – это еще и радость быть принятой обществом и чувствовать себя равной.

В восемнадцать лет Светлана вместе с мамой переселились в Беларусь. Тяжелая форма ее болезни диктует необходимость медикаментозной поддержки и периодической реабилитации. Комплекс своевременных мер позволял девушке обходиться без инвалидного кресла – она могла ходить, держась за мамину руку. Однажды даже решилась на самостоятельную прогулку в ходунках. Опираясь о стены, выбралась из квартиры, дошла до лифта, спустилась на первый этаж, вышла во двор и… упала.

– Да, для мамы это был шок, а для меня настоящая победа, – улыбаясь, вспоминает моя собеседница.

Случайное воспаление легких и противопоказанное лекарство осложнили состояние ее здоровья на долгие годы, спровоцировав повышенный мышечный тонус. Это обстоятельство усадило веселую и общительную девушку в инвалидное кресло, а со временем и закрыло ее в четырех стенах. С тех пор столь необходимую, но дорогостоящую реабилитацию на дому Светлана не может себе позволить. Но все же продолжает бороться и делает это с неиссякаемым упорством и оптимизмом. Она не представляет себя сломленной трудными жизненными обстоятельствами.

– Знаешь, мама на всю жизнь стала моими руками и ногами, – говорит девушка. – Я это ценю безмерно. Удручает лишь то, что сегодня не могу оказать ей помощь и хоть как-то облегчить груз забот. Было время, когда написанием стихов у меня получалось заработать небольшие деньги. Это пополнило наш семейный бюджет, но больше поддержало маму морально. Да, это моя огромная мечта и потребность – быть полезной. Думаю, что об этом мечтает каждый, кто находится в похожем положении. Сегодня мне очень хочется найти применение себе.

Моя общительная собеседница весьма эрудированна и умна. Говорит, что учеба всегда была ее страстью. Девушка не расстается с книгой, самообразование для нее – способ развиваться интеллектуально. Психология, медицина, художественная и научно-популярная литература… Как-то смущенно признается, что зачитывается произведениями Петрарки и Шиллера, Лермонтова и Пушкина. Любит перечитывать раннего Маяковского, увлечена поэзией Эдуарда Асадова.

Девушка ежедневно старается быть в курсе событий, происходящих в мире.

– Читая новости, понимаю, что есть и жестокая сторона жизни – война. Это глобальное проявление человеческого эгоизма. Эгоизм делает людей несчастными. Война отбирает жизни и превращает здоровых людей в инвалидов, – делится переживаниями моя визави.

– Что для тебя счастье?

– Это умение жить в согласии с собой и с людьми. Для себя я ставлю дополнительные условия счастья, возможно, они универсальны: умение благодарить жизнь за то, что у тебя есть, смелость и открытость в общении с друзьями, незацикленность на своих ограничениях. Забывая, что болею, я начинаю успешно делать то, что казалось невозможным. Счастье для меня – возможность реализации. Счастье – это моя привязанность к родине и гордость за нее. Может быть, покажется странным, но я чувствую себя россиянкой и белоруской одновременно. Счастье – это быть хоть чуточку причастной к жизни моей родной земли.

– О чем ты мечтаешь?

– Наверное, лучше сказать, чего я хочу. Хочу общаться, хочу сохранить дружбу с людьми, которые мне дороги, хочу быть востребованной. Чего еще я хочу? Улучшить свое физическое здоровье, то есть того же, чего хочет всякий болеющий человек.

Есть люди, притягивающие к себе неким особым внутренним благородством. Они отличаются искренностью, вместе с тем имея внутренний запрет на жалобы – даже в намеках. Возможно, некоторые действия Светлане даются труднее, но об этом знает только она сама. Она непременно преодолеет преграду, главное, чтобы рядом были чуткие и понимающие люди. Об источнике ее внутренней силы подсказывают лишь строки стихов: «Дыхание молитвы – прогонит тучи прочь. Звучание молитвы – озарит любую ночь...» Открытость моей собеседницы и ее склонность к размышлениям на вечные темы рождают чувство взаимности. Человек, имеющий всё, чтобы стать для нуждающегося поддержкой, и отказывающий себе в этом благородном деянии, легко может превратиться в личность с ограниченными душевными возможностями. Также подумалось, что людям, более остальных закрытым в четырех стенах своих жилищ, обязательно нужна безбарьерная информационная среда. Определенно у них есть о чем поведать современному миру.

Лилия Пристромская

Источник: Вечерний Брест

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ