Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Дорога без порога. Проблемы инвалидов не могут решиться только деньгами

Для инвалида переступить психологический барьер, выйти на улицу, стать активным членом общества очень сложно. Двух друзей – Алексея Ли и Фёдора Ризинчука – часто можно встретить в тверском городском саду. Оба они – колясочники. Невозможность ходить – страшный удар, не ставший для них приговором. Оба приспособились к новой жизни. Сейчас они снова доброжелательные и открытые люди, для которых улица уже не так страшна.

Идем от стадиона «Химик» к городскому саду. Пешеходный переход от стадиона к территории Путевого дворца – первое препятствие. У спортсмена Фёдора сильные руки, он легко перекатывается через бордюр, а Алексею нужно помогать.  На таких бордюрах (а для колясочника уклон бордюра не должен превышать четыре градуса) Алексей без помощи просто переворачивается и падает. «Зебра» ведет, по словам ребят, «в никуда». Здоровому человеку сложно понять, что высокий поребрик – это для колясочника тупик. Не имея возможности заехать на тротуар, они вынуждены двигаться по проезжей части, пока не найдут подходящий въезд. Насколько это опасно, говорить не стоит.

– Даже для здоровых людей, для мам с колясками это очень сложно, а что говорить про нас, – вздыхает Фёдор. – А вот этот переход я очень люблю…

Сложно понять вот такую любовь к переходам, где нет риска перевернуться. Но заметно, что, когда для ребят открывается доступная дорога, без рытвин, ям и высоких бордюров, они почти счастливы.

Эксперименты и выводы

Нужно понимать простую вещь. Не все, что делается для инвалидов, делается в рамках реализации программы «Доступная среда». Как и то, что проблемы, существующие сейчас, эта программа зачастую решить не может.

Федеральная программа действует с 2011 года, и в течение двух лет на площадках трех субъектов: Татарстана, Тверской и Саратовской областей – этот проект апробировался. С 2013 года уже все субъекты РФ  могли участвовать в этой программе.

В 2013 году Тверская область по «Доступной среде» взяла паузу, и, как подчеркивает министр социальной защиты населения Тверской области Елена Хохлова, тайм­аут был взят для того, чтобы осмыслить результаты пилотного проекта.

– Совместно с коллегами из отраслей, общественностью и муниципалитетами мы попытались взвешенно подойти к отбору объектов и составлению плана мероприятий, – подчеркивает Елена Вячеславовна. – Участие региона в пилотном проекте дало возможность проделать колоссальную работу. За год было адаптировано для нужд инвалидов 118 объектов, наиболее востребованных жителями: областная клиническая и областная детская больницы, областная поликлиника, областная библиотека им. А.М. Горького, областная библиотека для слепых, театры и многое другое.

В декабре прошлого года была принята региональная программа «Доступная среда» на 2014–2015 годы». В соответствии с требованиями государственной программы, мероприятия по созданию доступной среды должны осуществляться в отраслях образования, здравоохранения, культуры, физкультуры и спорта, социальной защиты, транспорта, информации и связи.

Но программа не затрагивает сферы жилищно­коммунального хозяйства, а именно проблемы адаптации жилого фонда к нуждам инвалидов. Это, кстати, главная и первая проблема для инвалидов. Невозможность выйти из дома делает многих людей узниками собственных квартир.

Пороги дома своего

– Вы обратили внимание, как мало на улице тех же колясочников? Это потому, что главный барьер для них – порог их дома – говорит Фёдор. – Старые лифты имеют ширину прохода 64 сантиметра, стандартная коляска в ширину – 65 сантиметров.

У Валентины Беляковой, почетного гражданина города Твери, коляска подремонтирована так, чтобы влезала в лифт, но все равно Валентина Васильевна на улице гость не частый.

– Как мы радуемся, когда видим белый свет, когда светит солнце, – говорит она. – Для нас отдых на улице – это почти праздник.

Проблема очень существенная, и «Доступная среда» тут не может помочь, хотя многие, не читая программы, за это ее критикуют. Главная идеология программы – адаптировать социальные объекты, обеспечить доступ людей с ограниченными возможностями в учреждения, предоставляющие государственные услуги, адаптировать транспортную инфраструктуру. Многоквартирный дом в эту категорию никак не подпадает. Специалисты разных уровней вместе с общественностью обсуждают этот вопрос, но решения, которое лежало бы на поверхности, увы, нет.

– Сегодня жилой фонд в России – это в большинстве своем частная собственность, – объясняет Елена Хохлова. – Чтобы его адаптировать, необходимо решение отнюдь не на региональном уровне. И вкладывать государственные деньги в развитие частной собственности запрещает законодательство. Даже если теоретически рассматривать вопрос в русле принятия отдельной государственной программы, надо понимать, что все равно обязательным условием участия в ней будет софинансирование собственниками.

Выход из ситуации есть, он адресный. Сейчас у многих инвалидов в их подъездах предусмотрены пандусы и подъемники. Это заслуга общественников, родных, соседей и социальных служб. Так, Фёдору в Андреаполе дали квартиру на первом этаже с оборудованным выходом на улицу, сослуживцы подарили ему машину, у Алексея решается вопрос с устройством подъемника в квартиру.

Но чаще проблема затворничества – психологическая.

– Люди десятками лет сидят дома, – говорит Фёдор. – Они не знают, что есть общественные организации инвалидов, доступные театры, библиотеки, дома культуры. Они не мыслят появляться в обществе, им кажется, что на них станут показывать пальцем и оглядываться. Но это не так. Кстати, первое, что мы сделали с Лёшей, познакомившись, – создали свою группу в «Одноклассниках». Она называется «Инвалиды­колясочники Твери и Тверской области». Мы общаемся, делимся впечатлениями и наблюдениями, помогаем друг другу советами.

Бизнес­человечность

Отношение к инвалидам действительно меняется, но медленно. И отношение это не столько в реакции прохожих, не всегда готовых помочь, сколько в безответственном отношении бизнеса и некоторых чиновников.

– В аптеке на остановке «Вагонзавод» хороший пандус. Заезжаешь, а там еще три ступеньки вниз. Спрашивается, зачем? – вопрошает председатель Тверской областной общественной организации инвалидов­колясочников «Кристалл» Галина Буракова.

Она таких примеров может привести сотни. Бухгалтер «Кристалла» Галина Журавлёва круглый год «путешествует» на своей коляске по инстанциям. У нее свой черный список, и одной из первых в нем значится областная налоговая инспекция.

Галину Журавлёву знают уже все водители автобусов и троллейбусов. И она их знает поименно. Большинству водителей руководство «Кристалла» передает низкий поклон за помощь, хотя есть и такие водители, которые не ждут «медленного» инвалида и уезжают.

Все же добрых людей больше. Это формула именно для инвалидов – самая объективная. Именно они концентрируют на себе или доброту, или хамство. О последнем стараются не говорить. Для них хамство – это когда невозможно попасть туда, куда здоровые люди идут без труда, даже не замечая препятствий. Например, железнодорожный вокзал в Твери вообще не адаптирован для инвалидов, как и железнодорожная инфраструктура в большинстве своем.

Хамство – оно не в словах. Не каждый имеет смелость оскорбить неходячего, но вот оставить свою машину на парковке для инвалидов – пожалуйста. Сделать крутой пандус из скользкого материала без поручней, упереть пандус в бордюр, сделать его узким… Перечислять можно долго. Что говорить, если при реализации «Доступной среды» в рамках пилотного проекта в Твери здоровые люди жаловались на «говорящие» пешеходные переходы для слабовидящих. Они им мешали спать. Множество претензий привело к тому, что сегодня редко где в Твери встретишь звуковые сигналы для слепых на перекрестках. Зато здоровые люди спят спокойно.

– Важно человеческое отношение к инвалидам, – говорит Елена Хохлова. – Пока любой руководитель, сотрудник, обычный прохожий не будут действовать по принципу «поступай с людьми так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой», ничего не изменится. Люди не задумываются о том, что с ними может произойти такая же беда, когда они или их дети окажутся, не дай Бог, в инвалидной коляске.

Поэтому нам очень мало одной «Доступной среды», какой бы замечательной она ни была, мало нового низкопольного транспорта и всех тех технологий, которые сегодня во всем мире создаются и внедряются для инвалидов. Мало, потому что в нашей стране все это утыкается в «человеческий фактор», который никакими государственными программами не изменить. Как заставить различные ведомства взаимодействовать между собой так, чтобы там, где кончается компетенция одних и начинается сфера других, инвалид проходил беспрепятственно?

Благодаря программе «Доступная среда» инвалид может передвигаться на общественном транспорте, оборудованном съемными платформами. Разве не благо? Такой автобус удобно довез Алексея Ли до микрорайона Южный, высадив его с удобствами на остановочный островок, поднятый со всех сторон над основной дорогой на двадцать сантиметров. Масштабный ремонт дорог, который продолжается в Твери, не предусматривает обустройство съездов для инвалидов­колясочников. На это не нужно денег, нужно просто перевернуть и закатать в асфальт два бордюрных камня. Ну а зимой инвалиду лучше вообще не высовываться из квартиры.

Вопрос переходит в сферу философии, где и заканчивается. На этом фоне существуют оправданные опасения, что, когда в 2015 году «Доступная среда» «перепрофилируется» в комплекс мер не по адаптации, а уже по реабилитации инвалидов, все актуальные разговоры о доступности могут сойти на нет. Сегодня пока об инвалидах и их социализации говорят много: когда триумф паралимпийской сборной России на последней Паралимпиаде заставил говорить об этой категории с гордостью, заинтересованность есть. А потом? Как поведет себя общество, сохранится ли социально ответственный бизнес? Вопрос открытый.

Сами инвалиды смотрят в будущее с оптимизмом.

– Мы часто хотим, чтобы у нас было все и сразу, – говорит Галина Буракова. – Но так не бывает. Мы видим, что сегодня многое меняется в лучшую сторону, еще несколько лет назад не было вообще ничего.

Нужно отметить, что сегодня инвалиды работают с властью самым тесным образом. Стоит отметить эффективную работу координационного совета при Правительстве Тверской области, состоящего на 75% из представителей общественных организаций инвалидов.

– Без их участия мы не принимаем никаких решений, – подчеркивает министр Елена Хохлова. – Это принцип, заложенный конвенцией, и он очень четко работает на территории региона: «Ничего для нас без нас».

Оптимизма прибавляет и тот факт, что с будущего года софинансирование региональной программы «Доступная среда» изменится. Теперь будет больше федеральной доли и меньше консолидированного бюджета. Но не все упирается в деньги. Важно, чтобы на пути людей с ограниченными возможностями опускались барьеры психологические. Бордюры – не самое главное. Как говорит Фёдор, наши инвалиды самые сильные в мире именно потому, что для них все это время не было никаких условий. Главное, чтобы люди понимали: мы все равны и ни от чего в этой жизни не застрахованы.

Объем финансирования по программе «Доступная среда» на 2014 г.

Общий объем на 2014 г. – 70 млн руб., в том числе:

  • федеральный бюджет – 35 миллионов
  • консолидированный бюджет Тверской области:

– областной бюджет – 30 млн 750 тыс. руб.

– бюджеты муниципалитетов – 4 млн 250 тыс. руб.

Немного статистики

Численность инвалидов в Тверской области

на 1 января 2014 г. составляет 119577 человек,

из них:

  • дети­инвалиды – 4809 человек
  • инвалиды по зрению – 5,5 тысячи человек
  • инвалиды по слуху – 4 тысячи человек
  • инвалиды­колясочники –1206 человек

Александр Дылевский