Архив:

Светлана Баталова: «Танцую даже во сне»

— Ча-ча-ча, два, три, — командует Светлана Баталова, — ча-ча-ча, два, три! Пары двигаются ловко и слаженно. Девушки легки и грациозны, мужчины ведут их сильно, уверенно. Так бы и смотрел, не отрываясь! Это чудо — ансамбль «Калейдоскоп», которому исполнилось 12 лет. А танцуют в нем… слабовидящие и слепые. Смотришь на них и ловишь себя на мысли: «Этого не может быть!» Ещё как может.

Плохое зрение — плюс в работе

Родилась Света Баталова в городе Ирбит Свердловской области. Танцевала с шести лет, занималась народными танцами. С детства была близорукой. Окончила восьмилетку, три года обучалась в медучилище. Потом семь лет работала медицинской сестрой в детском саду.

Жизнь не раз испытывала ее на прочность. После одной из перенесенных трагедий, когда на ее глазах погиб сын, у молодой женщины развился диабет. Последствия сказались на зрении, оно стало падать. Сейчас у Светланы остаточное зрение, вторая группа инвалидности. Когда пришла на ВТЭК (врачебно-трудовую экспертную медицинскую комиссию), ей посоветовали встать на учет в обществе слепых. В тюменской организации ВОС ее спросили, что она умеет делать. Ответила:

— Стихи хорошо читаю, танцевать умею!

— Может быть, возьмешь несколько человек и будешь преподавать им танцы?

Согласилась. Начали заниматься. Однажды попробовали станцевать на празднике… Всем понравилось, им самим тоже. Потихоньку стало получаться.

Задача была непростая — вытащить слабовидящих и даже слепых людей из дома, найти для них интересное дело. Со временем оказалось, что они буквально заразились танцами. Вначале Светлана обучала их народным танцам, потом — бальным, которые чаще всего исполняются в контакте, так легче для слабовидящих.

— То, что у меня плохое зрение — это… плюс в моей работе тренера по танцам, отношениях с ребятами, — уверена Светлана. — Я понимаю, что они видят, чего не видят, что именно чувствуют.

Все краски «Калейдоскопа»

Но каким же образом можно достичь легкости и уверенности? При обучении танцам слабовидящих и слепых есть методика «руками на столе» — так отрабатываются сначала все движения. Правая рука — это модель правой ноги, левая — левой ноги. Тренер просто берет ученика за руку и показывает: вперед-назад, влево-вправо. Сделали, запомнили. Потом уже ногами. Конечно, долгая работа, но иначе не получится.

— У нас сложились ассоциации с каждым движением, — делится Светлана. — Например, девочки, встали, как куколки, мальчики — солдатики. Когда учили танец сиртаки, я им объясняла: сейчас мячик пнули! И это движение стало у нас называться «футбол».

В ансамбле «Калейдоскоп» самому младшему, Саше, 26 лет. Остальные все в возрасте за 40. Но она ласково называет их: мои девочки и мальчики. Если словами передать рисунок танца не удается, просто кладет руки человека на свои плечи и показывает, например, как это: вибрация всего тела. Чтобы было слаженно и красиво, надо повторять движения снова и снова.

— У них не шестое чувство, а даже не знаю, какое развивается! — говорит Светлана. — Они во сне видят, что делают. Петр говорит: «Я вышел вальс танцевать, вижу, что моя партнерша в длинном легком платье, а я во фраке. И мы танцуем во дворце в Петербурге». Вот какое у них воображение! Они двигаются и словно наблюдают за собой со стороны. Хотя он мог видеть только в детстве и уже цвета забывает…

В обществе слепых есть небольшое помещение, где и занимались танцами. Но однажды ребята пришли в прекрасный зал клуба «Вдохновение», и им здесь очень понравилось: просторно — не споткнешься, не упадешь. Как говорится, к хорошему быстро привыкаешь. Директор клуба Надежда Дерябина пошла навстречу, теперь «Калейдоскоп» тренируется там постоянно.

Самое интересное, что Светлану, как преподавателя, заметили и дали ей для занятий зрячих людей. Сейчас она обучает танцам группу новичков и группу пенсионеров. Кроме этого, она прекрасный ведущий, отлично рассказывает сказки, с душой проводит вечера клуба «Ретро».

— Светлану Валерьевну отличает умение работать с людьми, — говорит Надежда Николаевна. — Ее внутреннее состояние — это желание научить других, поделиться, отдать им свои знания и умения, что дано далеко не каждому. Иной сам хорошо танцует, а преподавать не может. Нужно огромное терпение. Светлана действует где-то мягко, где-то с нажимом. Она умница, обаятельная, душевная, улыбчивая. И я ни разу не слышала от нее жалоб на здоровье.

Планы и мечты

Сейчас в ансамбле «Калейдоскоп» занимаются четыре пары, танцуют в зале два раза в неделю. А пара Петр Черепанов и Наталья Фундак (муж с женой) тренируются еще и у молодых педагогов, чтобы выйти на более профессиональный уровень. Светлана готова рассказывать о своих учениках бесконечно:

— Знаете, какие это творческие, разносторонние люди! Татьяна Семенова — руководитель кружка эрудитов, участвует в конкурсах КИСИ — клуба интеллектуального современного искусства, в «Брейн-ринге». Умница такая! Петр — музыкант, играет на гитаре и пишет песни. А Виктор Кряжев — спортсмен, играет в игру для слепых голбол. Любовь Васильева вообще  паралимпийская чемпионка по биатлону. Пришла к нам танцевать, прекрасно влилась в коллектив. Сейчас в ансамбле «Калейдоскоп» трое мужчин — тотально слепые, даже не различают день и ночь. К ним в пару ставлю тех, у кого есть остаточное зрение.

Достижения у наших героев очень серьезные. В 2012 году «Калейдоскоп» занял первое место на Всероссийском фестивале ВОС «Танцевальные узоры», что проходил в столице. Обошли даже москвичей, чем вызвали их изумление. Петр и Наталья были там в личном первенстве вторыми. Сама Светлана выступала с Виктором Кряжевым, они стали третьими.

— Слепые люди, как дети, — рассуждает Светлана. — В чем-то они беззащитные. И, как дети, больше верят в хорошее. Зрячий, бывает, сетует на жизнь: у меня это не получается, то не выходит! А вы посмотрите, что слепые-то делают! Говорят, они — люди с ограниченными возможностями. Неправильно. Они с неограниченными возможностями! Идут вперед наперекор своим недугам.

— Что для вас танец? — спрашиваю у своей собеседницы.

— Это жизнь! — не раздумывая, отвечает Светлана. — Даже когда ложусь спать, я мысленно танцую, просыпаюсь — опять танцую. Если бы я не занималась танцами, меня бы уже не было на свете… Когда 19 лет назад заболела диабетом, у меня была группа знакомых — 10 человек. Периодически мы встречались в больницах, когда лежали там. Да и просто перезванивались. Так вот, из этих десяти человек в живых осталась только я, остальные все ушли. Меня спасли танцы. У меня одно время очень болели ноги — я вообще почти не могла ходить. Занималась танцами через силу, но постепенно стало лучше.

— Планов много?

Конечно! Я столько хочу сделать! И один танец поставить, и другой. Услышу музыку, а в голове уже складываются образы: тут будет такое движение, а там такое… У нас есть девиз: все проблемы остаются за порогом зала. Жизнь устроена так: не познав плохого, мы не изведаем хорошее. Надо радоваться тому, что есть.

— О чем мечтаете?

— Хороший костюм стоит пятьдесят тысяч… Мечтаю сшить для своих ребят-танцоров шикарные наряды, которые пока нам не по карману. Я так хочу, чтобы мои девочки испытали счастье надеть прекрасные платья!

По инициативе координатора проекта партии «Единая Россия» «Равные возможности» Владимира Зимнева, депутата Тюменской областной Думы, был проведён опрос общественного мнения. На вопрос «изменилось ли отношение общества к инвалидам за последние 10 лет?» здоровые люди ответили так: «улучшилось» — 66 процентов, «ухудшилось» — около восьми процентов, «не изменилось» — 26 процентов. Тот же самый вопрос был задан инвалидам, и здесь картина другая. 44 процента считают, что отношение к ним улучшилось, больше 10 процентов — что ухудшилось, почти 45 процентов — что не изменилось. Есть над чем задуматься: либо мы недостаточно работаем для того, чтобы людям с ограниченными возможностями жилось лучше, либо плохо информируем их о происходящих изменениях.

Татьяна Потёмкина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ