Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Жизнь после обрыва

Координатор проекта общественной организации инвалидов «Центр независимой жизни» в Тольятти уверена, что доступная среда — это когда все можешь сделать без посторонней помощи.

Нина Валентиновна не всегда была инвалидом-колясочником. С тех пор как она перестала ходить и оказалась по другую сторону общества, прошло уже 20 лет. Сейчас ей уже не так больно вспоминать случившееся — время лечит. Но в том, что боли становится меньше, заслуга не только времени. 20 лет назад Нина Валентиновна начала новую жизнь, сумев даже свое несчастье поставить на службу людям. 

Тогда, в 1993 году, 43-летняя Нина Жаплова трудилась в школе № 43. Учитель русского языка и литературы, в то время она решила сменить профессию и стать школьным психологом. Причина этого — трое детей, которым Нина Валентиновна не успевала уделять столько внимания, сколько хотела. Ведь труд педагога продолжается порой до позднего вечера, когда после дня, отработанного в школе, учитель проверяет дома тетради и готовится к занятиям. 

Для получения новой профессии Нина Жаплова проходила курсы, а параллельно заменяла коллегу, учителя русского языка и литературы, и занималась с несколькими детьми на дому. И вот однажды, погрузившись в раздумья, Нина Жаплова шла заниматься на дому с ученицей, получившей травму позвоночника. Увлекшись мыслями о том, что ученице нужно рассказать про «Обрыв» Гончарова, Нина Валентиновна не заметила, как шагнула на проезжую часть проспекта Степана Разина. В этот момент ее сбила машина. 

— После этого сразу все изменилось, — вспоминает Нина Валентиновна. — Я лежала дома, а моя младшая дочка все время спрашивала, когда я встану, чтобы приготовить еду. Благо помогала мама. Я была полностью парализована. 

Мужу Нины Валентиновны Евгению Жаплову, известному тольяттинскому журналисту, рассказали о Сергее Дьячкове — инвалиде с детства, человеке с активной жизненной позицией. Именно он помог приобрести Нине Жапловой инвалидную коляску. Раньше, по ее словам, с этим были проблемы, нужно было стоять в огромных очередях. С помощью Дьячкова в доме, где жила Нина Валентиновна, поставили пандус. А когда у нее возникали вопросы, она знала, что всегда может позвонить этому человеку и проконсультироваться с ним. 

Восстановиться Нине Жапловой помогли в центре «Преодоление». Тогда, вспоминает наша героиня, он был еще общественной организацией.

— Со мной занимались по системе Дикуля, дали активную коляску. Я также прошла сборы активной реабилитации. Это очень хорошая система, которая позволяет людям, попавшим в подобную ситуацию, обмениваться друг с другом проблемами, находить пути решения. Нас учили, как решать бытовые и гигиенические вопросы. Говорили о сексе. Ведь жизнь не останавливается на этом.

Вместе подопечные «Преодоления» ездили в детские лагеря, выступали на площадках перед детьми — пытались оградить их от травматизма. Ведь дети лучше воспринимают подобную информацию, когда она исходит из уст инвалида. Нина Жаплова рассказывала ребятам, что ее сбила машина именно потому, что она была невнимательна на дороге.

Общественная работа помогла Нине Жапловой вернуться к нормальной жизни, не замыкаясь в себе и в закрытом пространстве. Частенько, отмечает Нина Валентиновна, семья инвалида считает, что ему лучше дома: элементарные потребности удовлетворены — и сиди себе у окошка. 

Впервые работать с колясочниками в «Преодолении» начали именно в то время. Нужно было обеспечивать поездки, помогать выходить из дома, устанавливать пандусы.

— Об этом раньше практически не говорили, и важно, что инициатива исходила именно от нас, — говорит Нина Валентиновна. — Можно сказать, что вся эта работа начиналась в Самарской области именно с Тольятти. Нас приглашали на конференции, где мы рассказывали о своих потребностях. Начинали, конечно, с того, что нужны доступная среда, транспорт, работа, техническая помощь. Меня приглашали в самарский университет, где готовили социальных работников, на курсы повышения квалификации. Ведь люди, которые пришли учиться на такую профессию и до этого не имели опыта общения с инвалидами, не могут нас понять. Им кажется, что колясочнику нужно помочь купить продукты, искупаться, пол помыть. Однако кроме этого нужно еще очень, очень много всего.

…Сегодня ситуация изменилась: появились специальные устройства для того, чтобы облегчить человеку быт: ножи, отвертки, световые будильники и даже приспособление для надевания чулок. В школах внедряется инклюзивное образование, в учреждениях устанавливаются подъемные устройства на этажи, специальные лифты, пандусы. Впрочем, в Тольятти таких учреждений мало, а о специальных устройствах для инвалидов не говорят. По мнению Нины Жапловой, спустя 20 лет работы по организации доступной среды для инвалидов в городе практически ничего не изменилось.

— Сейчас много уделяют внимания установке пандусов возле зданий и сооружений, но за последние два года в жилые дома не было поставлено ни одного пандуса. Какой смысл ставить пандусы у общественных зданий, если человек не может выйти из дома?! — говорит Нина Валентиновна. — К тому же кроме пандусов сейчас есть много других приспособлений. Это и площадки, и подъемы на электрическом приводе. В Москве в каждом жилом доме сразу делают пандус и подъемник, если есть ступеньки к лифту, а у нас про это вообще не говорят, потому что это дорого. Пандус получается дешевле. Лучше, рассуждают власти, сделать на эти деньги несколько пандусов. Но он не всегда решает проблему. Их и ставят неграмотно, не ориентируясь на возможности инвалидов. Например, устанавливают очень крутые или делают швейлеры (металлические балки), куда не помещаются колеса инвалидного кресла. Бывает также, что заливают бетоном, а посередине делают ступеньки. Для чего?! Ведь по ровной площадке удобнее катиться. Все это бестолково. Только средства растрачиваются, — рассказала Нина Жаплова.

Еще одна проблема — транспорт. В начале 2000-х общественники организовывали серию митингов, посвященную доступности транспорта для инвалидов-колясочников.

— Тогда нам обещали, что пустят для нас специальный троллейбус, — вспоминает Нина Валентиновна. — Сейчас город закупает автобусы с площадками для инвалидных колясок или откидным устройством. Но для того чтобы сесть, нужно время, а водители передвигаются по графику. Ждать, когда инвалид зайдет в транспорт, им некогда. В других регионах, к примеру, ездит специальный транспорт — красные автобусы и троллейбусы, с другим графиком. Водитель может выйти из салона, помочь инвалиду подняться, спуститься, то есть уделяет больше внимания.

Несмотря на то что в Тольятти закупают низкопольные автобусы, Нина Жаплова не вспомнила ни одного инвалида-колясочника, который бы пользовался общественным транспортом.

— У нас есть один активный инвалид-колясочник, который ездит на троллейбусе на работу каждый день, — говорит она. — Он просто умеет попросить. Ему помогают люди. Он и в магазин «Русь» сам ездил на коляске. Правда, один раз его задело машиной — какой-то лихач его не заметил. Коляску перевернуло, ему оторвало палец. Ему затем покупали новую коляску и возмещали моральный ущерб. Такие ребята есть, но это исключение. А ведь доступная среда — это когда инвалид может все сделать без посторонней помощи: сесть на общественный транспорт, попасть в магазин и так далее. 

Сама Нина Валентиновна старается не прибегать к помощи детей и внуков. На кухне у нее специальные приспособления, а для того чтобы доставать продукты из шкафов или холодильника, имеется специальная палочка — активный захват.

— Адаптация человека начинается только тогда, когда он сам начинает что-то делать, — уверена она. 

В Центре примеров успешной адаптации много. Нина Валентиновна рассказала о семейной пара, где жене ампутировали ноги. Ее здоровый муж рядом с ней более 10 лет и носит жену в прямом смысле на руках. А руководитель общественной организации Людмила Круговая, будучи инвалидом с детства, при поддержке Нины Жапловой стала вести активный образ жизни, добиваться установки пандусов в городе, участвовать в семинарах. Женщина получила высшее образование. С будущим мужем она познакомилась через Интернет. Поначалу они общались дистанционно, но когда мужчина сообщил, что готов приехать в Тольятти, Людмила стала отговаривать его и призналась, что инвалид. Мужчина все равно приехал, и совсем скоро была сыграна свадьба. Сейчас у Людмилы растет сынишка. Она ждет второго ребенка. 

Справка 

«Центр независимой жизни» был создан в 2000 году. В общественной организации инвалиды работают для инвалидов: ведут просветительскую деятельность, оказывают социально значимые услуги для инвалидов и членов их семей, реализуют проекты, направленные на вовлечение молодых людей с инвалидностью в активное участие в общественной жизни и отстаивание своих прав на доступное общество. Именно членами организации были разработаны комплексные программы «Город равных возможностей», «Дети-инвалиды» — с максимальным использованием возможностей социального партнерства и добровольчества. Члены общественной организации проводили в ТГУ на строительном факультете семинар для того, чтобы будущие строители понимали потребности инвалидов. 

В тему 

Территория желтого

В 2002-2003 годах с привлечением студентов члены организации проводили обследование инфраструктуры Автозаводского и Центрального районов: административных зданий, культурных учреждений, библиотек, театров. По его итогам составили карту, отмечая доступные для инвалидов учреждения зелеными флажками, условно доступные — желтыми, недоступные — красными. Красного цвет тогда получилось больше всего. Результаты исследования показали работникам сферы транспорта, социальной сферы, специалистам отрасли культуры. По итогам был выпущен справочник. Сейчас, отметила Нина Жаплова, ситуация изменилась. По ее словам, стало больше желтых флажков, то есть условно доступных для инвалидов мест. Однако это часто действительно условно: установленные пандусы ржавеют — ведь никто не подумал, что за ними нужен уход и ремонт. Проблема, по мнению Нины Жапловой, в том, что нет мобильности в работе. Мешает бюрократия. 

Юлия Староверова

Источник: Тольятти