Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Чертополох. Милосердие не входит в обязанности власти?

В Пермском крае очередь инвалидов, стоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, движется со скоростью черепахи. До финиша этой очереди доживают не все. Граждан, обиженных богом и судьбой, в России немало. Одни называют их инвалидами, другие – людьми с ограниченными возможностями. А для кого-то изломанные страшными болезнями соотечественники – не более чем балласт. Лишний. Ненужный. Раздражающий. 

Кунгур не одинок

Мир инвалида с рождения Назии Касимовой – это сжатое в несколько квадратных метров пространство убогого домишки. Передвигается она через боль, держась за табуретку. Возле кровати личный туалет – сколоченный из досок закуток. 

Женщине – 55. Дом чуть старше. Дважды он тонул в наводнении. Скособочился. Потолочные балки держатся на честном слове и плечах черной от копоти печи. Одним словом, такой же инвалид, как его несчастная хозяйка. Кто кого переживет – не знает никто. 

Ни кунгурские чиновники, поставившие дому износ в 72%. Ни сама Назия Айваровна, отчаявшаяся получить так называемый сертификат на улучшение жилищных условий. Ни ее родной брат, вынужденный после смерти родителей делить кров с больной сестрой. 

- Я не очень понимаю, что такое сертификат на приобретение жилья, – признается Альберт Назимов. –  Ну, дадут его сестре. Ну, переведут на ее имя около 600 тысяч. На них только такую же развалюху и купишь. А дальше что? Как долго без ухода близких протянет абсолютно беспомощный человек? 

Этот вопрос волнует всех, кто ухаживает за родственниками, не способными справить самостоятельно элементарную нужду. 

Есть и другие странности в заботе государства о своих инвалидах. 

Та же Назия Касимова в очереди за жилищной милостью без малого 30 лет. Сначала ждала квадратные метры. Не дождалась. Потом кому-то очень умному пришла в голову идея заменить гарантированные благоустроенные метры деньгами. 

А чтобы граждане инвалиды не расслаблялись, средства из федерального  бюджета выжимаются по капле. Как вода из камня. Кунгур, например, получает всего один сертификат в год. 

- Ох, не дождаться мне от нашей власти помощи, – с горечью говорит Назия Айваровна. – 30 лет стою на учете. Уже и жить устала. Да и жизнь это разве.  

В тесноте, да не в обиде

Как под копирку судьба другой кунгурячки – Галины Мельниковой. Ей 41 год. Половину из них живет надеждой получить от государства не квартиру, так хотя бы деньги на приобретение благоустроенной жилплощади. 

- Мы с мамой жили неподалеку. В хибаре. Все сыпалось, рушилось. А два года назад маму парализовало. Брат и взял нас к себе, – с трудом подбирает слова Галина Владимировна. – Спасибо ему. Такой груз на себя взвалил.

Искренняя благодарность родного человека дорогого стоит. Две больные женщины, одна из которых – инвалид с рождения, требуют к себе особого внимания и заботы. И – чего греха таить – создают неудобства. 

Главное неудобство для этой семьи – теснота. В доме всего две комнаты по десять метров. Впятером не разбежишься. Жилищный сертификат здесь ждут, как манну небесную. Старый дом продали, пусть и недорого. Если добавить 600 тысяч от государства, можно приобрести однокомнатную квартиру. 

- Сестра у меня – очередник с 20-летним  стажем. Сейчас она третья в списке. Но есть проблема: Галина прописана в доме, который уже продан. Если пропишу у себя, то ее могут просто бортануть, – не стесняется в выражениях брат. – Скажут: у вас новый дом. А что тесно, так кого это волнует. Сейчас думаем, как жить дальше. Обидно будет, если годы надежд и ожидания псу под хвост. А может, чиновники специально тянут резину? Помрет человек – и нет проблемы. 

Звучит дико. Особенно на фоне событий в Украине, когда главы регионов, городов и районов готовы встретить беженцев с распростертыми объятиями. 

Понятно, у людей беда. Им надо помочь. И срочно. А простые больные малоимущие жители России могут и подо-ждать. Но все ли дождутся? 

Лицом к лицу

На объятия власти не рассчитывает и Светлана Подгорных – мама ребенка с редким генетическим заболеванием. Не надеется она и на простое человеческое внимание к своим проблемам. 

- Мы, как семья, имеющая ребенка инвалида, состоим на учете с 2004 г., – рассказывает Светлана Николаевна. – В 2005 г. город дал нам комнату в общежитии. Мы ее приватизировали. И началась эпопея с обменами. В итоге шесть лет назад приобрели двухкомнатную квартиру в старом доме барачного типа, из бруса, 1947 г. постройки. Стены – труха. Зимой промерзают. Сырость. Сын постоянно болеет. Заработал астму. Кому я только не жаловалась. Даже Путину. Бесполезно. А первый зам. главы города Николай Пилипчук вообще сказал, мол, понаехали из деревни и ходят, просят. 

Понаехали – это, конечно, перебор. А в остальном история для Кунгура обычная. Город старый. Жилой фонд на 60% ветхий. Плюс карст. Трещат даже не очень возрастные здания. Денег на расселение жителей из аварийных домов нет. Чем может помочь местная власть? Разве что добрым словом. Но с этим как раз у нее дефицит. Побольше, чем с жильем. 

- За последние 12 лет город не построил ни одной муниципальной квартиры, – объясняет Николай Пилипчук. – А ветхих и аварийных домов столько, что на их расселение потребуется несколько годовых бюджетов. Что касается семьи Подгорных, то они действительно приехали из деревни. Мы пошли им навстречу. Выделили комнату в общежитии. Другой возможности помочь у нас нет. 

На нет и суда нет. Хотя один из сотрудников администрации посоветовал Светлане Николаевне обратиться в суд. Есть заключение комиссии о том, что износ дома составляет 78% и он непригоден для проживания малолетнего инвалида Александра Подгорных. Всем остальным жить в таком доме можно. 

Но есть ли у мамы 12-летнего инвалида силы на тяжбу? Впереди у Саши очередная операция в клинике Санкт-Петербурга. И семью больше волнует вопрос, где взять деньги на дорогу, проживание и т. д. Одна надежда на помощь добрых людей. 

Похоже, что и высокие чины, отщипывая от государственных щедрот крохи на инвалидов, держат в уме доброту наших граждан. 

По словам Татьяны Сивинцевой, нач. отдела по учету и распределению жилья администрации г. Кунгура, проблем с мерами соцподдержки очень много. И надо бы нашему государству повернуться лицом к людям, так нуждающимся в этих мерах. Когда доброе лицо государства увидит Саша Подгорный, посчитать не сложно. Он 31-й в очереди на сертификат. Умножайте.

Комментарий

Татьяна Сивинцева, нач. отдела по учету и распределению жилья администрации Кунгура:

- Семья Подгорных стоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Но перед ними еще 30 человек – лежачие, колясочники. Многие из них живут в гораздо худших условиях. Есть дети, прикованные к постели. Есть инвалиды, которых приходится кормить с ложечки. Это ужасно. Это очень страшно. 

Все они в соответствии с федеральным законом о социальной защите инвалидов имеют право на получение мер социальной поддержки. Субвенции поступают из федерального бюджета в Пермский край. И уже край выделяет сертификаты – по одному в год. И только в этом году Кунгуру дали два сертификата. 

Винить органы местного самоуправления в невнимании к инвалидам, конечно, проще всего. Мы ближе. Но реально на обеспечение инвалидов теми же сертификатами могут повлиять только федеральные органы власти. 

Вячеслав Бураков