Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Главное, что есть для кого жить!»

– Месть, злоба… Это все разрушает человека. А затаить обиду на долгие годы – как камень за пазухой носить. Он тянет. Себе же тяжелее, – так рассуждала Ирина, с неохотой вспоминая подробности происшедшей с ней трагедии…

Если б знать, как не упасть

В тринадцать девчоночьих лет Иришка шла по дороге в своем родном селе Протопопово. Еще несколько метров – и вот он, ее дом. И вдруг появился трактор с тележкой. Тележка громыхала и болталась. Девочка отбежала к обочине. И тележка туда же. Иришка снова побежала и…

…И случилось страшное: Ирина попала под колеса. По факту ЧП на сельской дороге было возбуждено уголовное дело. Началось расследование. Тот тракторист был навеселе. И вообще он должен был проследить, чтобы прицеп-тележка оказался закрепленным.

– Но мне ведь еще повезло. И вообще я, можно сказать, легко отделалась. Как видите, даже хожу. Дайте вашу руку, помогите мне, пожалуйста.

Я беру руку Ирины в свою. Ирина кажется невесомой: такая она хрупкая в свои 36 лет. Ее вполне можно принять за старшеклассницу, хотя у Ирины 13-летняя дочка.

В тот день, когда мы приехали в село, Настя была в отъезде. С родственницей девочка отдыхала в Хакасии.

– Я одна сейчас дома хозяйничаю. Ой, извините, мне же надо мультиварку отключить, – спохватилась Ирина и пошла уже без моей помощи на кухню. Правда, Ирина опиралась о стену, но это не бросалось в глаза.

– А где он, тот тракторист? – спрашиваю у нее.

– Живет в нашем селе, – спокойно говорит Ирина. – Я же сказала, что простила его и помиловала… Нет, мы не встречаемся. Я же не бегаю по селу, как в детстве. Я вообще редко выхожу на улицу. Не люблю костыли. Инвалидную коляску тоже не люблю. И муж мой, Виталий Ракитин, не на инвалидной коляске ездит, а на машине. Он и сейчас по делам уехал.

Ведь можно просто полюбить

С Виталием они познакомились в реабилитационном центре. И у него тоже была не врожденная, а приобретенная травма. Мальчишкой нырнул в пруд. Да так, что головой прямо о дно…

И у Виталия, как у Ирины, было немало операций, реабилитаций. Как и Ирина, он тоже стал учеником-надомником. Правда, потом еще и на водителя выучился. У нее же только 9 классов основной школы. Слышала, что в Новокузнецке есть специальное профтехучилище для людей с ограниченными возможностями. Приехала туда, и оказалось, что нет там таких профессий, которые бы были ей по силам. То есть по здоровью. Загрустила, конечно. Уж очень хотелось чем-то занять себя. И не вызывать жалость.

Но все, как говорится, относительно. В реабилитационном центре она столько всего насмотрелась и наслушалась, стольких знакомых обрела, чьи судьбы буквально потрясали, что своя собственная беда как-то отодвинулась. Ведь кто-то даже не мог встать, повернуться, самостоятельно обслужить себя. А она-то могла! Молодость, желание нравиться взяли свое: Ирина влюбилась!

– Ведь не обязательно полюбить человека за что-то. Можно просто полюбить. Просто потому, что он один такой, – объясняет Ирина.

Все у них было с Виталием: свадьба, белое платье невесты с фатой и нарядный костюм жениха. И «горько!» им кричали. Расписались в загсе, венчались в церкви. И было это 15 лет назад, в июльский день. Почему в июльский?

– Потому что лето, тепло и цветов много, – ответила Ирина.

Как водится, желали счастья молодым. А вот про деточек гости молчали. Уж очень деликатная эта тема, когда оба супруга – с ограниченными возможностями. Зато врачи высказались определенно.

– Вам нельзя, вам опасно рожать! – сразу же предупредили Ирину.

Но она, вроде до сих пор аккуратно выполнявшая все требования и предписания врачей, на этот раз ослушалась. При поддержке Виталия, конечно, и своих родных. Вот так и появилась Настенька. Я уже говорила, что девочка отдыхала в Хакасии. А в прошлые каникулы она была в Греции.

– Пожалуйста, если можно, передайте за это благодарность губернатору Аману Гумировичу от всей нашей семьи, – попросила меня Ирина. Ведь никогда не поздно сказать спасибо.

А в своем доме было бы лучше

Живут Ракитины в доме родителей Ирины. Хороший, ухоженный дом. порядок начинается прямо-таки с улицы. Дорожки, палисадник. И в самом доме каждая вещь на своем месте.

– Конечно, мы благодарны моим родителям. Они и Настеньку нам помогают воспитывать. Но все равно хочется самостоятельно пожить.

– Вы стоите в своем районном жилищном отделе в очереди на получение квартиры? – спрашиваю Ирину.

– С жилищным вопросом у нас целая история, – тихо говорит она. И рассказывает эту историю.

– Три года назад вручили нам ключи от нового коттеджа в поселке Октябрьский, что в Прокопьевском районе. Виталий оттуда родом, там и прописан в родительском доме. Руководителей районной администрации, которые продемонстрировали свое благородство к молодой семье инвалидов, уже нет. Сменилась власть. Нет и у нас никаких прав на тот двухквартирный коттедж. Только и есть, что ключи…

…После всех торжеств с вручением ключей мы решили оформить договор социального найма. Как нам и говорили в администрации. Но оказалось, что такая категория, как мы, права на проживание по социальному найму с последующей приватизацией не имеет. Мы не многодетные, не малоимущие и у нас, слава Богу, нет статуса детей-сирот. Неужели бывшие руководители Прокопьевского района не знали этого, когда вручали нам с Виталием ключи?!

Сейчас нам предлагают оформить договор коммерческого найма. Но это только на пять лет. А что потом? Нет у нас возможности взять ипотеку, чтобы выкупить квартиру в этом коттедже. А на второго ребенка, чтобы появилась возможность получить материнский капитал, я уже без всякого предупреждения врачей не решусь.

Вот так не по нашей вине и развалился наш жилищный вопрос. И мы в этом не виноваты. Как не виноваты и те, кто по статусу как раз подходит на проживание по социальному найму. Но ничего, когда-нибудь будет и у нас новоселье. Мы с Виталием настроены только на хорошее. И Настя с нами заодно. Не могу представить, чтобы ее у меня не было. Или не было бы рядом Виталия. Он сильный. И многое может сделать своими руками. А если не сможет, то организует…

Ирина посмотрела в окно. Мы догадались: ждет мужа. Он уже звонил, что чуть-чуть задерживается по делам.

Без дел не остается и Ирина. Она научилась выводить гусят в специальном инкубаторе. Спрос есть.

– Так вы прямо бизнес-леди, – говорю я.

– Нет, конечно. Я еще только учусь. Да и вообще, после той трагедии я будто заново родилась. Но ведь родилась же! И живу! А главное, что есть для кого жить. Потому я и научилась прощать.

Галина Бабанакова

Источник: Кузбасс

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ