Архив:

Жизнь предлагает испытания? Борись!

Артур и Ирина Алиевы — молодая семейная пара. Оба инвалиды по зрению. Тем не менее получили высшее образование. Работают специалистами по реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья. Растят сына Альберта, которому всего только годик.

Энергичные, целеустремленные супруги ведут активную жизнь. Участвовали в городском конкурсе семейных пар «Два крыла», во всероссийских конкурсах КВН, КИСИ (клуб интеллектуального современного искусства), «12 стульев».

Ирина

Ирина родилась в Пермском крае, в городе Лысьва. Проблемы со зрением начались с раннего детства. Но к семи годам девочка умела читать, писать и считать. В этом возрасте родители отдали ее в интернат для слабовидящих детей. На одном из конкурсов сочинений в Перми работа Ирины была признана лучшей, и она решила связать свою судьбу с журналистикой. Еще два года училась в интернате Свердловской области, где ребятам предоставляли дополнительные занятия по русскому языку и литературе.

Затем побывала на курсах юных журналистов в Москве. Ребят обучали азам мастерства, они встречались с интересными людьми, корифеями в своей профессии. Были экскурсии в редакцию «АиФ». Брали интервью у самого Валентина Дикуля!

Всё бы хорошо, но девушка перенесла семь операций на глазах, теперь у нее вторая группа инвалидности…

В 2003 году Ирина поступила в ТюмГУ на факультет журналистики. После его окончания работала по специальности в областной газете «Тюменская правда», на «Русском радио». Потом решила продолжить образование в Свердловском педагогическом институте, на заочном отделении. Училась на тифлопедагога. Теперь сама передает знания другим слабовидящим и незрячим людям: как правильно ориентироваться в пространстве. Проводит психологическую адаптацию тем, кто в ней нуждается.

Ирина, рассказывая о себе, успевает присматривать за

сынишкой, который так и норовит куда-нибудь залезть, взять в ручки понравившуюся вещь. Молодая женщина улыбается.

— Вы всегда такая оптимистка?

— Это в маму, — сразу отвечает она, — а по-другому и нельзя.

— Но на улицах наших так мало людей с открытыми лицами, приветливых, с доброй улыбкой...

— Тут очень многое зависит от родителей. Мои, например, поступали, я считаю, правильно. Они четко ставили цель и говорили мне: «Да, ты плохо видишь, но чем ты хуже других детей? У тебя такие же достоинства, такие же недостатки. Тебе немножко сложнее, но ничего страшного. Жизнь дала тебе испытания — борись!» Мама видела еще хуже, чем я, но никогда не унывала. И не считала нужным привязывать ребенка-инвалида накрепко к юбке! Многие родители, жалеючи, именно так и делают. Мне часто приходится с этим сталкиваться. Хочется сказать: отпустите своего сына или дочь, пусть идут своей дорогой — только так вы можете им помочь!

Артур

Родился в Салехарде. С детства были проблемы со зрением. Обучался в Ялуторовском специализированном интернате для слепых и слабовидящих людей. Высшее образование получил в Тюмени, окончив факультет психологии госуниверситета. Затем также заочно учился в колледже по специальности «Автоматизированные системы управления».

— Артур, скажите, с каким трудностями сталкиваются слабовидящие и слепые люди?

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно, поскольку для одного проблемой может стать высокая ступенька, а для другого — отсутствие указателя на остановке. Трудности можно разделить условно на личные и общие. Личные — это прежде всего неуверенность в себе, отсутствие мотивации к действиям.

Из общих я бы выделил сложности, связанные с передвижением по городу, непонимание со стороны окружающих, негативное отношение. Скажу про себя. Мое зрение не поддается коррекции. На улице я вижу некоторые объекты фрагментами, помогают контрастные цвета… Ориентируюсь в основном по слуху, если нет светофора, улавливаю шум машин. Стараюсь переходить улицу вместе с другими людьми.

— Всё ли есть в Тюмени для нормальной жизни людей с ограниченными возможностями здоровья, в частности для инвалидов по зрению?

— Улицы областного центра приспособлены лишь частично. У подъездов, если там живут инвалиды, у магазинов, учреждений должны быть поручни, как направляющие, но они есть далеко не везде. На центральных улицах поставлены, например, звуковые светофоры, а в других местах нет.

Не встречал я и тактильной плитки, кроме как перед офтальмологическим диспансером. Это такая специальная рельефная плитка, ярко-желтая, которая кладется на тротуар, либо перед пешеходными переходами, либо перед лестницей. Слабовидящие улавливают цвет и рельеф, слепые чувствуют только рельеф. И опасные зоны тоже помечаются такой плиткой. Она есть в Казани, Москве, Петербурге, Сочи…

— Знаю, что вы работаете наставником по программе «Расширяя горизонты». Как можно преподавать слепым и слабовидящим компьютерную грамоту?

— Мы используем специализированное программное обеспечение «JAWS». Оно устанавливается на обычный персональный компьютер. Это категория программ экранного доступа. Все действия, которые выполняет человек, нажимая на клавиши, озвучиваются. На первоначальном этапе пользователи изучают клавиатуру, поскольку мышь не используется. И только способность хорошо ориентироваться на клавиатуре определяет дальнейший успех в обучении.

Также есть устройство «Браилевский дисплей» FOCUS 40. Этот прибор одновременно является и клавиатурой, и дисплеем. Но прежде чем работать на нем, необходимо обладать знанием азбуки Луи Брайля. Сегодня есть много технических средств реабилитации для незрячих: телефон, диктофон, плеер, часы. Все они также имеют речевой выход (озвучиваются). А компьютер для слепых и слабовидящих — уникальное средство коммуникации и доступа к информации.

Конечно, производительность труда при работе на ПК у нас ниже, чем у зрячих людей в некоторых программах, но это дело практики. Если освоить основные сочетания клавиш, то действия выполняются достаточно быстро. Главное — слушать сообщения программы. После окончания курсов наши ученики свободно ориентируются во Всемирной паутине, пишут письма по электронной почте, слушают музыку, некоторые занимаются музыкальной аранжировкой и вполне уверенно владеют текстовым редактором MS Word.

— Вы тоже оптимист по натуре, как и ваша жена?

— Я скорее реалист. Просто считаю, что всегда надо развиваться, двигаться вперед, не стоять на месте. Плохое зрение или его отсутствие — это не повод, чтобы сидеть дома, обижаться на судьбу и других людей.

После окончания курсов наши ученики свободно ориентируются во Всемирной паутине, пишут письма по электронной почте, слушают музыку, некоторые занимаются музыкальной аранжировкой.

Татьяна Потёмкина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ