Архив:

«Ампутант», «инвалид» – в этих словах для меня нет ничего страшного». История капитана паралимпийской сборной по хоккею

До того, как заняться следж-хоккеем, Дмитрий Лисов думал ­пойти в бег или настольный теннис. А сейчас надеется выиграть паралимпийское золото и построить политическую карьеру.

Возраст: 23 года

Вид спорта: следж-хоккей

Достижения: серебряный призер Паралимпиады в Сочи

– Пару месяцев назад я выиграл серебро на Паралимпийских играх в Сочи. В зале, в котором я занимаюсь в городе Алексине, висит табличка: «Не бывает выигранного серебра, бывает проигранное золото». Так что у меня все впереди.

Когда мне было три года, я гостил у бабушки в Курской области. И сбежал из дома. Ну как сбежал — незаметно открыл дверь и прошмыгнул. В итоге я попал под камаз, груженный кирпичами. Помню только, как очнулся уже в кабине машины. Нас было трое: я, мама и водитель. Спросил маму, почему она плачет. Она сказала, что все будет хорошо. Больше я ничего не помню. Мне ампутировали левую ногу. Еще был открытый перелом правой. Как-то раз меня навестил водитель камаза, привез мне игрушку — резинового Чиполлино.

Так началась моя жизнь человека с безграничными возможностями. «Ампутант», «инвалид» — в этих словах для меня нет ничего страшного. Мы в команде друг друга называем «калич». От слова «калека». Я ходил в обычную школу, ни разу не чувствовал себя там неловко. Многие мои партнеры по команде, когда знакомятся с девушками, могут долго от них скрывать, что у них, например, нет ноги. Вместо этого говорят, что походка у них странная, потому что на гвоздь накануне наступили. С женой я познакомился, когда мы ездили в Швецию на турнир, она полетела с нами переводчицей. Я до этого уже в Швеции был и решил ей устроить экскурсию по Стокгольму, причем на ломаном английском. Хотел произвести впечатление. Как оказалось, произвел.

Я помню свою первую тренировку. Мне предложили играть в футбол среди ампутантов. Мне еще даже 11 лет не было, и я тогда впервые увидел, столько ребят с теми же проблемами, что у меня. И все они бегали, прыгали — так здорово было там находиться. Я думал, что инвалид должен дома сидеть, а тут такое!

В какой-то момент мне папа сказал: «Сын, учишься ты плохо, надо тебе с футболом завязывать». Я тогда ему пообещал, что стану учиться хорошо. А он — что разрешит мне в футбол играть. Он свое обещание выполнил, а я свое — нет. Школу закончил с тройками по химии, алгебре и русскому языку. Но все равно я поступил в МГАФК на отделение адаптивной физической культуры. Но я не уверен, что буду работать по этой профессии. Я планирую получить второе высшее в управленческой сфере и стать политиком, чтобы сделать наш мир немного лучше. Вот такие у меня скромные планы.

В 2008 году я поехал в Пекин просто как болельщик. Я так загорелся идеей выступать на Паралимпийских играх! Но футбол для ампутантов не входит в программу Паралимпиады. В Пекине я решил выбрать новый для себя вид спорта. Приглянулась мне легкая атлетика. Думал, бегать буду. Но, когда вернулся в Россию и поговорил со специалистами, которые делают протезы, мне объяснили, что с моими физиологическими особенностями вряд ли у меня получится достигнуть какого-то результата. У меня же от бедра нога ампутирована, получается, что рычаг давления очень маленький. Тогда я решил попробовать себя в настольном теннисе. Но там другие ребята нужны — жилистые, резкие. Тоже сразу понял, что не получится ничего. Хотя вид спорта классный. И вот через пару месяцев меня пригласили в хоккейную команду «Феникс».

В следж-хоккее спортсмены держат в каждой руке по специальной клюшке: с зубьями на одном конце для отталкивания и крюком на дру­гом для действий с шайбой.

Я был дрищ – все ребята надо мной смеялись, спрашивали, откуда я такой худенький взялся. Сейчас-то я подкачался. Капитаном сборной стал. А тогда был 2009 год, «Феникс» только создали. Нас повезли на сборы. И мы неделю сидели без саней – ОФП делали, в баскетбол играли, в волейбол. В интернете смотрели видеоролики о том, что такое следж-хоккей. Когда привезли сани, мы даже не поняли, как их собрать-то. Инструкция прилагалась на английском, поди разбери! Собирали по наитию.

Затем начали примерять экипировку. Ее пока наденешь, так устанешь и вспотеешь, что тебе уже не до тренировки. Вместо нужных клюшек привезли обычные, пришлось самим подпиливать. Первый выход на лед как сейчас помню. Я выходил сразу за Ваней Бердником. Он так лихо начал кружить, маневрировать. Ну, я думаю, сейчас всем покажу. Первые два виража получились о борт. Причем я так разогнался хорошенько. Испугался ужасно. А вдруг сани сломал?! Но они крепкие оказались.

Потом я очутился в сборной. Как я туда попал, это вообще умора. В стране было уже четыре команды по следж-хоккею. Но в сборную буквально по объявлению набирали. Надо было ехать на турнир в Эстонию, и брали всех, у кого был загранпаспорт. Слава богу, у меня был. На том турнире мы проиграли с общим счетом 0:45. Даже вспоминать не хочется: за три игры только один раз бросили по воротам соперника. Зато через пять месяцев уже нормально стали играть. Проигрывали, конечно, но не с таким счетом. Ну там 0:1, 3:5 — вполне прилично. Через год мы на чемпионат Европы поехали. Ехали, конечно, за золотом. Но в итоге стали седьмыми. При этом чувствовали, как команда растет.

Потом был чемпионат мира, группа B, мы его выиграли. Там какая система: занимаешь в группе B первые два места и попадаешь в группу А, где играют сильнейшие. Канада, США, Италия, Корея, Чехия, Норвегия. Но даже в группе A все было не так страшно, как мы думали. Рассчитывали на третье место. Его и заняли.

Ну а потом был Сочи. Мы все понимали, что не можем плохо выступить, просто не можем. Очень волнительно было. Когда вышли на первую игру и увидели полные трибуны в первый раз, это был такой шок! Мы же никогда не играли при таком количестве зрителей. Но я себе сказал: «Ну понеслась!» И мандраж как-то сам собой прошел. Выходили как на последний бой.

Первую игру мы проиграли, потому что нервничали очень. Честно говоря, мы уже думали, что едем домой. Нас тренеры еле успокоили: выигрываем еще две игры и выходим из группы. А потом мы разгромили сборную Италии, обыг­рали США и действительно вышли из группы.

Мы, конечно, расстроились, что серебро, а не золото взяли. Потому что реально ведь выиграть могли. Но многие говорят, что это к лучшему. Потому что нам есть еще к чему стремиться. И вот мне очень хочется золото. Теперь остается только грустить и ждать следующую Паралимпиаду. Другого выбора нет.

Когда я после Сочи вернулся домой, начались всякие приемы, чествования. Все как у обычных олимпийцев. Машину вот подарили. Спасибо большое, кстати! Обкатал уже. Денег еще заплатили. Но я не могу сказать, что после Сочи что-то сильно изменилось. Да, могу себе позволить, например, жену на Корсику свозить. Ну и все. Через месяц опять сборы начинаются. Так что все заново. К золотым медалям. И к политической карьере. Как я говорил, для меня это очень и очень важно. Я хочу поднять нашу страну еще выше, принести ей пользу. Не только в спорте, а вообще.

Мария Командная

Источник: Sports.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ