Архив:

В Курске инвалида оставили без жилья. По закону

Собственный дом не пригоден для проживания, а из служебного общежития Ирину Поддубных выселили через суд. Ирине Степановне 57 лет, не так давно вышла на пенсию. Казалось бы, живи и радуйся, но внезапно несчастья повалились на её хрупкие плечи – одно за другим. Как известно, беда не приходит одна: уволили с работы, врачи обнаружили онкозаболевание, выселяют с общежития.

Никак Ирина Степановна не может выкарабкаться – непробиваема стена отчуждения и непонимания в среде чиновников. Последним криком души стало письмо с просьбой о помощи и защите, адресованное уполномоченному по правам человека в РФ, министру сельского хозяйства, губернатору Курской области, главе города Курска, но пока ответа ни от кого не пришло.

И коня на скаку остановит, и в горящую избу войдёт – именно такой Ирина Степановна была в молодости. Трудностей не боялась, хотя их хватало – двух дочерей воспитывала одна, жила на 16 квадратных метрах с низким потолком без удобств. Надо было и воды принести, и уголь наколоть, и печь растопить. Семья Поддубных приобрела эту комнатушку в стареньком доме на улице Красный Октябрь, надеясь, что его в скором времени снесут.

Очередь номер 7122

- В конце 80-х об этом активно велись разговоры, но прошло уже несколько десятков лет, а здание, построенное в 30-х годах прошлого века, стоит до сих пор, и никому до него нет дела, — сокрушаются жители дома.

Одиннадцать собственников делят между собой крышу над головой, которая вот-вот  и завалится. В таких условиях ещё тогда опасно было оставаться, и Ирина с дочками решила снимать квартиру. Тогда же в 1999 году она  стала на очередь в управление учёта и распределения жилья Курска. Но за все эти годы очередь особо не продвинулась. Как рассказала Валентина Андриевская, и.о. начальника  управления по учёту и распределению жилья Курска, Ирина Поддубных, так как является инвалидом второй группы, по закону может получить от государства деньги на покупку жилья, но согласно очереди. Сейчас по списку она 7122, в прошлом году была 7162. Такие цифры совсем не радуют — ждать придётся очень долго. Надежды нет получить новое жильё, а на капитальный ремонт старого – денег нет.

7b5dc6af608086bdaa0ab442cb70a2d8.jpg

Одной воспитывать двух дочерей было не так-то просто – зарплаты катастрофически не хватало. На помощь пришли друзья. В 1996 году Ирина Степановна получила ходатайство от Красного Креста на получение комнаты в общежитии. Старый знакомый, Анатолий Николаевич Григоров, бывший директор института повышения квалификации руководящих кадров и специалистов агропромышленного комплекса предоставил ей комнату в общежитии при этом институте, тогда оно относилась к Министерству сельского хозяйства. Но в 2008 году власть поменялась – общежитие  передали Курской Сельскохозяйственной Академии. И тогда Ирине Поддубных поставили условие, либо она выселяется, либо устраивается в институт, так как жильё предназначено только для сотрудников. Чтобы сохранить за собой квадратные метры, Ирина согласилась работать уборщицей на полставки.

Диагноз и вердикт как приговор?

- Выбора не оставалось, пришлось брать тряпку в руки, - вспоминает Ирина. – Хорошо, что хоть разрешили мыть полы в любое время. Чаще всего у меня получалось убирать только поздно ночью, когда объём работы был большим – задерживалась и до утра, а потом бежала на основную работу. И вдруг мне пришло уведомление об увольнении, оказалось, на моё место взяли другую уборщицу на полную ставку.

(Согласно 288 статье ТК РФ работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор, если на это место найден сотрудник, для которого эта работа станет основной - прим. КП). Вот тут-то я и испытала настоящий шок. Если потеряю работу – значит останусь без жилья. В скором времени так и произошло — меня попросили освободить комнату. Объяснив это тем, что проживать в общежитии могут только сотрудники академии, а для меня подходящих вакансий не нашлось.

 - И тут как гром среди ясного неба - врачи нашли у меня рак лимфосистемы, - продолжает Ирина Степановна. - С 2011 года я наблюдаюсь в различных клиниках,  по рекомендациям врачей сделала несколько химиотерапий, недавно прошла курс лучевой терапии. Мне дали вторую группу инвалидности по онкологическому заболеванию в 4 стадии.  На борьбу за жильё сил уже не осталось. Я прошла суды от районного до Федерального. Районный суд принял решение «выселить», областной – «оставить», Верховный, куда уже подавала СХА – также «выселить». Последнее заседание проходило в декабре 2013 года. Я, к сожалению, присутствовать не смогла, потому что находилась в больнице. Решение Верховного суда было – «выселить», кроме того мне прислали квитанцию на оплату госпошлины – 4000 рублей. Создаётся впечатление, что у людей совсем совести нет – с учётом, что я еле-еле свожу концы с концами, трачу огромные деньги на лекарства, мне присылают ещё и немыслимые счета. Пенсии уже давно не хватает на лечение – пришлось возвращаться на работу, а что делать, жить-то хочется, но было бы ещё где.

Государство предложило помощь – несколько тысяч рублей

Чем же вызвано такое безразличие? Официальный запрос с просьбой разъяснить ситуацию мы направили ректору СХА Владимиру Семыкину. Ответ не заставил себя ждать. Но, к сожалению, объяснение было получено не в устной форме, а письменно: «Решением Промышленного суда г. Курска по гражданскому делу был удовлетворён иск о выселении из комнаты общежития Поддубных Ирины Степановны, прекратившей трудовые отношения с образовательной организацией». И в дополнении – копия решения суда на нескольких листах. По мнению руководства академии, это исчерпывающая информация по данному вопросу, мол, выселили Ирину Степановну согласно закона. 

531503c0e43308fd221ffce4605ec2af.jpg

Дом в центре Курска постройки 30-х годов, долей в котором владеет Ирина, государство до сих пор не признало аварийным. 

Закон-то законом, но человек остаётся на улице. Идти ей некуда.

Ирина Степановна и рада бы пожить у своих дочерей, да вот только одной и самой места мало, – она всю жизнь скитается по съёмным квартирам, не имея собственного угла, а другая живёт в Подмосковье – туда отказывается ехать сама курянка, объясняя это тем, что здесь её уже врачи знают, да и лечение гораздо дешевле.

Мы поинтересовались также в областном комитете соцобеспечения, может ли Ирина Степановна Поддубных рассчитывать на какую-либо помощь с их стороны как инвалид. Но, как оказалось, в данный момент в области по программе жильё предоставляют только инвалидам Великой Отечественной войны. Предложили материальную помощь как малоимущей – несколько тысяч рублей. Но этого денежного пособия вряд ли хватит даже на лекарства, которые сейчас жизненно необходимы курянке.

 P.S. Как стало известно корреспонденту «КП» несколько дней назад, пока материал готовился к публикации, Ирина Степановна добровольно сдала ключи, забрала свои вещи и освободила комнату в общежитии, как и обещала судебным приставам, которые приходили к ней регулярно. Теперь ей приходится жить на съёмной квартире.

Анна Колганова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ