Архив:

Женщина, которая живет. Галина Ларионова, у которой парализована нижняя часть тела, вопреки обстоятельствам и прогнозам врачей не сдается

Когда журналисты «ВП» ехали домой к одинокому инвалиду-опорнику, причем очень тяжелому инвалиду (с параличом нижней половины тела), то ожидали увидеть страдающего человека, который горько сетует на судьбу и отсутствие внимания со стороны окружающих. А увидели чудесную улыбчивую женщину с прической и макияжем, которая выглядит гораздо моложе своих лет. И практически все может делать сама. 

Так началось наше знакомство с Галиной Яковлевной Ларионовой, которая смогла изменить свою судьбу, вырваться из хосписа, в котором провела пять месяцев (сейчас болезнь — в стадии стойкой ремиссии), и теперь каждодневно героически борется за право быть такой, как все. 

Когда-то Галина мечтала стать врачом, но пришлось «пойти в инженеры». И определенно: если бы не болезнь, она продолжала бы работать.  

Все делать самостоятельно

Галина Яковлевна живет на втором этаже классической хрущевки в Невском районе. Хотя этаж и второй, на инвалидной коляске выехать на улицу невозможно. Два лестничных марша между этажами непреодолимы. Лифта, само собой, в пятиэтажке нет. 

В квартире очень чисто и никаких запахов, казалось бы, неизбежных в жилье тяжелобольного, который постоянно вынужден находиться в памперсах. 

— Я и моюсь постоянно. Сама! Без посторонней помощи, — поясняет Галина  Яковлевна и, видя наше недоумение, демонстрирует, как такое возможно.

Галина Яковлевна сама разработала проект реконструкции санузла (причем придумывала его, еще находясь в хосписе, где вокруг умирали, а она думала, как жить дальше). А выполнили работы ее друзья по институту. Ручаемся, такого вы не видели никогда.

Двери раздвижные, а не обычные. Раздвигаются, и нашему взору предстает лебедка — с крюком и пультом управления. Галина Яковлевна заезжает в коляске в санузел, нажимает на пульт, крюк спускается. К крюку она цепляет специальный пояс монтажника (она его надевает только для мытья). Крюк захватывает пояс, вынимает Галину Яковлевну из коляски, далее перемещает к ванной, опускает. Человек моется и снова возвращается в инвалидную коляску. 

Усовершенствована у Галины Яковлевны и функциональная кровать. Над кроватью две «балканские рамы» (похожие на те, которые многие видели в больницах, на отделениях травматологического профиля). И все устроено так, чтобы Галина, подтягиваясь на руках, сама перебиралась с коляски на кровать, с помощью рамы меняя положение тела в кровати, что помогает при смене памперса и пеленок. Предусмотрено приспособление для установки капельницы. 

На кухне, правда, никаких усовершенствований (кроме переставленной двери холодильника) мы не заметили. Но и здесь Галина тоже управляется самостоятельно. Сама моет посуду, сама готовит, печет пироги и пирожные. Еще раз подчеркнем: это человек, у которого парализована нижняя половина тела и который постоянно испытывает сильнейшие боли. 

— Просыпаюсь — и дикая боль. Но я переключаю мозг на работу и не позволяю ему концентрироваться на боли. Ни секунды не сижу без дела: стираю, развешиваю на просушку белье, могу помыть пол на кухне и в коридоре, готовлю, общаюсь в Интернете, вышиваю. Я уже четыре года вышиваю, меня подруга увлекла. Вышивки дарю друзьям, себе не оставляю, — говорит Галина и показывает нам последнюю, еще неоконченную — лик Иисуса Христа. 

Вместе с Галиной Яковлевной мы пьем чай с разными вкусностями. И за чаем она рассказывает нам о своей жизни.

Пришлось выбрать «мужскую специальность» 

Галине Ларионовой — 63 года, она родом из Ленинградской области, из поселка Кузнечное, что неподалеку от Приозерска. Многодетная семья жила очень скромно. Поэтому, когда Галина окончила школу и хотела пойти учиться в медицинский институт, родители сказали, что стипендия там маленькая, всего 24 рубля, а помогать они не смогут. Надо выбирать институт, где стипендия побольше. Дядя посоветовал идти в Военно-механический. И стипендия большая, 45 рублей, а с 3-го курса — 60 рублей, и с будущим все нормально. В «оборонке» платят хорошо. Пошла, поступила на механический факультет, жила в общежитии на эти самые 45 рублей в месяц. 

— Диплом защитила на отлично. Но учиться было очень сложно. К тому же у меня уже тогда начала болеть спина: приходилось делать много чертежей, склоняясь над кульманом, — вспоминает Галина Яковлевна.

Распределили молодого специалиста в Кемерово, в «почтовый ящик». Молодой сотрудницей руководство было очень довольно: толковая. Обещали в будущем перспективную должность главного технолога и квартиру.

Но судьба повернулась иначе: несчастный случай на производстве унес жизнь матери (она работала на железной дороге диспетчером и попала под поезд) и Галине нужно было помогать отцу в воспитании младшего брата. Пришлось возвращаться. Но в поселке Кузнечное работать можно было пойти только на щебеночно-дробильный завод. Что было совсем не по специальности. А в Ленинграде тогда была запрещена прописка итээровцев (инженерно-технических работников) — только рабочих. Галине Яковлевне с трудом удалось устроиться на Механический завод, расположенный на Петроградской стороне. Прописали ее в общежитие, расположенное в поселке Никольское, дорога на работу в один конец занимала два часа — пришлось снимать комнату в Ленинграде. Затем семье удалось поменять трехкомнатную квартиру в Кузнечном на две комнаты в классической ленинград­ской коммуналке. В дальнейшем брат Галины Яковлевны женился, комнаты пришлось поделить, и Галина Яковлевна вместе с отцом оказалась в одной комнате следующей в ее биографии коммуналки. В отдельную однокомнатную квартиру удалось переехать только в 1997 году. В эту самую, в Невском районе.

На заводе Галина Яковлевна отработала ровно 10 лет. Прошла трудовой путь от технолога механосборочного цеха до замначальника производства. По натуре она трудоголик и ежедневно работала до 22 — 23 часов. На личную жизнь времени не оставалось. Поэтому замуж вышла поздно. Но через несколько лет брак распался. 

Когда со здоровьем стало плохо, пришлось уволиться. Хотя директор долго не отпускал ценного сотрудника. Увольнение заняло шесть месяцев. Работала в других местах, пока болезнь полностью не вступила в свои права.

«Я очень люблю жизнь и себя не даю жалеть» 

— Сильные боли в спине появились после поездки в Индию в 1996 году, — вспоминает Галина Яковлевна. — Туда я ездила в поисках духовного учителя. Сейчас понимаю, что болезнью Господь остановил меня на неправильно выбранном, греховном пути, слава Богу за все! В Индии жила в ашраме у человека, который объявил себя воплощением бога, много лет поклонялась ему как богу; много лет занималась астрологией; гадала по картам Таро. Эти занятия с точки зрения православия недопустимы и греховны. Я же православный человек!

Галине Яковлевне шесть лет не могли поставить правильный диагноз — ни в поликлинике, ни в больницах. Диагностировали остеохондроз и лечили массажем и мануальной терапией. 

— А у меня были сильные боли в грудном отделе позвоночника, которые не давали двигаться, и высокая температура, каждое утро за 38 градусов. Меня лечили, но становилось все хуже и хуже. Наконец я по собственной инициативе сделала МРТ (магнитно-резонансную томографию). Диагноз, который мне поставили, был ужасен: метастазы в позвоночнике. А первопричина — опухоль в молочной железе. Притом что я много лет наблюдалась у онкологов по поводу фиброаденоматоза, жаловалась на уплотнение, но мне все говорили, что оперировать рано. И тут сразу — онкологическая клиника, биопсия, показавшая рак 4-й стадии. После химио­терапии я полностью облысела, а за химией последовала лучевая терапия. Облучали молочную железу и позвоночник. 

— После лучевой терапии мое состояние ухудшилось, появились боли и в поясничном отделе позвоночника. Сделали повторную МРТ в другой клинике. МРТ показала воспалительный процесс, то есть туберкулез позвоночника, и компрессионный перелом позвоночника — как следствие мануальной терапии. Когда была сделана МРТ в первый раз, диагносты ошиблись и воспалительный процесс в грудном отделе позвоночника приняли за метастазы. Меня перевели в специализированную клинику для дальнейшего лечения позвоночника, — продолжает рассказ Галина Яковлевна. — Снова операции. Разрушенные позвонки заменили на импланты, изготовленные из моего ребра. 

Понятно, что для выполнения этого хирургического вмешательства пришлось удалять ребро. К тому же во время операции понадобилась донорская кровь. Ее и влили… зараженную гепатитом С. О чем Галина Яковлевна узнала позже, когда к имеющимся недомоганиям присоединились новые. 

Вообще история лечения Галины Яковлевны — это череда врачебных побед и врачебных же ошибок. Вплоть до того, что во время санаторного лечения массажистка подкрутила ногу Галины Яковлевны и сильно дернула, раздался треск, как от сломанной сухой ветки. Массажистка быстро закрутила ногу в другую сторону и опять сильно дернула, снова треск, в результате у пациентки разрыв связок и перелом большой берцовой кости. 

— Семь лет я провела безвыездно в больницах. От операции до операции. Заканчивалась одна операция, а я ждала следующей. После четвертой по счету случились спинальный инсульт и паралич нижних конечностей. И когда меня направили в санаторий, находящийся в Калининградской области, я летела на самолете… лежа, занимая сразу три разложенных кресла, — уточняет Галина Яковлевна.

Затем снова больница. И финал — хоспис, где она провела пять мучительно долгих месяцев, где вокруг — лишь обреченные на скорую смерть люди. Но Галина верила, что Бог ее не оставит и поможет справиться с болезнью. Она очень хотела жить. И — выжила, выписавшись из хосписа. Как она уверяет, помогли вера, боевой настрой, жесткая противоопухолевая диета (можно было есть лишь жидкую гречневую кашу) и то, что, находясь, как полагали медики, на грани смерти, она занималась физкультурой. Как могла, через боль, на специальном тренажере. Сейчас онкологическое заболевание — в стадии ремиссии. 

Возвращение

Вернулась домой. В квартире пришлось делать ремонт (пока семь лет скиталась по больницам, квартиру сдавала, чтобы оплачивать лечение, жильцы пользовались ее вещами, которые практически все на момент выписки были поломаны). Нужно было учиться жить заново. 

Приезжали друзья, родственники. Чем могли — помогали. Коллеги по работе принесли из дома посуду, постельное белье, собрали денег, на которые купили стулья, складной столик. Подруга купила инвалидную коляску — легкую, удобную. И ноутбук — чтобы Галина могла общаться с внешним миром. Время от времени с Галиной Яковлевной вместе живет помощница — тоже православная. Но по большей части наша героиня научилась обходиться все-таки без посторонней помощи. Но это внутри квартиры. А вот за ее пределами…

Галине Яковлевне не попасть на улицу. Продукты она заказывает через интернет-магазин на дом. Но нужно выбираться в медицинские и социальные учреждения. Минимум раз в три месяца ездить в поликлинику, чтобы провести контрольное обследование в плане онкологии, чтобы не пропустить рецидива заболевания. Каждая такая поездка на санитарном такси обходится в 4 — 7 тысяч рублей. Потому что социальное такси не вызвать. Оно приедет к подъезду, но как одинокому инвалиду-колясочнику добраться до входа в подъезд? Никак. Поэтому приходится нанимать специальный санитарный транспорт, который доставляет непосредственно от квартиры до нужного места и обратно за две тысячи рублей в час. Санитары сопровождают и в поликлинике, при необходимости перекладывают во время обследования Галину Яковлевну с коляски на топчан. И в очереди в поликлинике приходится ждать. Никто ведь не пропускает. А каждые 15 минут стоят 500 рублей.

b57d89d6ee3858566db9b90d25b352e9.jpg

Для инвалида это огромные деньги. К тому же Галина Яковлевна за свой счет покупает памперсы (потому что выдаваемые бесплатно ей не подходят) и прочие средства ухода. И большая часть пенсии уходит на покупку лекарств. Бесплатно можно получить далеко не все необходимое. 

Нет денег и на поездку в стоматологическую поликлинику. Несколько лет назад просто потому, что не было денег на поездку к стоматологу, Галине Яковлевне на дому удалили несколько зубов (которые можно было вылечить в клинике!). 

— В марте ездила в поликлинику на УЗИ. Денег на санитарное такси не нашла, и меня согласились доставить в поликлинику два православных человека, Александр и Алексей, с которыми я познакомилась в Интернете. У Алексея не получилось отпроситься с работы, и Александр приехал один. С божьей помощью вниз со второго этажа он меня на коляске спустил, а вот обратно ему пришлось меня поднимать на руках. Это для Александра было непросто, потому, что я вешу немало, около 70 килограммов. Но неудобно каждый раз просить, у людей свои проблемы, да и поднимать такие тяже­сти на самом деле по силам только разве что тяжелоатлету, — говорит Галина Яковлевна.

Проблему на самом деле можно решить достаточно просто. Есть специальные инвалидные коляски — ступенькоходы. Достаточно дорогая модель (700 тысяч рублей) позволяет больному человеку без посторонней помощи подняться и спуститься по ступенькам и преодолевать городские препятствия, такие как поребрики, ухабы на дорогах. Это как раз то, что нужно Галине Яковлевне. Есть вариант такой коляски за 395 тысяч рублей, но уже будет нужен сопровождающий.

— Обратилась за помощью в социальные сети. На сегодня всем миром собрали 35,5 тысячи рублей. Спасибо большое людям за помощь! Но когда сможем набрать на коляску — просто не представляю. Эта сумма кажется мне фантастиче­ски огромной, — замечает Галина Яковлевна. 

Ничего дорогостоящего в квартире инвалида нет. Продать — нечего. Поэтому остается уповать на судьбу, которая возьмет и подарит такую коляску. Тогда Галина Яковлевна сможет не только добираться до поликлиники, но и посещать храм, просто гулять в палисаднике возле дома. На календаре — лето. А она его видит только из окна квартиры...

Тюменева Татьяна

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ