Архив:

Высокие технологии - это не техника, а умение

...Присутствовать на приеме в Казанском центре экстрапирамидной патологии - нелегкое испытание для наблюдателя. Человек с лицом, буквально перекошенным тиком, человек с пугающе неестественным поворотом головы, человек с непрерывно дрожащими кистями рук... Очередь движется медленно: это тяжелые больные, на прием каждого из них врачу нужно много времени.

Этот центр в железнодорожной больнице - единственное место, где лечат и страдающих "насильственными движениями", и больных паркинсонизмом. Казанскому центру экстрапирамидной патологии - пять лет, но за это недолгое время он успел наработать профессиональную репутацию, подтверждением чего может служить состоявшаяся вчера в Казани научно-практическая конференция со всероссийским участием "Дегенеративные и сосудистые заболевания экстрапирамидной нервной системы. Высокие технологии в диагностике и лечении". Накануне о работе и проблемах центра мы побеседовали с его заведующей доктором медицинских наук Зулейхой Заляловой.

- Во всем мире лечение этой сложной патологии организовано именно по принципу специальных центров, и я после стажировки во Франции "загорелась" созданием такого центра в Казани, - говорит доктор Залялова. - Высокотехнологичность его работы не в том, что для нее нужна дорогостоящая техника - в нашем случае она как раз не требуется, высокотехнологичен сам метод, сам подход к ведению больного.

В странах с развитой медициной принято оценивать состояние больных количественно - каждый показатель по ходу лечения периодически оценивается в баллах. А у нас в клинической практике это не было принято, оценивали навскидку. Мы перевели на русский шкалы оценки состояния больных и стали их применять.

Есть приказ горздравуправления, по которому неврологи всех лечебных учреждений города должны направлять к нам больных, у которых подозревают экстрапирамидную патологию. Например, за прошлый год у нас выявлено около 800 только первичных больных... А вообще распространенность этих заболеваний - не менее 4 процентов от общего количества населения.

- Отчего же Казанский центр экстрапирамидной патологии был создан лишь пять лет назад?

- До этого не было кадров. Это ведь самая сложная отрасль неврологии: клинические проявления чрезвычайно разнообразны, почти каждый пациент совершенно индивидуален - другого с такими же проявлениями может не быть во всем мире, а проявления эти могут быть вообще еще не описаны в научной литературе...

С другой стороны, симптомы экстрапирамидной патологии часто могут выглядеть как следствия другой болезни - инсульта, токсического поражения и т.д., но требуют совершенно другой тактики лечения, а поскольку это лечение рассчитано на годы, то неправильным подходом можно не просто не помочь человеку, но и необратимо усугубить его состояние.

- Между тем в Интернете можно найти сведения о наличии в России лишь одного, кроме казанского, центра экстрапирамидной патологии - он работает в Москве...

- Еще в Питере есть такой... Но вы правы, для России их мало. Например, мы обслуживаем не только Казань, но и республику, и близлежащие регионы. Кафедра неврологии и реабилитации КГМУ, возглавляемая Энвером Богдановым, в медицинских кругах России имеет прочную хорошую репутацию. А чтобы доктор наук сидел на приеме - в нашей области медицины для большинства других регионов это просто нереально...

- Доктор наук, принимающий больных в казанском центре, это вы, заведующая центром. А каков вообще ваш штат?

- Да вот я на полставки - это и есть весь штат. Мой аспирант и интерн участвуют в работе уже вне штата... Правда, начальник управления здравоохранения Казани проявляет понимание важности работы Казанского центра экстрапирамидной патологии и обещает еще одну ставку. В железнодорожной больнице центру выделили помещение для приема больных. Правда, стационарных коек у нас нет, а иногда они нужны.

- Всю Россию обошло известие, что в начале этого года в железнодорожной больнице Казани прооперировали двух наблюдавшихся в вашем центре больных паркинсонизмом - это были одни из первых клинических испытаний новой для России хирургической методики лечения болезни Паркинсона.

- На сегодня прооперировали уже шестерых. Клинические результаты хорошие, но есть проблема немедицинского характера. Существует перечень видов высокотехнологичной медпомощи, оплачиваемых из бюджета, и из трех ее видов, относящихся к неврологии, два касаются медпомощи при экстрапирамидных патологиях. Плюс в нейрохирургии солидный раздел.

Так вот, тут такая ситуация. Во-первых, квоты на такую оплачиваемую из бюджета высокотехнологичную медпомощь распределяются лишь между медучреждениями республиканского значения. А во-вторых, отбор для операции и ведение больных после операции ложится на центр, но наша доля участия в оказании этой медпомощи не определена, будто вся она заключается исключительно в работе хирурга...

- То есть в результате лечение больных "вашего" профиля - платное?

- Да, и притом оно дорогостоящее. А у таких больных, как правило, инвалидность не ниже второй группы, так что сами они люди небогатые, и надежда - только на спонсоров... После того как стало известно об этих операциях, у нас возник настоящий вал обращений больных. Представьте, каково объяснять им, что облегчение их тяжелой участи стоит денег, которых им никогда не иметь!.. Притом эти болезни мучительны не только для самих больных, но и их близких "вырывают" из нормальной жизни, ведь во многих случаях больным нужен постоянный уход.

- Известно, что два этих условия - болезнь тяжела, а лечение дорого - обычно питают мошенников, обещающих несчастным "чудесное выздоровление".

- Еще как! Наших больных берутся "излечить" и "магнитными полями", и стволовыми клетками (хотя во всем мире, кроме Китая, этот метод запрещен)... И больные едут, даже квартиры продают, чтобы заплатить за чудо! Возвращаются к нам же и в том же состоянии...

Сейчас создаем ассоциацию больных болезнью Паркинсона, чтобы они не чувствовали себя в одиночестве, делились опытом, какими-то практическими "хитростями", которые могут помочь в их жизни. Например, у большинства наших больных отсутствует желание действовать физически: им двигаться трудно плюс апатия... А физическая активность - очень важная составляющая медикаментозного лечения.

А если больной говорит: "А вот я хожу в огород, недавно сам грядку вскопал", то другой может захотеть делать то же... И что надо следовать советам доверенного врача - то, что так необходимо в лечении, это понимание тоже, как показывает опыт, лучше всего формируется в ходе общения между самими больными.

Марина Юдкевич

Источник: evening-kazan.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ