Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Люди конечны, люди летают…

В развивающем центре «Мир детей и взрослых» занимаются с аутичными детьми и их родителями. Каждая маленькая ступенька в развитии такого ребёнка показывает ему дорогу из своего внутреннего «я» в другие миры.

Замкнутость, уход в себя, одиночество – таким знает свой путь ребёнок-аутист. И остаётся только догадываться: приносит он ему страдание или маленький человек испытывает, качаясь часами в углу, известную только ему и разве что самой вселенной радость? В этом центре пытаются научить детей с аутизмом самому элементарному: говорить, смотреть в глаза, делиться игрушкой, взаимодействию с миром. При этом особенный ребёнок остаётся в своей неизведанности, отдельности, тайне… Цена таким простым вещам – полноценная жизнь в обществе, к которому эти дети сами пока не стремятся. И, как мы понимаем, общество не всегда в восторге от особенного, иного, непохожего. Но кто знает, чем может обернуться встреча? Вдруг история ребёнка, который в три года интуитивно научился создавать музыку, не умея говорить слово «мама», растопит чьё-то сердце, и оно просветлится добром. Может, в таких точках пересечения человека с непонятной, одинокой и беззащитной душой и рождается милосердие? А дети, что живут внутри себя, посланы в мир Богом с особой миссией – трогать за душу, обнажая живое в человеке…

Что происходит за дверью — тайна

В центре «Мир детей и взрослых» занимаются пятьдесят семь таких посланцев, с расстройствами аутичного спектра. Занятия проходят в основном индивидуально, с узкими специалистами: логопед, дефектолог, психолог, музыкант. У психолога, психотерапевта Елены Семидубер специальной программы реабилитации нет — ключик к особенным детям подбирается к каждому свой. Иногда занятия сводятся к простому нахождению психолога рядом, что для ребёнка, привыкшего к строгому личному пространству вокруг себя, уже есть шаг навстречу другому человеку. На каких-то занятиях специалисту приходится побеждать агрессию, которая для аутичных детей является расслаблением. Здесь либо нужно перекричать ребёнка, либо переключить внимание. Что происходит во время занятий за дверью — тайна, ведомая только психологу. Но после такого контакта обязательно будет результат, который потом закрепляется дома с родителями путём упорных тренировок, повторений, внушений. Только так ребёнок может выглянуть из своей внутренней улитки и начать движение вперёд.


— Аутизм — расстройство, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга. Сейчас в мире наблюдается настоящий всплеск заболеваемости. Если ещё три года назад статистика приводила данные — один человек на десять тысяч, то сейчас каждый 88-й ребёнок имеет те или иные симптомы аутизма, — рассказывает директор центра, психолог Елена Семидубер. — Причины и методы лечения учёными и медиками до конца не изучены. Основные симптомы: ребёнок перестаёт смотреть в глаза, пропадает речевая деятельность, возникает замкнутость. Во многих странах мира рост раннего детского аутизма стал государственной проблемой. Создаются различные реабилитационные центры, чтобы как можно раньше социализировать таких детей. Иначе потом государству придётся платить огромные пособия по инвалидности. У нас в России тоже стали открываться подобные центры, но пока в основном на частные вложения.

Главная методика — любовь

Елена по отношению к «своим» детям никогда не употребляет понятие «больные» — они особенные, есть обучаемые, а есть с проблемой интеллекта. Но за каждого особенного ребёнка в центре буквально бьются. Передают знания, словно каждый раз открывая мир заново: рядом звук, форма, цвет, предмет, жизнь, в которой есть неповторимый Ты. Специалисты центра почему-то уверены: аутист всё это знает без подсказок, и даже в большей степени, чем может воспринять обычный ребёнок. Просто им нужен проводник, который перекинет мостик из внутреннего мира во внешний.

— Существует такая теория, что аутичным детям дано воспринимать потоки информации из высших сфер. Они не успевают её обрабатывать, поэтому им нужно уединение, долгие часы замкнутости. Этим уникальным людям действительно свойственны феноменальные способности, блестящая память, музыкальная одарённость, особая чувствительность, — рассказывает психолог Елена Семидубер. — У нас в центре есть мальчик Данил, который явно обладает телепатией. Мы не раз в этом убеждались. Стоило нам, например, подумать, чтобы он зашёл в кабинет из другой комнаты, как тут же открывалась дверь, и мальчик появлялся на пороге. А его мама уже не удивляется, как Даня исполняет её мысленные посылы. Дети-аутисты невероятно чувствуют энергетику другого человека. Если кто-то оказался рядом с недобрыми намерениями, они будут вести себя так, чтобы гость ушёл. Был у меня такой случай: трёхгодовалые двойняшки-аутисты полгода учили слово «мама», но стоило мне однажды показать им картинку с зелёным яблоком, как они тут же на чистом английском произнесли и написали на бумаге: «green apple». Спонтанно, как некое озарение. Я не исключаю, что аутистам ведомы какие-то сакральные знания. И, возможно, когда-то мы будем получать их именно от таких людей.

Наблюдения за особенными детьми порождают много теорий, но на сегодняшний день ясно одно: аутизм признан болезнью, которую можно победить не только с помощью лекарств, но и самой верной методикой — любовью, верой в ребёнка и постоянной работой с его сознанием. Результаты поразительные: дети, казалось бы, абсолютно отрешённые от действительности, возвращаются в неё. В «Мире детей и взрослых» специалисты могут годами добиваться динамики в развитии. Например, возвращать аутичному ребёнку нормальное зрение взамен фрагментарному (они видят не целое дерево, а лишь его листочки). У аутистов особые отношения со звуками. Они не могут долго выносить шума, начинают кричать. Описан случай, когда ребёнок с таким особым восприятием мира при сильном снегопаде закрывал руками уши: он слышал падение снежинок. В этом центре знают сотню подсказок, как одному ребёнку помочь найти выход из своей скорлупы, а другому – указать на вход в иную дверь. Там он, быть может, станет новым Альбертом Эйнштейном или Николой Тесла, которые, утверждают специалисты по аутизму, тоже в начале пути могли видеть лишь листья вместо дерева. Может, потому они и стали гениями? А если не получится двигать прогресс, любящие родители особенных детей вовсе не расстроятся. По статистике, полностью социализированных аутистов только два процента. Они будут счастливы просто от того, что их ребёнок вырастет в самостоятельного взрослого.

Близняшки Егор и Алёша

В игровой комнате центра много ярких игрушек, повсюду таблички с надписями, что и как называется. Близнецы Алёша и Егор Некрасовы научились читать в три года, сейчас им девять лет. Мама Ольга постоянно пишет им записки-подсказки, которые они читают приходя в центр: «Здравствуйте, я пришёл в «Мир детей и взрослых» на занятия. Всем хорошего настроения». Они не могут поделиться эмоциями, как прошёл день, чему удивились, чего испугались, почему засмеялись. Ольга заставляет их постоянно описывать свои переживания. Мальчики умеют жить по заданному алгоритму. Мама близнецов говорит: у таких детей не сбой программы, а просто другая операционная система.

— Я не строю иллюзий по поводу своих детей. Мы счастливы, что у мальчишек сохранный интеллект и они обучаются дистанционно в коррекционной школе. Рады, что они не останавливаются в развитии. Но для этого нужно постоянно трудиться: сейчас мы запускаем змея, через час катаемся на велосипеде. Начинаешь с ними рисовать, например, медведя, они будут его копировать раз сорок, столько же лису. А следующий шаг уже победа — мальчишки сами принимают решение рисовать зайца. Между собой близняшки практически вне контакта, каждому нужно часами находиться в «домике». В их комнате даже разделены занавеской личные пространства. Конечно, хочется, чтобы дети могли сами подойти ко мне обнять, сказать, что они меня любят. Хочется слышать детский лепет о своих переживаниях и радостях. Обо всём догадываешься интуитивно. Бывают, конечно, минуты отчаянья. Однажды мне так захотелось почитать им сказки, чтобы они слушали, сопереживали. Я подумала, а что мне мешает, ну и пусть они не понимают. Начала читать. Первый день – никакой реакции, второй — тоже, а на третий день смотрю появилась заинтересованность: они замерли и слушали. Из таких моментов и складывается наше счастье.

Ольга говорит: это со стороны кажется, что с такими детьми невероятно тяжело и необходимы какие-то особые внутренние силы для воспитания. На самом деле нужно по-настоящему любить своих детей, принять «инаковость», и тогда будет складываться простая необычная жизнь. Но путь смирения всегда тернист. Родители Егора и Алёши все силы прикладывают к тому, чтобы их дети смогли войти в мир здоровых людей, стать самостоятельными. Для этого достаточно одного нашего шага навстречу таким детям.

— Очень важно, чтобы аутисты имели возможность общаться со здоровыми сверстниками. Мы пробовали отдавать их в простой садик, но контакта не произошло, мальчишки остались замкнутыми. Для этого нужен человек, который поможет повернуть здоровых детей и аутистов друг к другу, — рассказывает Ольга Некрасова. — В Москве уже действует программа реабилитации детей с особенной психикой: со специальными сопровождающими их приводят в обычный класс школы на занятия. Ученикам объясняют, какой человек появился рядом с ними, рассказывают, что он нуждается в их участии и помощи. И дети откликаются, проявляют интерес к жизни одноклассника. Аутичный ребёнок в таком случае может поменять свой алгоритм поведения, улыбнуться, приоткрыться миру.

Свет, как от лампадки

Анна Сапунова привела своего сынишку Маркуса в «Мир детей и взрослых», когда ему было три годика. До этого мальчик прекрасно развивался, но неожиданно замолчал. Анна проконсультировалась со специалистами один раз, и даже не стала уточнять диагноз. Просто семья стала жить в сложившихся обстоятельствах. В этом году Маркус станет первоклашкой в обычной школе.

— Главное – нельзя погружаться в тревожное состояние самим родителям, нужно спокойно принять своего изменившегося ребёнка. Он для меня всегда останется нормальным, как бы на него ни косились другие со своим понятием нормы. Говорить – не значит оставаться человеком, — рассуждает Анна. — Нашу семью сын научил главному — жить одним днём, не строить планов, не забегать вперёд, не испытывать страхов перед будущим. Вот сегодня он в саду отличил ежевику от волчьей ягоды, спел песенку — это и есть радость от дня сегодняшнего. Только таким образом можно приблизиться к гармонии. А для детей важнее всего жить со счастливыми родителями.

И Анна, и Ольга — удивительные мамочки: мудрые, спокойные, любящие. Они умеют из мелочей, как из клубка ниток, связать для своей семьи счастье. Как им удаётся, пройдя через все потрясения, не растерять радость, верить и быть окрылёнными надеждой? Может, дети, которым дано уходить в непостижимые глубины своей души, способны дарить столько света, что тьма отступает?

Готовясь к встрече с особенными детьми, я посмотрела документальный фильм про аутичного мальчика «Антон тут рядом». Фильм тяжёлый, но в конце картины появляется тот самый свет, как от лампадки. Однажды журналисту попалось сочинение семилетнего героя фильма. И встреча с Антоном изменила жизни многих людей. Просто потому, что он однажды написал: «Люди терпят. Люди рисуют. Люди пьют компот. Люди молчат. Люди живут в домах. Люди волнуются. Люди спешат, ругаются. Люди стирают кожу. Люди бывают глубокие. Люди конечны. Люди летают…»

Дарья Шпакова

Источник: Липецкая газета