Архив:

«Делают вид, что инвалидов в городе нет». Является ли тольяттинская среда враждебной для людей с ограничениями по здоровью

По данным департамента социальной поддержки населения мэрии, в Тольятти больше 1 тыс. инвалидов I группы, 5 тыс. — II группы, свыше 5 тыс. — III группы и 2 тыс. детей-инвалидов. С Павлом Рогалем, инвалидом первой группы, потерявшим ноги после производственной травмы, мы встретились у торгового центра «Парк Хаус».

– Я каждый год бью тревогу: куда ни глянь, ни пандусов, ни банально горки для проезда на коляске через дорогу на пешеходном переходе. Инвалиды по бордюрам этим скачут!

729f60ab9040956afdc66203e5dddc69.jpg

По словам Павла, он бывал по всему городу, наизусть выучил все почты, аптеки, больницы, так как они типовые. В крупных городах России есть и пандусы, и специальные кнопки на аптеках для вызова фармацевта, и специальные светофоры для незрячих, и специальные зоны.

– Тольятти в этом словно в каменном веке остался, — с тоской констатирует Павел. — Своеобразным эталоном является Сочи. Но там столько денег вбухали… Понятное дело, что у нас только по большим событиям начинают шевелиться.

Спустя несколько минут мы трогаемся на автомобиле. Павел сидит на пассажирском сиденье спереди и рассказывает свою историю. Поначалу, когда узнал о том, что ног нет, жить не хотелось. Большую поддержку оказала мать — она вселила в Павла веру и не оставила в трудную минуту. Теперь он не теряет оптимизма, более того, у него большие планы.

С момента наступления инвалидности, говорит Павел, у него было четыре автомобиля со специальным управлением. Вскоре снова собирается садиться за руль. До потери ног были профессиональные права с категориями «В» и «С».

Первый пункт — почтовое отделение на улице Автостроителей.

1d69df06b2899be48941e2244685d559.jpg

– Вот одно из типичных почтовых отделений города, — объясняет Павел и вынимает свою маленькую каталку и приспособления для рук. — В каждом квартале такая картина. Ступеньки, никаких пандусов.

– Как вы туда поднимаетесь?

– Я на руках. Скачу на попе. Но это сейчас после дождя высохло, а когда мокро – что делать?

В это время к нему подходит мужчина и предлагает помощь, но Павел отказывается.

– А как туда поднимаются на колясках? — спрашиваю я и тоже предлагаю помощь, в то время как Павел героически поднимается по ступенькам наверх.

– Никак. У человека с повреждением позвоночника, например, никак не получится сюда подняться. А это почта. Тут просто так нельзя отдать паспорт и получить, допустим, перевод. Тут нужна подпись, которую отсюда никак не поставишь. Но самое страшное не это. Внутри еще ступеньки. И тоже без пандусов.

– Фотосессия? — интересуется женщина, вышедшая из здания почты.

– Вот когда на таких, как я, Юдашкин шить начнет, тогда и буду в фотосессиях участвовать, — отвечает Павел и спускается обратно.

– Ну, вы ко мне приходите. Я тут местный Юдашкин, — вслед нам кричит женщина.

d13911c0a773444804c9a8644fda83e8.jpg

По дороге к магазину «Сорренто» Павел рассказывает, что побывал во многих ресторанах, барах и не только. По его словам, это интересно, так как по закону не пускать не имеют права. Да и пенсия по производственной травме позволяет бывать в разных местах. Везде пускают. Только в ночной клуб «Бессонница» не пропускают без объяснений.

– Считают человеком второго сорта, — отмечает Александр.

– Как изменить ситуацию? — спрашиваю я у Павла.

– Власти делают вид, что инвалидов в городе нет. Со «Сбербанком» я поступаю так: пишу заведующим, предлагаю даже денег на установку пандусов. Если они не отвечают, пишу на сайт в Самару. Оттуда отвечают всегда. После ремонтов пандусы, как правило, в Сбербанке всегда есть. Это банальная мелочь. В Европе давным-давно это все есть.

Что касается властей, Павел рассказывает, что в прошлом году мэрия на установку пандусов и в целом создании безбарьерной среды в Тольятти потратила 17 млн рублей. В этом году – 16 млн.

– Куда они ушли? — сетует инвалид.

– Ну, так если они по документам за установку одного пандуса 100 тысяч дерут? Хотя красная цена всей этой установке — тысяч пять вместе с материалами, — подхватывает отчим Павла Александр, который ведет машину.

В пути Павел рассказывает, что не любит сидеть на месте. Трижды был женат, воспитывает сына и дочь. В Тольятти они переехали в 1998 году. Купили в Верхнем Санчелеево дом, который потом Павел обшивал дранкой, клал кафель, строил подсобку и баню. Соседи, по словам Павла, сначала удивлялись, но когда видели результат, стали его просить то печь плиткой обложить, то комнату оштукатурить.

– Мне нравится крылатое выражение Омара Хайяма: «Не бойтесь потерять тех, кто не побоялся потерять вас. Чем ярче горят мосты за спиной, тем светлее дорога впереди». А вообще на месте сидеть ох как не люблю! Я и в Москву рвануть могу, но знаю, что там таких, как я, быстро в оборот возьмут. На вокзал посадят и заставят клянчить дяденьке какому-нибудь в карман.

Звонит телефон.

– Да, все хорошо, мам! — отвечает Павел. — По городу с журналисткой катаемся. Со мной нормально все.

Мы останавливаемся у магазина «Сорренто» по улице Фрунзе. Павел снова взбирается по ступенькам и показывает мне вывески. Территория ГУМа довольно большая. Здесь помимо магазинов и аптеки парикмахерская, ресторан, службы ремонта обуви, изготовление ключей. Но подступиться ко всему этому человеку на коляске сложно.

– Аптека, супермаркет... Я понимаю, что это все магазины советского времени. Они потребности инвалидов не учитывают. Но в современных торговых центрах не лучше. Вот, например, «Капитал». Его построили всего лет 5-6 назад. Так там не только инвалиды в расчет не берутся, но и женщины с маленькими детьми в колясках.

b4459781ade254a287199e3c77339600.jpg

В «Капитале» Павел доезжает до ступеней на входе.

– Теперь только или вниз и на лифте, или вверх и на эскалаторе. Везде ступенек много! — В это время снизу забирается женщина с коляской. — Вот ее лицо надо сфотографировать! Получается, что их потребности, как и потребности инвалидов, не учитываются.

По дороге к круглосуточной дежурной аптеке я спрашиваю у Павла об общественном транспорте. Он усмехается и отвечает, что ездит с родственниками, друзьями или на такси.

– Автобусы не приспособлены?

– Автобусы как раз приспособлены. Сейчас в Тольятти есть такие, где специальные места для инвалидов-колясочников, специальные кнопки, снаряжение.

– Но ходят раз в год — усмехается Александр.

9b36d614febd440721328052b2d0c777.jpg

Перед аптекой оказалось шесть крутых ступенек. По словам Павла, аптеки, больницы, парикмахерские и продуктовые магазины — самые необходимые места для инвалидов. Но все они не приспособлены для таких людей.

– Ситуация настолько абсурдная, что в Центральном районе перед обществом инвалидов давным-давно развалился пандус, а денег на установку нового не выделяют несколько лет. Более того, раньше такие общества поддерживало государство. Сейчас они даже зарплаты не получают. И существуют с непонятной мне целью.

Мужчина отмечает, что в таких обществах никогда не состоял. Но помощь, в том числе и финансовую, всегда оказывает.

Планирует Павел и будущее. Собирается поучаствовать в Паралимпийских играх, причем сразу в двух видах — плавании и фехтовании — и выпустить сборник стихов. Главное, по мнению мужчины, ни в коем случае не опускать руки. И жить всему вопреки.

Нина Кузнецова

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ