Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Путешествие на ощупь. Жизнь незрячего в российском городе

Мы с моим незрячим собеседником стоим у перекрестка в центре Волгограда, кварталом выше взорванного в декабре вокзала. Узенькая, всего в две полосы, Новороссийская пересекает широкую развернутую Невскую. Из четырех звуковых светофоров работает половина: как если бы незрячие ходили только через Невскую. Но когда молчаливо вспыхивает зеленый, Сергей Чиликин касается моего локтя – «Идемте!» Удивляюсь: как узнали? «Очень просто, - отвечает он. – Если замолчал соседний светофор, значит, зеленый загорелся на Новороссийской».

Это место, сравнимое по размерам с площадью в каком-нибудь райцентре, - единственный в Волгограде перекресток, который полностью оборудован для людей с инвалидностью. Тут вам и желтая направляющая плитка для слабовидящих, и поручни для маломобильных групп населения, и съезды с тротуара для колясочников, и упомянутые звуковые светофоры. Расположение всех благ программы «Доступная среда» неслучайно: рядом находится библиотека для слепых, «первичка» Всероссийского общества слепых, отдел соцзащиты, офис ассоциации незрячих специалистов «Надежда» и множество необходимых для жизни объектов.

031c352647dce14c8649023c9a2a543c.jpg

Активист ВАНС "Надежда" Евгений Рыбников проверяет громкость светофоров. Один оказался громче нормы, другой, наоборот, тише.

За перекрестком, где Новороссийская вдоль небольшого рынка поднимается к поликлинике, есть павильон производителя колбас. Ступеньки по настоянию прокуратуры оборудованы пандусом, штурмовать который решится не каждый. Но даже если вершина покорится, посреди площадки вас встретит столб, поддерживающий козырек крыши. Как говорится, «муахахаха».

3ba1bf06524dd0641e295dc2b1d8b937.jpg

4117358dae0ce68e7b5b203a706476b1.jpg

С приспособлениями для инвалидов по зрению ситуация та же. Пример – по другую сторону Невской.

- Вот я нахожу ручку, - Сергей Чиликин берется за дверную ручку, останавливаясь чуть правее нее, - тяну, - тянет. – И получаю дверью в лоб.

Металлическая дверь аккуратно стыкуется с головой моего собеседника. Ведь большинство привыкло, что ручка находится с краю. А здесь сюрприз – ручка торчит почти из середины прямоугольника. Хотя дверь эта, вообще-то, ведет в библиотеку для слепых.

- Конечно, это хорошо, что государство обратило внимание на проблему доступности города для людей с инвалидностью. Но для человека, незнакомого с жизнью незрячего или колясочника, предусмотреть все мелочи тяжело. А без этих «мелочей» программа работать не будет: большинство инвалидов останется сидеть в четырех стенах.

Сергей Чиликин живет поблизости – десять минут ходьбы от перекрестка. Остался в Волгограде после возвращения из армии.

- Родился не здесь – в Калаче-на-Дону. Служил в Забайкальском военном округе сапером-разведчиком. Тогда при выполнении задания и потерял зрение из-за несчастного случая. Такие события в жизни все переносят по-разному, но я не могу сказать, что это надолго выбило меня из колеи. Хотя из-за того, что разом возникла масса бытовых трудностей, на то, чтобы привыкнуть, потребовалось время. Помню, в госпитале вечером понадобилась одна вещь, пошел в процедурную, а там никого. И света нет. Полез за спичками. Копаюсь в кармане, и вдруг доходит: «А зачем?». Дело-то не в свете.

Мы спускаемся по Новороссийской от библиотеки для слепых к отделению соцзащиты. Тросточка постукивает по бордюру у тротуара.

- Проблем не меньше, чем у зрячего – надо и в БТИ, и в банк, и в налоговую. Езжу, как правило, в сопровождении дочери или супруги. Самостоятельно гуляю только здесь. Тут уже по выбоинам на тротуаре можно определить, где находишься, или по бордюрам. А еще – по киоскам, но это отдельный разговор. Они тут на каждом углу…

Оглядываюсь – и правда, коробки с окошками, как будки постовых, стоят караулом на каждой стороне. Где на тротуаре, где меж деревьев ближе к дороге.

- Сами по себе они безвредны. Практически всегда на одном и том же месте. Но наступает жара, и владельцы выставляют холодильники. И непременно на тротуар. И как я должен угадать, что там, где я гулял вчера, теперь стоит железный ящик? Тут же обычно цепляешь ветви, которые у нас почему-то обрезать не принято. Для большинства пешеходов это не проблема – обошел или пригнулся. А если ничего не видишь? Чудом не вписался в холодильник, зато заработал пощечину веткой.

48f57d1c0ab71b215ab72846ff21ed9c.jpg

После армии Сергей попал в Волоколамск. Специальный центр в этом городе и по сей день помогает людям, потерявшим зрение, принять новую жизнь. Начиная с решения бытовых вопросов и заканчивая обретением новой профессии. Вернувшись домой, Сергей Чиликин устроился на работу в Волгоградское учебно-производственное предприятие Всероссийского общества слепых. Когда в 90-х пришел рынок, неконкурентоспособное предприятие не смогло действовать в прежних объемах. Сейчас там еще работает горстка людей, а основные помещения сдаются в аренду, но пока были заказы от государства, больше тысячи человек создавали нехитрые бытовые вещи и детали для техники.

Существовала целая индустрия, занятая обучением слабовидящих и незрячих взаимодействовать с обществом без инвалидности. Сейчас это общество, наконец, обернулось, коммуникация перестала быть односторонней. Одна беда – обучение второй стороны из этой цепочки выпало.

Мы снова переходим перекресток, и под ногами оказывается рифленая направляющая плитка. Ее рисунок различается в зависимости от того, какое направление она должна указывать. Вспоминаю, как председатель ВАНС «Надежда» Татьяна Михайленко, полностью лишенная способности видеть, рассказывала о волгоградском подрядчике, едва не отправившем сочинских паралимпийцев под колеса проезжавших авто. Тому строителю вся плитка казалась одинаковой: ну желтая и желтая. Благо, вовремя общественники вмешались.

Еще она говорила, как искренне желая помочь, прохожие без слов хватают на улице под локоток, тянут через дорогу, а затем так же торопливо оставляют. И пару минут выстукиваешь тростью, пытаясь сориентироваться, где же ты. Или поднимаешься по направляющим на ступенях банка, и вдруг плитка обрывается. И вход приходиться искать на ощупь по всей площадке. По данным ВАНС «Надежда» ни один из объектов социальной инфраструктуры город не адаптирован для инвалидов на все 100%. Впрочем, это касается всего региона. О коммерческих организациях говорить не приходится.

- Как вам новые троллейбусы? – спрашиваю, когда проходим мимо остановки. – Низкий пол, не надо по ступенькам карабкаться…

- Удобно, но скучаешь по прежним. На старых троллейбусах была задняя площадка – зайдешь и стоишь у окна спокойно, никому не мешая. Говорят, проходите, слева место. А слева от чего? Так и на колени к кому-нибудь сесть можно. Однажды ехали с дочкой, я занял сиденье, а она стоять осталась. Когда набрался народ, я ей предложил сесть ко мне, она ни в какую. Народу уже больше стало, я громче: «Садись на колени, что бы людям не мешать». И тут же в ответ: «Ой, мужчина, вы что!» Оказалось, рядом какая-то женщина стояла, а дочка чуть дальше отошла. Вот так чуть домой чужую тётку не привезли.

cfce5b025f54fc506f8829f61174710f.jpg

Обойдя один квартал, поднимаемся к пятиэтажке. Свободное от прогулок время Сергей Чиликин посвящает сочинению театральных пьес. Небольшие кукольные спектакли, как для детей, так и для взрослых, показывают в офисе межрайонной организации ВОС. Рабочее место автора оборудовано компьютером, а сама машина – соответствующим программным обеспечением, создали которое, кстати, незрячие. 

- Кукольный театр - моя хитрость, - признается Сергей. - Обычный театр предполагает наличие у актера навыка движений, а отсутствие зрения здорово ограничивает. Здесь же мы остаемся за ширмой, а зритель наблюдает за развитием истории, которую передают куклы. И тогда уже не важно, кто из нас имеет хорошее зрение, кто плохое, а кто вовсе незрячий. Остается только творчество, а это универсальный язык.

Пока мой собеседник листает папки, автоматический женский голос озвучивает перемещения в программе «Поиска». Открывается файл, и программа читает строки, как только на них попадает курсор. На полностью адаптированном компьютере автор летает между папками и файлами как хакер из голливудских блокбастеров.

- Представление заставляет забыть про разделение мира, потому что здесь увидеть суть можно только сердцем. А когда нет разделения, то нет нужды задумываться и о мостике вроде доступной среды. Он встраивается сам собой.

Немного статистики

По данным Министерства труда и социальной защиты населения Волгоградской области, в регионе проживает более 200 тысяч человек с инвалидностью. При этом за работой в центры занятости в год обращается только около 4 тысяч инвалидов, то есть порядка 2%. Столько же принимает участие в специализированных культурных и спортивных фестивалях. Большинство же не выходят за пределы близкого круга общения, оставаясь в четырех стенах своей квартиры.

В Волгоградской области действует программа «Доступная среда» на 2014-2016 годы. Ее общий бюджет, включающий федеральные вливания (83 млн руб), областные и местные, составляет всего 353 миллиона рублей. Эта сумма делится на три года между 33 районами области и 8 районами Волгограда. Крайне скудное финансирование будет отправлено на адаптацию госучреждений и дорожной инфраструктуры. Так, в Волгограде в этом году более доступными станут около 30 объектов социальной сферы и 32 перекрестка и остановки. Это будет стоить бюджету примерно 10 миллионов рублей.

Ирина Ребрикова

Источник: Рустория

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ