Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Игра на рояле вслепую. Незрячий пианист видит музыку во сне

Когда он встает из-за рояля, зал взрывается аплодисментами. Олег Аккуратов стал легендой классической музыки в свои 24 года. Он одинаково виртуозно исполняет и Первый концерт для фортепиано с оркестром Петра Чайковского, и Summertime Джорджа Гершвина. Только вот цветы и подарки от благодарных поклонников Олег принимать не любит. Букеты так и норовят вывалиться из рук — ведь пианист ловит их на ощупь. Он абсолютно слепой, от рождения.

Подполз к роялю в три года

Когда Олег стал играть на пианино, он даже не помнит. Бабушка и дедушка рассказывали, что года в три. Тотально слепой мальчик услышал Первый концерт Чайковского по радио, подполз к роялю и начал подбирать аккорды. Тогда он жил в маленьком поселке Моревка под Ейском. В четыре года Олега отвезли на прослушивание в Армавирскую специализированную музыкальную школу для слепых и слабовидящих детей. Он поразил там всех и уже в шесть лет переехал в интернат, на базе которого и существовала школа. Олег научился читать ноты по системе Брайля, оказалось, что у него еще и прекрасный голос.

С тех пор Аккуратов расстается с инструментом лишь на ночь. Но сам говорит, что даже во сне слышит мелодии и чувствует клавиши рояля. Сейчас он не только выступает по всему миру, выигрывает престижные конкурсы, но и преподает студентам Ростовского эстрадного колледжа. Он уже получил хорошее образование: еще учась в школе, поступил в Московский государственный музыкальный колледж эстрадного и джазового искусства, а потом на эстрадно-джазовое отделение Института музыки Московского университета культуры и искусства. Увы, продолжить образование в Московской консерватории не смог. Это ведь проблема для слепого: существовать без посторонней помощи. Ему пришлось вернуться домой, но Олег об этом не жалеет. Сейчас он учится в консерватории в Ростове и живет в семье своего отца (с мамой тот в разводе).

С пианистом мы познакомились на фестивале «Шаг навстречу» в Петербурге. Он не только блестяще играл Чайковского, Шопена и Листа в Большом зале филармонии, но и покорил публику своими пятиминутными голосовыми джазовыми импровизациями. Во втором отделении концерта Олег «давал джаза» вместе с Патрицией Кургановой, незрячей девушкой, осмелившейся участвовать в шоу «Голос». Вдвоем они звучали еще красивее.

Гергиев пригласил в Мариинку

— Олег, как родился дуэт с Патрицией?

— Мы познакомились на фестивале «Шаг навстречу» шесть лет назад и очень подружились. Я вообще рад, что он существует и дает нам, людям с ограниченными возможностями, право выступать с большими музыкантами. Я очень болел за Патрицию в шоу «Голос», потом подумал: почему бы не попробовать сделать пару джазовых номеров? Если честно, я горжусь дружбой с ней. Это очень светлый, а главное — сильный человек. Не так давно Патриция потеряла маму и сестру в автомобильной аварии. Но она не сломалась. Продолжает жить и петь.

— С чего началась твоя тяга к классике?

— В детстве я много слушал Бетховена и Чайковского по радио. И для меня это была очень понятная музыка. Концерты Чайковского быстро подобрал на слух и выучил наизусть. Все детство я мечтал играть их на фортепиано сам. Как видите, мечта сбылась. Первый раз Чайковского я исполнил с Ростовским филармоническим оркестром. Потом Валерий Гергиев пригласил меня сыграть Чайковского в Мариинском театре. Я безумно волновался, ведь оркестром дирижировал сам маэстро. Когда начинал, то и подумать о таком не мог. Но меня подбадривали мои педагоги. И, конечно, большую роль в моей жизни сыграл Михаил Окунев, у которого я учился в эстрадно-джазовом колледже в Москве. Он, кстати, познакомил меня с Людмилой Гурченко, которая сняла обо мне фильм.

— Трудно пришлось одному в столице?

— У меня были сопровождающие. На сессии в колледж со мной ездила директор Армавирской музыкальной школы. Потом я поступил в столичный Институт музыки, и мне стал помогать папа. Но нам пришлось переехать в Ростов, Москву мы не «потянули».

— Ты волнуешься перед столичными концертами?

— Если честно, я уже не помню тот момент, когда перестал волноваться. Конечно, человек я впечатлительный. В разных городах публика принимает по-разному, и я хорошо чувствую, «теплый» зал или «холодный». Если контакта нет, волнение усиливается. Но, слава богу, чаще попадаются люди, которые относятся ко мне с уважением и интересом.

«Люблю драйв»

— Сколько часов в день ты играешь?

— Круглые сутки. Я постоянно занят музыкой. Если не играю, то разбираю, слушаю что-то, учу произведения, языки.

— Ты любишь классику и джаз. А эстраду хоть иногда слушаешь?

— На самом деле несерьезную музыку не играю. Но я очень люблю старые советские песни. А еще — русские и украинские народные. Пою на разных языках: португальские, латиноамериканские, финские, французские, английские песенки.

— С кем свободное время проводишь?

— Если честно, мои друзья — это мои братья и сестры. Один братишка тоже поет, недавно на конкурсе занял 3-е место. Ему 12 лет. Сестра играет на рояле. А папа поет и играет — на гармошке, на гитаре. Мы семейные концерты устраиваем. Казачьи песни исполняем. Но свободного времени мало. Я еще и работаю: преподаю джазовую импровизацию в Ростовском государственном колледже искусств. Сейчас у меня много перспективных учеников, пианистов. Один парень, как и я, фанат джаза, он пропадает в аудитории день и ночь, что меня радует. Есть девочка-первокурсница, на которую я возлагаю большие надежды. Я хочу познать все — и педагогику, и исполнительство! Для музыканта очень важно и то и другое.

— Тебе бывает грустно?

— Редко. По жизни я очень люблю драйв. Бывал во многих странах мира, мне очень нравится путешествовать. Правда, общаться с журналистами я стесняюсь. А во время гастролей мне часто задают вопросы. Переламываю себя. Понимаю, что это тоже часть работы.

— Тебя уже посетила первая любовь?

— А как же! Я влюблен в музыку.

— И только?

— Нет, еще в поэзию. (Смеется.) А если серьезно, девушки нравятся, конечно, но пока я занят карьерой и развитием себя. В будущем я хотел бы иметь семью. Одному очень-очень плохо.

Не оправдал надежд Гурченко

Олег Аккуратов очень дружил с Людмилой Гурченко. Она посвятила ему фильм «Пестрые сумерки», но об этой странице своей жизни парень говорить в интервью отказался. Уже потом «МК» в Питере» узнал, что актриса очень помогала мальчику, устроила ему квартиру в столице, старалась познакомить с влиятельными людьми и даже оплатила будущее обучение пианиста в Канаде.

Увы, в один прекрасный день их общение прервалось. Олег отправился на каникулы в Ейск и оттуда уже не вернулся. Оказалось, что отец мальчика, до этого практически не общавшийся с сыном, принял его в свою семью. Квартиру в Москве в итоге удачно продали, Аккуратов поступил в Ростовскую консерваторию, а не поехал в Канаду.

В фильме у Гурченко другой конец. Пианист все-таки уезжает за границу. В жизни все не так — мягкий и ранимый, Олег за возможность обрести семью, которой у него долго не было, готов пожертвовать чем угодно. Во время обучения в Москве Олег участвовал в концертах и становился лауреатом различных музыкальных конкурсов, включая международные. Выступал вместе с Монсеррат Кабалье и Эвелин Гленни. Играл даже в резиденции Папы Римского. Тот благословил его, а Валерий Гергиев долго жал руку.

Наталья Черных

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ