Архив:

«Вся наша жизнь – испытание, но она продолжается»

После того, как ее «собрали по кусочкам» в больнице, Людмила начала жизнь с чистого листа. Она даже подружилась с человеком, из-за которого осталась без ног.  Она показалась мне человеком общительным, искренним и жизнерадостным. А еще невероятно сильной и мудрой женщиной.  

Людмила родилась и выросла в Валдае. После школы переехала в Новгород, где поступила учиться в кооперативный техникум на товароведа. Домой ездила на выходные каждые две недели, где ее ждал поклонник Евгений Степашихин. С ним Люда познакомилась на танцах за год до поступления в техникум. Ей тогда было всего 14, Евгению – 22.  

– При первой нашей встрече Женя мне не очень понравился: щупленький, невысокого роста. Мне же нравились мальчики рослые, – смеясь, вспоминает Людмила.

Неприметный Женя, несмотря на кажущуюся робость, оказался настырным ухажером.  

– Он не давал мне прохода. Другим ребятам не позволял провожать меня с танцев, – с улыбкой говорит Людмила. 

Однажды она даже ошарашила парня, заявив, чтобы он не питал больших надежд на ее счет. Так и сказала, мол, мала я еще для любви. Но паренек не растерялся и не обиделся. Ответил: «А я подожду, пока подрастешь!». Его слова Люда тогда всерьез не восприняла. 

Жизнь шла своим чередом: Людмила училась в техникуме, Женя – в Валдае работал на заводе железобетонных изделий, жил с мамой. И ждал, когда Люда подрастет, как и обещал.   К третьему курсу сердце Людмилы растаяло, она ответила Жене взаимностью.  

– Мы начали строить планы на будущее, – говорит Людмила. 

В 1973 году она закончила техникум и вернулась в Валдай.  15 мая отметила свое 18-летие и через месяц вышла за Женю замуж. 

За год до свадьбы у Евгения умерла мама. Молодожены стали жить в оставленной ею 14-метровой комнатке. Женя продолжил трудиться на заводе, а Люда устроилась работать продавцом. 

Вскоре у супругов родился первенец – Толя, а меньше чем через два года на свет появился Роман. 

Когда старшенькому Толе исполнилось семь, Степашихиным дали четырехкомнатную квартиру. По сравнению с крохотной комнатушкой это были хоромы. Пара задумалась о третьем ребенке. В 1987 году 31-летняя Людмила вновь стала мамой, родила дочь Татьяну.

В лихие 90-е большой семье порой денег не хватало на самое необходимое. Евгений на заводе получал копейки, да и у Люды зарплата была смешная. Поэтому она выучилась на штукатура-маляра и пошла работать на стройку. А ее родители на даче развели поросят, кур, купили корову. Так семья и жила, пусть скромно, зато в любви и согласии.  

В 1997 году в дом постучалась беда. Евгению на заводе спецтехникой раздробило обе ступни. Из-за этого на ногах образовались тромбы.

– Муж лечился года четыре. Но в 2001 году один тромб оторвался и перекрыл клапан к сердцу. Женя умер, – чуть слышно произнесла Людмила.

Она долго не могла отойти от горя, но не позволяла себе рыдать и на судьбу не ругалась.  Около года загибалась от душевных терзаний, и в какой то момент ее сердце не выдержало. В 2002 году у Людмилы Ивановны случился инфаркт.  

–  До этого я знала, что у меня на сердце есть рубец, но он меня не беспокоил, – делится Людмила.

Из-за проблем с сердцем моей героине дали вторую группу инвалидности, но она продолжила работать и даже устроилась на подработку мыть посуду в одну из валдайских гостиниц. Прежде всего, хотела детям помогать. Да и просто не могла быть дома одна в четырех стенах. 

В один из темных октябрьских вечеров 2010 года Людмила возвращалась домой после очередной смены в гостинице. На тот момент она жила вместе со своей пожилой мамой и старшим сыном Романом.  

– Помню, лил сильный дождь. Я перебегала дорогу под зонтом и не заметила, как на меня едет машина. Она меня сбила, – вспоминает Людмила.

Удар пришелся на конечности. Врачам пришлось ампутировать Людмиле одну ногу. Кроме того, у нее было три перелома на левой руке и два – на правой.  

– Удивительный доктор Алексей Хомяков буквально собирал меня по кусочкам, я ему очень благодарна, – признается Людмила. – Две недели я была в коме.

Из валдайской больницы Людмилу Ивановну для дальнейшего лечения перевезли к новгородским докторам. По ее словам, именно в машине «скорой», когда ее транспортировали, она пришла в себя и поняла, что у нее нет одной ноги. 

– Вскоре, когда дочь пришла навестить меня в больницу, она спросила: «Мама, ты знаешь, что у тебя нет ноги?». Я спокойно  ответила: «Да, Танюша, я знаю!», – вспоминает Людмила.

Поразительно, с какой смиренностью Людмила Ивановна восприняла случившееся с ней несчастье. Из разговора с ней мне показалось, что страшная новость о том, что она, здоровая зрелая женщина, в одночасье стала инвалидом, больше ошарашила ее родных, нежели ее саму. 

– Я не отчаивалась, по-началу мечтала о протезе, – признается Людмила. – Помню, в палате нас было шестеро, и каждый со своими болезнями. Я  убеждала себя в том, что другим сложнее, чем мне.  

За два месяца после аварии Людмила перенесла шесть операций. После одной из них порог общей палаты, в которой она лежала, переступил молодой парень. Людмила Ивановна говорит, что почему-то  сразу почувствовала, что он пришел именно к ней.  

– Юноша подошел ко мне и произнес: «Давайте знакомиться. Я Ваня». Я ответила: «Я знаю!», – рассказывает женщина.

Это был он – тот самый водитель, что ее сбил.  Иван извинялся перед ней, уверял, что сам не понимает, как такое могло случиться. Оказалось, что Ваня ровесник ее дочери и что в тот роковой вечер он вез беременную жену. Вот-вот он сам станет папой. 

– На вопрос «Стану ли я подавать на него в суд?», я ответила, что нет. В случившемся мы оба виноваты, – считает Людмила. – Мы решили, что Ваня будет мне помогать . 

Из областной больницы   Степашихину выписали в феврале 2011 года. Гипс с рук она уже снимала в родном Валдае. Первое время после больницы жила у дочери. Ее 85-летняя мама посчитала, что будет лучше, если она переедет в интернат для пожилых людей. Старушка не хотела быть обузой, да и тяжело ей было глядеть, какой стала ее дочь.  

– Дети меня очень поддерживали. Таня мне твердила:  «Мама, не вздумай замыкаться в себе. Многим людям приходится в своей жизни бороться!». И я боролась, – говорит Людмила.

Затем Людмила Ивановна от дочери переехала к старшему сыну Анатолию. На тот момент он расстался со своей  гражданской женой, посвятил себя матери. 

– Сначала Толя и кушать готовил, и стирал. Ведь мне даже заново нужно было учиться ложку держать. Руки после гипса были как у Буратино, под 45 градусов. А еще я мечтала встать на костыли, – вздыхает Людмила. 

Но надежды рухнули после того, как весной 2011 года на, казалось бы, здоровой ноге проявилась трофическая язва. 

– Меня мучили ужасные боли, – делится Людмила. 

А еще возникло угнетающее предчувствие грядущей беды. В конце весны 2011 года  55-летней Людмиле пришлось ампутировать вторую ногу. 

После операции Анатолий оставил работу, чтобы ухаживать за мамой.  

– Раны на ногах гноились все лето. Самостоятельно я не могла даже сидеть на кровати, не говоря уже о том, чтобы пересесть в инвалидную коляску. Чтобы хоть немного самой подниматься с постели, привязала к батарее рядом с кроватью простынь. Держась за нее, приподнималась. Я сильно похудела, ослабла. Чтобы разработать руки, стала вязать и вышивать, – описывает Людмила Ивановна.  

А еще переосмыслила всю свою жизнь и пришла к выводу, что по большому счету ей повезло. 

– Плохие люди мне не попадались. После аварии ни родные, ни друзья от меня не отвернулись, но и не жалели,  к счастью, – говорит Людмила. 

У нее появился новый близкий человек. Речь идет об Иване. Как и обещал, он помогал ей деньгами на лечение и оплатил покупку инвалидной коляски, в которую Людмила Ивановна впервые села в конце лета 2011 года. 

– Первое время просила родных придерживать коляску сзади, чтобы не упасть, а потом и сама научилась справляться, – бодро произносит Людмила. 

Так, потихоньку, Людмила Ивановна приспособилась заботиться о себе сама. Сегодня сама готовит, даже пирожками близких балует, а также стирает и наводит в доме порядок. Это при том, что в руках у нее вставлены металлические пластины. 

Анатолий вернулся на работу. На заработки на целые недели уезжает в Подмосковье, уже не боится оставлять маму одну. Тем более, что каждый день ее навещает замечательная, по словам Людмилы Ивановны, женщина, – социальный работник Ирина Румянцева. Она помогает Людмиле по хозяйству. 

Мама Людмилы Степашихиной, а ей сейчас 90 лет, по прошествии времени свыклась с мыслью об инвалидности дочери и даже собирается вернуться из интерната домой.

– Мой Ваня часто мне звонит и приходит в гости, –  с нежностью отмечает Людмила Ивановна.  

В завершение нашей беседы Людмила Ивановна сказала, что она фаталист. Говорит, коли на судьбе что написано, то нужно с этим смириться. 

– Вся наша жизнь – испытание, но она продолжается, – добавляет героиня.

От автора: о Людмиле Степашихиной из Валдая мне по телефону 14 мая рассказала завотделением Валдайского центра социального обслуживания Елена НИКИТИНА. В двух словах она описала мне, что после аварии Людмила оказалась прикована к инвалидной коляске, но не отчаялась. В тот же день я созвонилась с Людмилой Ивановной. 

Ольга Каткова

Источник: Провинция

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ