Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Школы диабета держатся на энтузиазме

Знания – сила. Для больных сахарным диабетом, коих, по последним данным, у нас в стране насчитывается почти 4 миллиона человек, эта фраза имеет особый смысл. Доказательство тому – уникальный опыт школ диабета, широкомасштабного образовательного проекта для пациентов, которому в этом году исполнилось 25 лет. В каком виде он существует сегодня и будет ли развиваться дальше?

Об этом мы беседуем с человеком, который стоял у истоков школ диабета у нас в стране, а сейчас курирует их работу, заведующим отделением программного обучения и лечения Института диабета ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава РФ, доктором медицинских наук Александром Майоровым.

Универсальная модель

- Александр Юрьевич, школы диабета – проект, во многом не имеющий аналогов. Скажите, почему именно сахарный диабет удостоился такого внимания?

- Потому что в отличие от других хронических заболеваний терапевтический режим при сахарном диабете – один из самых сложных для больного. Ведь человеку с диабетом приходится учитывать и уметь множество разных вещей: бороться с избыточным весом, высчитывать потребляемые с пищей углеводы, проводить самоконтроль уровня глюкозы в крови (порой до 6–7 раз в день), рассчитывать оптимальные дозы инсулина, предупреждать развитие осложнений (поражения глаз, почек, ног), гипогликемии (падения глюкозы крови ниже нормы)… И это – пожизненно! Так что сахарный диабет – заболевание особое, при котором за успех лечения пациент отвечает не меньше, а скорее даже больше, чем врач.

Кстати, именно по этой причине все модели обучения при других хронических заболеваниях (бронхиальной астме, артериальной гипертонии, ожирении, СПИДе, артритах) Всемирной организацией здравоохранения отрабатывались именно на диабете.  

– Школы диабета – наше ноу-хау?

– Нет. При их создании были взяты за основу программы, разработанные в Швейцарии известным диабетологом Жан-Филиппом Ассалем. Практическое же воплощение школ диабета в виде четко структурированных программ впервые осуществил немецкий диабетолог Майкл Бергер, который в 1989 году очень помог нашей стране воплотить эти идеи в практику. И, кстати, передав нам этот бесценный опыт, педантичные немцы тщательно отслеживали результаты его внедрения.

– Они были?

– Были. Пациенты, прошедшие обучение в школах диабета, лучше контролировали свое состояние, у них реже развивались осложнения, что явилось большим стимулом для создания подобных школ по всей стране.

Печальные реалии

– Сколько сегодня в России школ диабета?

– По данным Минздрава РФ, около одной тысячи. Но реально работающих – чуть больше половины. Нередко школы диабета создаются по формальному признаку, без учета особенностей лечения для разных групп больных (с диабетом 1‑го типа, 2‑го типа на таблетированных препаратах, на инсулине, для беременных, а с недавних пор – для больных диабетом 1‑го типа на помповой инсулинотерапии). Практика показала, что совместное обучение пациентов с разными типами этого заболевания неэффективно.

– Что же мешает сделать школы диабета такими, как нужно?

– Причин много. Одна из главных – отсутствие государственной поддер­жки. В большинстве своем (за исключением таких регионов, как Москва, Санкт-Петербург и некоторых других, где школы диабета действуют на базе эндокринологических диспансеров, диабетцентров и отделений областных клинических больниц) подобные подразделения держатся на голом энтузиазме врачей, не получающих за эту работу, которой занимаются в свободное от приема пациентов время, никакой оплаты.

– Но ведь необходимость школ диабета очевидна!

– Она очевидна специалистам. Чиновнику, средний срок службы которого 3–4 года, гораздо выгоднее купить на выделенные из бюджета деньги компьютерный томограф, чем тратить деньги на обучающие программы, эффект от которых будет заметен лишь через 15–20 лет. Выходит, что у нас в стране проще давать инвалидность и лечить осложнения сахарного диабета, чем пытаться их предотвратить…

– Как же вы выходите из положения?

– Читаем лекции, проводим обучающие семинары для врачей и медсестер. В первую очередь – для врачей общей практики, подчас имеющих весьма низкий уровень знаний по современному лечению сахарного диабета, в борьбе с которым каждые два-три года появляется что-то новое, будь то современные, эффективные препараты или средства их введения (шприц-ручки, помпы) и системы мониторирования глюкозы (глюкометры). Эти высокотехнологичные новинки нужно помочь пациенту освоить.

Мотивация – полноценная жизнь

– А у самих пациентов интерес к школам диабета есть?

– С этим тоже не все просто.­ Больные не всегда горят желанием учиться. У них просто нет стремления к идеальным результатам, к каждодневному кропотливому труду по сохранению и улучшению собственного здоровья.

– Может, пугать их осложнениями?

– Это плохо работает. Как и с лишним весом, решающую роль тут играет только та мотивация, которая идет изнутри. Например, хороший стимул придерживаться врачебных рекомендаций – беременность. В это время большинство женщин, больных диабетом, достигают прекрасных результатов. Сформировать такую мотивацию для каждого пациента – одна из важных задач школ диабета.

– Как долго нужно их посещать, чтобы был результат?

– Программа обучения для больных диабетом 1‑го типа рассчитана примерно на 5–7 рабочих дней (с 10 до 18 часов с перерывами на еду), для больных диабетом 2‑го типа без инсулина – минимум на 4 занятия по полдня, для больных диабетом 2‑го типа на инсулине – на 6 занятий по полдня.

– О чем на них рассказывают?

– Обо всех аспектах жизни с сахарным диабетом: начиная с нюансов инсулинотерапии, особенностей питания, двигательной активности до выбора профессии, деторождения, контрацепции. Но даже самая продвинутая школа диабета не заменит необходимости в дальнейшем консультаций грамотного врача-эндокринолога…

– …которых, как известно, у нас в стране катастрофически не хватает…

– Да, с врачебными кадрами – большая проблема. Поэтому сейчас стали появляться новые формы обучения пациентов – вебшколы, на которых больные в онлайн-режиме могут получить ответы на вопросы, которые у них возникают постоянно.

– Выходит, больным диабетом нужно пополнять свои знания регулярно?

– Да, это процесс – длиною в жизнь. Но дело того стоит. При адекватном и своевременном лечении качество и продолжительность жизни больных сахарным диабетом зачастую даже выше, чем у их здоровых сверстников. И у нас в стране уже появились первые обладатели медали Джослина, которая вручается больным по всему миру за 50, 75, а с мая 2013 года – за 80 лет жизни с диабетом. В России медалью за 50 мужественных лет с диабетом награждены уже 15 человек.

Татьяна Гурьянова