Архив:

Не дали сгинуть на улице

В человеческом поступке Людмилы Тарасовой и ее мамы Нины Андреевны я узнала случайно от жильцов дома №23 по Анапскому шоссе. Они рассказали, как новороссийские пенсионерки приютили 54-летнего инвалида детства Михаила Егорова.

У него умерла мама. Недееспособному мужчине назначили опекуна из числа дальних родственников. Молодая опекунша, как уверяли меня соседи инвалида, не баловала подопечного заботой и вниманием. Люди изо дня в день наблюдали блуждавшего по дворам грязного и голодного человека. Бывало, что он ночевал прямо на скамейке одного из дворов своего микрорайона. Добросердечные люди, в том числе и Тарасовы, подкармливали бедолагу. А тот делился подаренным куском пирога или бутербродами с кошками и собаками, обитавшими  возле мусорных баков.

В то время у Людмилы умирал медленной смертью собственный сын. А когда Алексея не стало, она совсем потеряла душевное равновесие.  

Чтобы не расстраивать маму своими безутешными слезами, дочь вечерами выходила во двор пятиэтажки и давала им волю. В один такой холодный вечер Людмиле на глаза вновь попался Миша. Он сам пошел ей навстречу. Увидел, что женщина плачет, присел возле нее и не удержался, погладил соседку по голове. 

– Я сначала оторопела. Надо же, понимает, что мне плохо! В голове молнией пронеслось: «Я Мишу не брошу», – рассказывала мне Людмила, когда мы встретились с нею в редакции. Люда сказала, что мама давно предлагала взять бедолагу к себе, отмыть, откормить, а там, мол, будет видно. Не наблюдать же за тем, как сосед худеет на глазах, втягивается в драки с обидчиками! 

Так женщины и поступили, наперекор назначенной опекунше.

Тарасова пришла в «НР» в трудный для нее момент. Ей казалось, что никто не верит в ее бескорыстие по отношению к инвалиду. Она билась в двери официальных кабинетов и получала отказы. Ее убеждали, что человек невменяем, агрессивен и что, в конце концов, у него есть законный опекун! Если за инвалидом плохо смотрят,  его отправят в интернат. Чего вы, мол, добиваетесь? Чужой квартиры? 

– Верите ли, у меня сердце разрывалось. Ну за что человека в психушку или в интернат?! Да с ним, если по-доброму, по-хорошему, и он ведет себя хорошо. Все понимает, выполняет несложные поручения, стремится сам помочь по дому. Но я, получается, ничего не могу сделать для него, потому что я для него чужой человек, – бессильно разводит руками Людмила. 

Я выслушала женщину, и мы договорились: чтобы не навредить инвалиду, мы не будем будоражить общественность через газету. Поступим по-другому: Людмила в очередной раз отправится на заседание опекунской комиссии вместе с соседями. Пусть очевидцы расскажут, как на самом деле живется инвалиду. И, возможно, чиновники пересмотрят решение насчет опекуна. Так и сделали. Спустя несколько дней Людмила позвонила мне и призналась, что предприняла еще один решительный шаг – побывала на приеме у заместителя главы города по социальным вопросам Натальи Майоровой.

– Я показала Наталье Владимировне письма людей в защиту Михаила Егорова. Я старалась объяснить, что забочусь о нем, потому что жаль человека, и во спасение своей души, но не в корыстных интересах. Мне и маме хватает своих денег. А у Миши есть пенсия, но почему-то при этом он голоден, неухожен, может простыть и серьезно заболеть! – сообщила мне Людмила. 

Из кабинета Натальи Майоровой женщина вышла с надеждой на понимание и участие в судьбе инвалида. А вскорости в управлении соцзащиты я узнала, что Людмила Тарасова стала официальным опекуном Михаила. Женщина от души благодарила сотрудников УСЗН, которые разобрались в ситуации и доверили ей судьбу инвалида. 

– Особо благодарна специалисту УСЗН Сергею Васильевичу Чечину. Он первым поверил в меня и посоветовал забрать Мишу с улицы домой, где тот подвергался опасностям и терпел обиды, – рассказала моя собеседница, когда я пришла в гости к Тарасовым. Мне очень хотелось взглянуть на Михаила – любимца жителей пятиэтажек №19, 21, 23 по Анапскому шоссе. 

– Приходите! Вместе споем его любимую песню: «Есаул, есаул, что ж ты бросил коня…», – пригласила Людмила Тарасова. Ей самой-то уже далеко за 60, а ее маме – за 80 лет. Но они решили пройти свой собственный тест на человечность  – не вдвоем, а уже втроем. 

В квартире у Тарасовых Мише выделена отдельная комната. Накупавшись в ванной, он обычно расхаживает по комнате в ярких домашних брюках, белоснежной футболке и шлепанцах, довольно разглядывая себя в зеркале со всех сторон. В этот момент он похож на радостного подростка, которому мама купила обнову. Потом они с Людмилой завтракают кашей, пьют кофе с пирожными. Миша помогает убирать в комнатах, сам стирает свои носки и трусы. А ближе к обеду они отправляются в часовую мастерскую на Центральный рынок – сменить Нину Андреевну. Мама Людмилы трудится в первую смену, а сама она – во вторую. 

– По выходным ходим в церковь. Познакомились со священниками, они тоже помогают молитвой за нас, интересуются нуждами. Миша вступил в городскую организацию инвалидов. Мы посещаем различные мероприятия для людей с ограниченными возможностями. Я стараюсь не запираться в четырех стенах, Миша должен быть на людях, он так радуется, когда с ним общаются на равных, – рассказала мне Людмила, а ее подопечный тем временем мурлыкал «Есаула», перебирал значки из собранной коллекции. 

Вот такое у Миши счастье! Теплый дом, заботливые люди, и даже есть свой круг общения среди друзей и знакомых Тарасовых. А мог бы стать бомжом.

Ольга Овчаренко

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ