Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Ограниченное трудоустройство. Где в Оренбуржье найти работу для инвалида

5 мая - Международный день борьбы за права инвалидов. В этот день в 1992 году люди с ограниченными возможностями одновременно в 17 европейских странах провели день борьбы за соблюдение равных прав инвалидов. Россия не стала исключением, и впоследствии подписала Конвенцию о правах инвалидов ООН. Но как на практике выполняется она в Оренбургской области?

Третий - не лишний

По данным Министерства социального развития нашего региона в Оренбуржье сегодня проживают порядка 230 тысяч инвалидов. Причём год от года их число только растёт: если в 2002 году на учёте в органах социального обеспечения состояло 178 тысяч человек с ограниченными возможностями, то уже к концу 2010-го их число увеличилось фактически на треть.

При этом более 70% инвалидов трудоспособного возраста вполне могут работать: полный запрет на осуществление (либо физическая невозможность) трудовой деятельности касается лишь очень небольшого числа «тяжёлых» больных. Однако реально трудоустроены лишь немногим более трети всех людей с ограниченными возможностями, хотя ищут работу практически все.

- Моя пенсия по инвалидности составляет всего около 2900 рублей, - говорит Ольга Ермакова, инвалид детства по зрению. - Сами понимаете, что прожить на такие деньги совершенно невозможно: это даже не половина областного прожиточного минимума на человека. Впрочем, группа инвалидности у меня с возможностью трудоустройства, да только работу найти для меня практически невозможно. У меня зрение минус 15, специального образования не получала… Живу в бывшем общежитии с мамой, но конечно, не хотелось бы быть иждивенкой на её шее.

Справедливости ради нужно сказать, что работа Ольги была - два года она трудилась в школе «уборщицей служебных помещений», или попросту - техничкой. Зарплата была смешной - 4300 рублей, но она и такому была рада. Однако при очередном медосмотре для продления инвалидности офтальмолог, осмотрев глазное дно, вынес категорическое решение - тяжести более 8 килограмм поднимать Ольге нельзя. И с какой-никакой, но работой пришлось попрощаться.

e371020834a7bf0926378fe211987ea4.JPG

Биржа без вакансий
Девушка не отчаялась и встала на биржу труда Оренбурга. Полгода ходила чуть не каждый день, ожидая вакансий, но ничего, кроме должности уборщицы, ей так и не предложили.

- Я не питаю иллюзий и прекрасно понимаю, что хорошую работу без образования и навыков не найти. - говорит Ольга. - И нисколько не обижаюсь на ни на чиновников, ни на судьбу. Просто мы с мамой перебрались в город, лишь когда я пошла в 9 спецкласс. А до этого жили в селе в Новоорском районе, там особых возможностей получить нормальные знания для меня с таким зрением просто не было.

Сейчас девушка учится шить - медленно, стежок за стежком она пытается освоить эту профессию, где ощупью, а где с трудом различая ткань через толстенные стёкла очков. Пока получается плохо, но её оптимизму можно только позавидовать. Ольга мечтает, что когда-нибудь сможет поначалу брать заказы на дом, а в последствии собрать вместе ещё несколько таких же помощниц, и открыть своё мини-ателье.

Схожая история у ещё одного оренбуржца, инвалида 1 группы Александра Умранова. С рождения у него страшный диагноз - ДЦП. Родители парня не сдались и пытались воспитать его самостоятельным, «пробивным». Отчасти это удалось: парень сам смог закончить школу и поступить в институт на финансовый факультет. В перспективе мечтает стать бухгалтером-аудитором, вот только для того, чтобы начать карьеру, нужно наработать хоть какой-то опыт. А с этим сейчас очень и очень сложно.

- Тут и здоровый-то человек не может найти себе нормальное место. А уж инвалиду-то и подавно тяжело…- вздыхает парень. - Звонишь по телефону по объявлениям - приветливый голос. А приходишь на собеседование: по лицу видно, что ищут повод тебе отказать. Сейчас время «дикого капитализма»: реально практически никто не соблюдает ни Трудовой кодекс, ни нормы трудового времени и отдыха. Люди на больничный бояться идти, так как в любой момент могут лишиться места. А тут - инвалид… Конечно, руководство старается под всякими благовидными предлогами от таких избавляться.

918366de7fb64d2e1053d2ed7e0a28c3.png

Квота на труд
Между тем в Оренбуржье вот уже несколько лет существует закон «О квотировании рабочих мест в Оренбургской области». Он предписывает предприятиям со списочной численностью работающих 100 человек и более выделять не менее двух рабочих мест для инвалидов и ещё двух - для молодежи до 18 лет, женщин, имеющих малолетних детей, выпускников учреждений профобразования, ветеранов боевых действий и лиц,  освобожденных из учреждений исполнения наказаний.

Таких предприятий в области - около 700, однако работают на них всего лишь порядка 4200 человек. Таким образом на четверть квота не выбирается и закон де-факто не работает.

Более того, работодатель зачастую выбирает между инвалидом и человеком, «отмотавшим» срок на зоне последнего, так как уверен, что с первым обязательно будет куча проблем. Инвалида по КЗоТу сложнее уволить, плюс ему предоставляются льготы в плане больничных и т.д - в итоге с ними никто не хочет связываться. А вот с судимыми таких проблем нет: достаточно малейшей провинности - и «гуляй, Вася…»

Кроме того, есть и ещё одна серьёзная проблема - инвалидам нужны специально оборудованные рабочие места, особый режим труда и отдыха. Хозяева предприятий не хотят с этим связываться и нести дополнительные затраты. В итоге инвалиды в большинстве своём остаются «за бортом» активной трудовой жизни и нередко «опускаются» на самое дно - никому не нужные, без денег, без профессии и без перспектив…

Официально

Вячеслав Кузьмин, министр труда и занятости населения Оренбургской области:

- Ежегодно в службу занятости у нас обращается за содействием в поиске работы около трёх тысяч инвалидов, из них трудоустраивается около 1 тыс. чел. на постоянные и временные работы. Профобучение  по направлению службы занятости проходят более 100 человек. При этом нужно понимать, что трудоустройство людей с ограниченными возможностями - не экономика и не прибыль любой ценой. Не столь важно, сколько и чего они произведут, насколько рентабельным будет их труд - намного важнее социальный аспект. Именно этого мы и пытаемся достигнуть.

Компетентно

Валентина Захарова, руководитель общественной ячейки общества инвалидов Дзержинского района Оренбурга:

- Люди, получившие инвалидность, делятся на две категории. Первые впадают в отчаяние, сменяющееся апатией. Выпадают из жизни, теряют себя. Вторые наоборот - открывают в себе душевную силу и энергию, о которой не догадывались раньше!

Вы знаете, семейные пары инвалидов - самые крепкие. Они любят друг друга всей душой! Немощные, в колясках, разбитые ДЦП - и вместе с тем такая сила чувств, такая ослепительная любовь! Это просто невероятно! И чтобы реализовать свой потенциал в труде, с творчестве - государству требуется совсем немного: создать самые элементарные условия. А дальше, я уверена, они справятся сами.

Мнение бизнеса

Александр Темников, владелец СТО:

— Я знаю некоторых предпринимателей, которые намеренно по документам держат в штате не более 100 сотрудников, чтобы не попасть под закон о трудоустройстве инвалидов. Они считают, что такой сотрудник будет неэффективно работать, с ним нужно будет «нянчиться». Но это всеголишь стереотип. Человек с ограниченными физическими возможностями зачастую относится к своей работе ответственнее и добросовестнее, нежели обычный человек. Физически здоровые люди мало ценят возможность работать, а значит, общаться с людьми и развиваться. У меня в организации всего 10 человек. Как-то попросился ко мне на работу один парень (у него нет нескольких пальцев на одной руке). Я его взял, потому что не считаю это серьёзной причиной, чтобы отказать ему. Сейчас он спокойно работает за кассой, с ним никогда нет никаких проблем. У многих работодателей отношение к своим сотрудникам, как к рабам, - отжать побольше. А некоторым инвалидам по Трудовому кодексу положено уменьшать продолжительность рабочего дня, нельзя работать по ночам. Но это ведь люди. Кроме того, есть и плюсы: работодателям, которые берут на работу инвалидов, предоставляются субсидии на оборудование специализированного рабочего места. Также по российскому законодательству для предприятий, у которых в штате более 80% людей с ограниченными возможностями, снижается налог на прибыль и имущество. Но я считаю, что налоговые стимулы должны быть абсолютно для всех, кто трудоустроил инвалидов.

Сергей Чирков