Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Жить счастливой жизнью». 26-летний колясочник из Перми о своей мечте

Максим Видничук рассказал о том, как учится справляться с трудностями и почему он не считает себя реалистом. Пермяку Максу Видничуку 26 лет. Он – человек с ограниченными возможностями. Несмотря на это, парень старается жить насыщенной жизнью. Он общается с друзьями, мечтает найти работу и переехать. Корреспондент «АиФ-Прикамье» встретился с Максимом и поговорил о его планах, мечтах, о людях и возможностях Перми.

«Обнаглею и не скажу, что у меня инвалидность»

Макс занимается видеомонтажом. Разбираться в этом он начал в 2009 году. А в 2011 выучился в Высшей Школе Телевидения в Москве. Программа дистанционного обучения в течение 10 месяцев и диплом по окончании дали возможность систематизировать уже полученные знания и научиться применять новые.

– Я дважды к ним пытался попасть. Они в первый раз сказали мне, мол, у тебя в справке стоит инвалидность I группы, мы тебя брать не будем. Я подумал, что вот через два годика постучусь еще раз, попробую… Обнаглею и не скажу, что у меня инвалидность. И здоровый буду учиться. Получилось, – делится Максим.

В Перми, признается он, так сделать бы не получилось: дистанционных программ нет, и нужно было бы сдавать ЕГЭ, а там взяли по результатам школьных экзаменов.

– Есть работа в этой сфере?

– Да, но мне все равно нужен кто-то, кто будет снимать, потому что сам я снимать не могу и не умею совсем. В силу заболевания. Если бы кто-то мне приносил материал, то я бы монтировал материал. Мне говорили, что можно на «удаленке» это делать. Но я пока не рискнул, не нашел нужных мне контактов. Еще я тут несколько месяцев назад работал неофициально на обзвоне: у меня была телефонная база, и я должен был узнать, что находится по конкретному адресу – что-то типа маркетингового исследования. Я поработал у них с пятью базами, но потом у них больше работы не было.

«34 человека взяли у меня автограф. Я обалдел»

– Во сколько лет ты понял, что повзрослел?

– Я почувствовал себя взрослым уже лет в 13-14. Мне сейчас говорят, мол, ты уже взрослее, не скажешь, что тебе всего 26. Не знаю, почему так получилось, может быть, это сидение дома, сидение в коляске.

Неделю назад Макс участвовал в общественном проекте «Равные», организованном пермскими ребятами. Это добровольное движение. Цель проекта – помощь в социальной адаптации и вовлечение общества в идею о равенстве людей с ограниченными физическими возможностями (в том числе людей с нарушением опорно-двигательного аппарата) и людей без физических ограничений. Участники движения собираются установить пандус в подъезде, где живет Макс. А неделю назад они возили его на «Уроки доброты» в школу №82. Вместе с «Равными» пермяк провел три урока в форме игры-беседы с учениками начальных классов.

– В начале этих уроков я сидел и думал, как дети будут себя вести. Потому что есть стереотип такой, что нынче они более жестокие. Но практика показала, что нет. Не ожидал такой отдачи. В конце занятий их спрашивал, понравилось ли им. И они все сказали, что очень довольны. Мне расставаться с ними было тяжело – уже когда был последний урок, я чувствовал это. Но я понимаю, что мы не расстались, и сейчас поддерживаем отношения. Чего я не ожидал вообще – это то, что вот эти маленькие дети, когда я им сказал «до свидания», все наперебой ко мне побежали. И говорят: «Дайте мне автограф!», и все 34 человека взяли у меня автограф. Я обалдел.

«Меня сравнивают с героиней «Амели»

– Успеваешь еще чем-то заниматься?

– По настроению, или если мне хочется сделать кому-нибудь подарок, я вышиваю на бархатной бумаге. Людям нравится, а мне приятно, когда люди получают удовольствие – это отдача, непередаваемое чувство. Это очень ценно.

– А общаться?

– Да, по скайпу, в основном. Иногда хочется сказать человеку, что скучаешь по нему и хочешь увидеться, но думаешь, что неправильно тебя поймут, и не говоришь. Но, наверное, нужно. Потому что жизнь коротка.

– Ты реалист?

– Я не реалист, а больше оптимист. Потому что реалистом мне было бы очень тяжело быть. Я все-таки стараюсь верить в лучшее. А если я неправ – например, что-то оказалось тяжелее сделать, чем я думал, – все равно я думаю, что я не пропаду и справлюсь с ситуацией. Хотя бабушка мне говорит: «Ты живешь в «розовых» очках». А я стараюсь верить, пусть будет сложно, но у меня получится. Вот поставил я себе цель съездить в Москву – четыре года собирался! И я же все-таки слетал, хотя изначально мне казалось это очень нереальным. «Надо верить в себя, в свое счастье и в свою удачу», – сказала мне одна подруга. (Макс недавно летал в Москву и отмечал там свой день рождения с друзьями и близкими. Их внимание – то, что дает ему силы, – прим. ред.).

– Случается, что ты поддаешься депрессивным настроениям?

– Были в моей жизни люди, которые говорили, что все плохо. Им я, наоборот, стараюсь показать, что это не так. Хотя я сам иногда такой. Вот по мировосприятию меня сравнивают с героиней «Амели» Одри Тоту. Окружающие часто говорят, что я на нее похож своей детскостью, мечтанием.

– Какие у тебя планы сейчас?

– Честно, я хочу найти работу, хочу уехать в другой город, если получится, и жить счастливой жизнью. Это все, что, мне кажется, человеку нужно: счастливая жизнь, дом и работа. В России. Если получится уехать за границу, то это тоже будет очень здорово. Мы с другом сейчас планируем съездить в Испанию – у нас там есть знакомая, она приглашала к себе.

Анна Гилева