Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Услышать взмах ресниц

Ставропольскому местному отделению Всероссийского общества слепых - 55 лет. Среди тех, кто писал его историю, - Герой Труда, олимпийский чемпион, ученый с мировым именем, заслуженный учитель, успешный адвокат, юный поэт... Все они ставропольцы, у всех - инвалидность по зрению.

«Боялись, что накричите»

Секретарь ставропольского общества слепых Валентина Самофалова достает с книжной полки «Летопись жизни Ставропольской первичной организации ВОС» - тяжелый альбом со вкленными фотографиями. На картонных листах - черно-белые кадры советских времен с поездок в горы и города боевой славы и цветные снимки последних лет - с конкурсов «Руки - наше зрение», «Вырастим сами», «Осенние пироги».

«Раньше в «первичке» устраивали экскурсии, раздавали трости, магнитофоны и путевки в санатории, - листает страницы «Летописи» Валентина Гавриловна. - Сейчас возможностей стало меньше: на помощь спонсоров готовим небольшие подарки к праздникам - продуктовые наборы к Новому году, куличи на Пасху, цветы к 9 Мая, иногда достаем бесплатные талоны на ремонт обуви, очков и услуги парикмахерской».

Дважды в неделю ВОСовцы собираются в краевой библиотеке для слепых имени Маяковского - на тематические вечера «Спасительный смех в нашей жизни», «Музыкальная встреча к 60-летию Аллы Пугачевой», «Азбучник права», «Пасхальные традиции», «Венец всех ценностей - семья»... Для многих эти встречи едва ли не единственный повод выйти из дома. Слишком много препятствий ожидает каждого из них на улице: разрытые траншеи, заставленные грузовыми фурами остановки, припаркованные во дворах автомобили, человеческая грубость и бестактность.

«Припаркованную машину можно нащупать тростью или «увидеть» на слух, как это делает Алексей Староверов: щелкает пальцами в воздухе, по звуку определяет, что впереди автомобиль, и осторожно обходит преграду, - говорит Валентина Самофалова. - Но уникальные способности не помогут справиться с обидой, когда перед лицом закрываются двери троллейбуса или за спиной раздается раздраженное: «И что ж тебе дома не сидится?»

Люди привыкли отовсюду ждать грубого слова. Когда приходят к нам в первый раз, сильно нервничают, а уходя, признаются: «Боялись, что вы накричите...»
Алексей Староверов всю жизнь доказывает: люди с инвалидностью по зрению могут и должны жить так, чтобы «дома не сиделось». Мальчик, подорвавшийся на снаряде и ослепший в 11 лет, он окончил физмат Воронежского университета, 20 лет проработал программистом в Ставропольском крайстатуправлении, еще несколько - инженером компьютерной сети в библиотеке для незрячих.

Из 700 членов местного отделения ВОС на работу ходит каждый седьмой. Композитор, руководитель хора «Русская песня» Константин Савцов; единственный на Ставрополье незрячий адвокат Павел Чикарин; доцент СевКавГТУ Алексей Бобров; программисты Александр Новиков и Вячеслав Диков; воспитательница Флора Папулина; бард Вячеслав Климов; селькор Василий Яковенко; массажисты, предприниматели, музыканты.

Три десятка незрячих ставропольцев работают в местном филиале «Кунцево-Электро». Несколько лет назад их было три сотни.

Игра в бисер

Некоторые посетители в ставропольскую библиотеку имени Маяковского приходят за руку с мамами и бабушками - не потому, что не видят дороги, а потому что слишком малы для самостоятельных походов. Для детей, которые знакомятся с миром на ощупь, работники библиотеки мастерят специальные книжки-игрушки, похожие на миниатюрный кукольный театр, где можно потрогать пальчиками любимых сказочных героев - курочку Рябу, склеенную из перышек, пластилиновую ворону или набитого ватой Винни Пуха.

Иван Данилович Труфан свою первую сказку прочел 60 лет назад, в начальном классе Кисловодской школы-интерната для слепых детей, но и сегодня с нежностью вспоминает учительницу Анну Павловну Брага, мастерившую для учеников книжки-самоделки.

Теперь он сам заслуженный учитель России, за спиной которого физмат пединститута, десятки лет на учебно-консультационном пункте и в краевом правлении ВОС и главное дело жизни - работа с незрячими детьми.

Иван Данилович учит их письму по Брайлю, физике, математике, нотной грамоте и даже основам вязания. На первые уроки приносит монетки, бусинки, пакетики с крупами и дает задание, похожее на игру: отличить десятикопеечный кружок от рубля, разобрать перемешанные зерна, сложив отдельными горками гречку, просо, рис, ячмень.

Такие «игры в бисер» повышают чувствительность пальцев, чтобы детям потом было легче учить азбуку, каждая буква в которой - комбинация из шести рельефных точек, продавленных на бумаге металлическим стержнем.

Человек, придумавший «точечный» алфавит для незрячих, родился 200 лет назад в маленькой французской деревушке Кувр. В три года сын деревенского ремесленника Луи Брайль, играясь с ножом в мастерской отца, попал острием в глаз. Инфекция перешла на второй глаз, и в пять лет мальчик полностью ослеп. Читать он научился благодаря отцу, который «рисовал» буквы на доске, забивая в нее гвозди. В 15 лет Луи составил алфавит для незрячих, в 17 уже преподавал в Королевском институте для слепых детей.

Сегодня шрифт, придуманный французским подростком, используется даже при работе за компьютером. Брайлевские дисплей, принтер и клавиатура позволяют незрячему пользователю «видеть» экран, быстро «читать», набирать, распечатывать и слышать текст.

Азбука Брайля и современная электроника помогают заканчивать школы, институты, аспирантуры ученикам Ивана Даниловича Труфана, среди которых юный поэт Дима Гостищев, потерявший зрение в 8 лет после тяжелой болезни; студентка факультета филологии и журналистики, стипендиат Президента РФ Лейла Каппушева, выпустившая первый сборник стихов в 13 лет; аспирантка аграрного университета Лена Лихонос.

В их копилках немало достижений: победы в городских конкурсах, книжки со стихами, золотые медали, красный диплом, президентская стипендия, кандидатская диссертация. И где-то в начале всех успехов - игры в зернышки, которые они не забудут долгие годы. Как не забыл их немолодой учитель сказку про волка и семерых козлят, склеенную в послевоенные годы незрячей кисловодской учительницей Анной Брага.

Лекции «в дырочку»

У Ивана Труфана и его сверстников, заканчивавших вузы полвека назад, не было ни диктофонов, ни «говорящих» компьютеров - дипломы о высшем образовании они зарабатывали, записывая лекции уколами металлического грифеля на бумаге.

В первый год после войны в руках восьмилетнего Володи Виниченко взорвалась нечаянная находка - гранатный запал, а вместе с ней - мир, в котором были солнце, мамино лицо, картинки в букваре и первые слова по слогам: «Ста-лин», «Ро-ди-на», «По-бе-да».

Азбука осталась единственной книгой, которую первоклассник Володя прочел глазами. Новый алфавит он учил подушечками пальцев в Кисловодском интернате для незрячих детей. Прочел руками сотни книг и, закончив десятилетку, поступил на самый литературный факультет Ставропольского пединститута - историко-филологический.

Началась студенческая жизнь: шахматный кружок, «говорящие» книги, лекции «в дырочку», красный диплом. Затем - работа учителем русского языка и литературы в Георгиевске и 30 лет председательства в краевом обществе слепых.

Среди тех, кто писал летопись Ставропольской первичной организации ВОС, есть и доктора наук, профессора с мировым именем. Такие, как Юрий Леденев, - заслуженный работник высшей школы РФ, заслуженный профессор СГУ, известный российский лингвист, написавший более 300 научных статей, монографий, лекций и - практически никогда не видевший созданного им.

Или Анатолий Лопырин - заслуженный деятель науки РСФСР, именем которого названа улица в краевом центре. Накануне Великой Отечественной войны он уже был ценным специалистом крупнейшего в стране Всесоюзного НИИ овцеводства и козоводства, открытого в Ставрополе в 1932 году, а несколько месяцев спустя сменил белый халат ученого на походную гимнастерку. Военная страница его биографии оказалась короткой: несколько солдатских треугольников, капитанские погоны, Сталинградская битва, взрыв гранаты и темнота. В госпитале сказали - навсегда.

Летом 1943-го капитан Лопырин вернулся в Ставрополь. Здесь его ждали жена, трое детей и... научная работа во ВНИИОКе по совершенствованию продуктивных качеств тонкорунных овец. Он боялся оказаться обузой для семьи, а стал Героем Социалистического Труда, получил звание профессора, два Ордена Ленина и Государственную премию СССР.

Шестое чувство

Каково это - потерять зрение, когда ты молод, здоров и только начинаешь жить?

Николай Некрасов знает: это стресс и ступор. В 23 года ему поставили диагноз атрофия зрительного нерва, через год он был инвалидом первой группы, прятался от людей, выходил на улицу только по ночам, а потом... влюбился. «На уроке физкультуры в институте реабилитации услышал ее звонкий смех, мягкий голос и понял, что пропал». С женой Валюшей они вместе уже 30 лет. Оба меломаны, оба книгоманы, оба читают кончиками пальцев. Любовь к книгам превратила Николая в настоящего энциклопедиста, сейчас он - «мозговой центр» ставропольской ВОСовской команды интеллектуалов «45-я извилина».

Команда по душе в местном обществе слепых найдется не только для умников и умниц. Певцов, декламаторов, спортсменов ждут в хоре «Русская песня», ансамбле народных инструментов «Грезы», студии чтецов и спортивных секциях по легкой атлетике, армрестлингу, шахматам, шашкам и дартсу.

Словосочетание «незрячий дартсмен» кажется странным и даже фантастическим. Как можно попасть в яблочко, если не видишь ни мишени, ни дротика в руке?
«Полностью незрячих людей в ВОСе всего 10 %, остальные имеют остаточное зрение - могут различать свет и тень, иногда цвет и очертания предметов, - объясняет председатель ставропольского общества слепых Алексей Ледовской. - Дартсмены смутно видят ориентир для броска, а меткость - результат ежедневных тренировок. Высота мишени, расстояние до нее, вес дротиков остаются неизменными. Задача незрячего дартсмена - добиться того, чтобы дротик и кисть составляли единое целое, движение было плавным, рука - твердой, корпус - устойчивым. Так что зоркость глаз - не главное в этом виде спорта».

Недавно в ставропольском отделении ВОС начали осваивать голбол - самую распространенную в мире игру для незрячих. Голбол немного похож на ручной мяч, только играют спортсмены вслепую, в полной тишине, специальным «музыкальным» мячом с колокольчиком внутри. Игрокам закрывают глаза светонепроницаемыми очками, и за ходом игры они следят только по звуку колокольчика и шелесту воздуха. Тренеры наставляют голболистов: «Высочайшая степень мастерства - услышать взмах ресниц за спиной». У спортсменов до предела обостряются слух, осязание и какое-то шестое чувство, которому нет названия и которое помогает ощущать и угадывать движение соперника на площадке.

Очень популярен среди ВОСовцев другой паралимпийский вид спорта - шахматы. О том, какие секреты появляются в древней настольной игре, если в ней соревнуются незрячие, рассказывает ставропольчанин Анатолий Гимадеев: «Начинающие шахматисты учатся играть на специальных досках: здесь на клетках есть выемки, а у фигурок - ножки, причем у черных они на полтора миллиметра выше, чем у белых. Профессионалы играют на обычной доске. Всю картину игры, каждый ход соперника они держат в голове и могут играть в шахматы вообще без доски».

Держать в голове картину игры, которая длится несколько часов, Анатолий Гимадеев умеет лучше всех в мире - звание олимпийского чемпиона по шахматам среди незрячих он завоевывал 6 (!) раз. Кроме шахмат, Анатолий увлекался борьбой, в его копилке есть золото чемпионатов края по классической борьбе - среди ВОСовцев и среди зрячих.

Детство титулованный спортсмен провел на Камчатке. Там во время извержения вулкана погибли его мама и три сестры, утонул брат. А через два года в руках подростка полыхнул взрыватель - «сувенир», оставшийся на советской земле от войны с Японией, - и Толик Гимадеев перестал видеть.

Через полвека, оглядываясь назад, он говорит о главном: «Я показал многим людям, что незрячий человек может заниматься физическим и умственным спортом, жить полноценной жизнью, ходить, плавать, бегать, состязаться, побеждать, учить своих детей всему, что умеет...»
Наверное, дети Анатолия Гимадеева не умеют только одного - сдаваться.

Фатима Магулаева

Источник: opengaz.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ