Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«Был уверен, что Мадина меня сразу бросит. Но она захотела… стать моей женой»

Попав под поезд, житель Черкасской области Евгений Кудрявый лишился обеих ног. Когда Женя уже был на инвалидной коляске, в него влюбилась здоровая девушка Мадина и, несмотря на уговоры родителей и друзей, решила выйти за парня замуж. Сейчас у супругов родилась девочка

22-летний Евгений Кудрявый всегда мечтал стать военным. После армии хотел поступать в военное училище.

— О другом будущем я даже не думал, — признается Женя. — В армии мне нравилось абсолютно все: наш взвод, сама служба, военная форма. Я служил в Крыму. Однажды, решив пополнить счет мобильного телефона, ушел в самоволку. Так делали многие сослуживцы — незаметно отлучались и через двадцать минут возвращались. Последнее, что помню, — как оказался за пределами части. Дальше — провал. Очнулся уже в больнице.

«Мама, пусть мне сделают такой укол, чтобы уснуть и не проснуться. Не хочу жить»

— Что именно произошло, мы до сих пор точно не знаем, — вздыхает мама Жени Галина Ивановна. — Сын позвонил мне вечером, за несколько часов до трагедии. Сказал, что у него все хорошо. А утром звонит командир его части: «Ваш Женя… попал под поезд. Сейчас в больнице, ему ампутировали обе ноги. Приезжайте быстрее, пока он еще жив». «Есть еще одна проблема, — продолжал командир. — У вашего сына четвертая группа крови, резус-фактор отрицательный. В больнице, где он сейчас лежит, такой крови нет. Мы не знаем, как его спасти». Я начала обзванивать всех родственников и знакомых. Помог мой племянник-хореограф, который ездит с выступлениями по всей Украине. Он обратился к депутату из Симферополя, который тут же, среди ночи, поднял на ноги всех своих знакомых. Не знаю, как его благодарить. Меньше чем через час кровь нашли.

Уже потом врачи сказали: если бы кровь необходимой группы не нашли до утра, сына точно не спасли бы. Когда Женю обнаружили, его давление было 40 на ноль. Пульс не прощупывался. Врачи его откачали. А когда узнали, что истекающий кровью парень провел на рельсах больше четырех часов, даже не поверили, что он мог выжить при такой кровопотере.

— Это действительно фантастика, — присоединяется к разговору Женя. Парень заехал в комнату на инвалидной коляске. — Я пришел в себя, когда мне начали переливать кровь. По разговорам врачей понял, что попал под поезд. Но даже подумать не мог, что мне отрезало ноги! Ведь они у меня… болели. Я чувствовал, как «ноют» колени, как чешутся щиколотки. Однажды попросил медсестру почесать мне пятку. Услышав мою просьбу, она побледнела. «Я не могу этого сделать, — прошептала. — Дело в том, что у вас… нет пяток».

— Я тем временем ехала в автобусе и молилась об одном: только бы застать сына живым, — Галина Ивановна вытирает набежавшие на глаза слезы. — Чтобы хотя бы успеть попрощаться… Автобус ехал тринадцать часов, но мне это время показалось вечностью. Когда я наконец оказалась в больнице, врачи предупредили: пустят к сыну только в том случае, если не стану плакать. Я пообещала, что буду держаться. Когда зашла в палату, Женя был в сознании. Он лежал, отвернувшись к стенке. Увидев меня, молча откинул простыню и показал культи. Я еле сдержала крик. А сын посмотрел на меня полными слез глазами и тихо сказал: «Мам, пусть мне сделают такой укол, чтобы я уснул и не проснулся. Не хочу жить».

В голове у меня звучали наставления врача: «Что бы ни случилось, вы не должны плакать». Сдержав подступивший к горлу ком, я сказала Жене, что жизнь продолжается. Сын промолчал. А потом произнес: «Мам, я понимаю, что тебе меня жалко. Но я прошу: откажись от меня. Я не хочу, чтобы ты всю жизнь ухаживала за инвалидом». Я пыталась с ним разговаривать, но потом поняла, что без толку. Однажды Женя попросил принести его военную форму. Надев рубашку и китель, долго смотрел на себя в зеркало, о чем-то думал… Брюки, которые уже не на что было надевать, лежали рядом. Врачи предупредили: в таком состоянии сын может наложить на себя руки.

— Я действительно был к этому готов, — тихо говорит Женя. — Первые несколько дней отказывался верить, что все случившееся со мной — правда. Казалось, что это всего лишь страшный сон и я вот-вот должен проснуться. Засыпал в надежде очнуться в казарме целым и невредимым. Но каждый раз просыпался в больничной палате.

— Только в реабилитационном центре, куда мы поехали после больницы, сыну стало немного легче, — вспоминает Галина Ивановна. — Общение с людьми на инвалидных колясках пошло ему на пользу. Там у каждого своя история. Женя познакомился с бывшим хореографом, который после неудачного прыжка в воду сломал шейный позвонок. Врачи говорили его родным, что он будет полностью обездвиженным. Но мужчина, вопреки всем прогнозам, пошел на поправку, научился самостоятельно садиться и шевелить руками.

— Он даже мог сам одеваться, — улыбается Женя. — Но самое интересное, что в реабилитационном центре он влюбился. Познакомился с женщиной, которая оказалась на инвалидной коляске после аварии. Она ответила ему взаимностью, они решили пожениться. Такие примеры показывают, что жизнь действительно продолжается. Мама стала намекать, чтобы я тоже присмотрелся к девушкам в центре. Но мне было не до этого.

— Я понимала, что, как бы нам ни хотелось, вряд ли на сына обратит внимание здоровая девушка, — вздыхает Галина Ивановна. — Кто захочет связывать свою жизнь с инвалидом? Женя тоже это понимал. Но говорил: «Мам, лучше я буду один. Зачем тебе два инвалида в доме? Думаю, с головой хватит одного». Сын старался говорить это как можно более непринужденно, но я видела, что ему больно. Я тогда еще не знала, что он с кем-то переписывался по интернету.

«Я и сама не заметила, как Женя стал кем-то большим, чем очередным интернет-другом»

— В отличие от современной молодежи, которая сутками сидит в социальных сетях, я никогда этим не увлекался, — признается Женя. — У меня элементарно не было времени. Но в больнице свободного времени вдруг стало слишком много. Чтобы в больничной палате не сойти с ума от одиночества, зарегистрировался в нескольких социальных сетях. Общался только с теми, кого знал в реальной жизни. На сообщения так называемых анонимов, скрывающих свои имена и фотографии, не отвечал. И вот однажды мне написала девушка, на страничке которой вместо фотографии был какой-то дурацкий рисунок. Написала что-то вроде: «Привет, давай познакомимся». Я по привычке хотел отправить сообщение в «корзину». Но что-то меня остановило (улыбается).

— Наверное, это была судьба, — присоединяется к разговору Мадина, симпатичная темноволосая девушка модельной внешности. — В отличие от Жени я, наоборот, любила сидеть в социальных сетях. У меня был свой маленький виртуальный мир. Я тогда училась в медицинском училище и не знала, чем себя занять во время скучной лекции. Зашла в социальную сеть и наткнулась на фотографию Жени. До сих пор не понимаю, как это случилось — у нас не было общих интернет-друзей. Парень на снимке показался мне очень симпатичным. Я решилась ему написать. И тут же получила ответ: «Давай познакомимся».

— Так завязалась переписка, — говорит Женя. — Мадина рассказывала о школе и об училище, я в свою очередь рассказал ей, что служил в армии. Умолчал только о том, что стал инвалидом. Почему-то казалось, что, если я это расскажу, она перестанет со мной общаться, решит, что жалуюсь на жизнь. Да никто и не думал, что какая-то интернет-переписка может перерасти во что-то серьезное.

— Я тоже об этом не думала, — признается Мадина. — У меня было много интернет-знакомых. Но Женя, пожалуй, был единственным, с кем мне хотелось переписываться все свободное время. Сама не знаю почему. Со временем мы начали перезваниваться. И я поймала себя на мысли, что хочется каждый вечер ему звонить, рассказывать, как у меня прошел день. С ним было… спокойно, что ли. Я и сама не заметила, как он стал кем-то большим, чем очередным интернет-другом. Мы рассказывали друг другу достаточно откровенные вещи. Мне уже хотелось с ним встретиться, но, как только я заводила об этом разговор, Женя почему-то переводил тему. Его явно что-то беспокоило, но он не говорил, что именно.

— Я чувствовал себя настоящим эгоистом, — качает головой Женя. — Конечно, сразу надо было признаться Мадине, что я инвалид. Несколько раз подводил ее к этому разговору, но в последний момент не решался и начинал говорить какие-то глупости. О том, что у меня нет ног, Мадине сказал мой друг.

— Женя сам его об этом попросил, — объясняет Мадина. — Я очень удивилась, когда с Жениного номера мне позвонил другой человек. «Мадина, Женя хочет вам кое-что сказать, но не знает как, — начал его приятель. — Боится, что после этого вы не будете с ним общаться». В голову полезли ужасные мысли о том, что Женя, не дай Бог, судим или какой-то наркоман. Поэтому, когда я узнала, что проблема всего лишь в инвалидной коляске, вздохнула с облегчением.

— Никогда не поверю, что тебя нисколько это не смутило, — говорит Женя. — Наверняка ты об этом думала, и не один день.

— Вы посмотрите: он опять мне не верит! — Мадина нежно обнимает любимого. — Нет, конечно, я об этом думала. Но, честное слово, не видела в этом ничего страшного. Если мне с человеком хорошо, какая разница, есть у него ноги или нет? Когда любишь, такие вещи кажутся мелочами! На следующий день после разговора с Жениным другом я как ни в чем не бывало перезвонила Жене и обыденно спросила: «Как дела?» Он очень удивился…

— Еще бы! — улыбается Женя. — Потом решил: «Наверное, звонит из вежливости. Со временем будет звонить реже, а потом вообще перестанет». А Мадина спросила: «Так когда мы с тобой наконец увидимся? Мне уже надоело ждать!» В тот момент я чуть не расплакался. Зачем такой красивой молодой девушке парень на инвалидной коляске?

«Счастье — это ведь не пышное свадебное торжество. Главное — найти своего человека»

— Ну вот, началось! — досадует Мадина. — Знаете, недавно я видела телесюжет о девушке из Мариуполя, которая тоже вышла замуж за инвалида. Так вот, на все подобные вопросы она отвечала: «Бояться нужно инвалидов на голову. В наше время они встречаются очень часто. Мне повезло. Другая инвалидность не имеет значения». Я абсолютно с ней согласна. Можете не верить, но именно тогда, когда узнала всю правду, я начала всерьез задумываться о будущем вместе с Женей. В конце концов он все-таки пригласил меня в гости. Напросилась (смеется).

— Знала бы ты, как сильно я на самом деле хотел тебя увидеть, — качает головой Женя. — Но внутренний голос говорил: «Не будь эгоистом. Такая девушка не должна всю жизнь мучиться с инвалидом». Но и прекратить наше общение я уже не мог. Такого близкого и надежного друга у меня еще не было. Я мог доверить ей все, что угодно.

— Я тогда еще не знала ни о Мадине, ни о Жениных далеко идущих планах, — говорит Галина Ивановна. — О том, что к нам едет гостья, сын сообщил, когда Мадина уже была в городе. «Мам, к нам едет… моя девушка, — сказал он. — Через пятнадцать минут будет здесь». Я чуть в обморок не упала! Какая девушка? Откуда она могла появиться, если Женя целыми днями сидел дома? Бросилась наводить в доме порядок. Минут через десять раздался звонок. Женя сказал, что сам откроет двери. Выхожу через несколько минут в прихожую, а они обнимаются… Вечером ребята рассказали, как познакомились. Видя, с каким обожанием сын смотрит на Мадину, я поняла, что это не шутки — они действительно любят друг друга.

— За те несколько дней, которые я провела у Жени, мы с ним еще больше сблизились, — вспоминает Мадина. — А когда я приехала во второй раз, он позвал меня на балкон «для серьезного разговора». Несколько минут молчал, а потом говорит: «Мадина, я тебя люблю. Ты выйдешь за меня замуж?» До сих пор не могу вспоминать это без слез. Я в тот момент уже не сомневалась, что люблю Женю и хочу прожить с ним всю жизнь. Поэтому сразу сказала «да».

— Сын радовался как ребенок, — волнуется Галина Ивановна. — Громко кричал: «Она сказала „да“! Я самый счастливый человек на свете!» А я плакала от счастья. После того как Женя попал под поезд, я была уверена, что личная жизнь у него не сложится. И тут такое счастье… Я предупреждала Мадину, что ей будет нелегко. Спрашивала, точно ли она к этому готова. Знаю, что ее отговаривали подруги. Даже ее родители были против этой свадьбы. Но Мадина сказала: «Если мы любим друг друга, почему нам что-то должно мешать?»

— Свадьбу праздновали дома, в кругу самых близких, — говорит Мадина. — Когда-то давно я хотела шикарное свадебное платье, пышное торжество. Но, познакомившись с Женей, вдруг поняла, что счастье не в этом. Главное — найти своего человека. Мы с Женей сразу решили, что хотим большую семью. Но забеременеть получилось только через год. Наверное, Бог проверял наши чувства (улыбается). Не буду говорить, что мы никогда не ссоримся — в семейной жизни так не бывает. Но мы оба умеем терпеть и прощать. И самое главное — все так же любим друг друга.

— После женитьбы моя жизнь круто изменилась, — рассказывает Женя. — Через месяц у меня появились протезы. Их купил местный кандидат в депутаты Андрей Крохмаль. Узнал о нашей беде и решил помочь. Благодаря этим протезам я смог встать на ноги. Невероятные ощущения! А еще я поступил в колледж, теперь учусь на бухгалтера. Мадина однозначно приносит мне счастье.

— Сейчас покажу вам наше главное счастье, — молодая женщина приглашает меня в детскую, где в кроватке сладко посапывает во сне младенец. — Это наша Машенька. Мы с Женей оба хотели девочку. Маша — настоящая папина дочка. Видите, как на него похожа? Женя ее обожает. И уже намекает мне, что хочет мальчика.

— Не буду отрицать, намекаю, — смеется Женя. — Хочется большой семьи. Вот уже два года не чувствую, что чем-то отличаюсь от других людей. Более того, я намного счастливее многих своих знакомых. Они одиноки, а у меня есть любимые дочка и жена. Когда после трагедии оказался в больнице без ног, мне казалось, что сплю. Тогда я очень хотел проснуться. Сейчас мне иногда тоже кажется, что все, что происходит, — какой-то сон. Только теперь я хочу, чтобы этот сон не заканчивался.

Екатерина Копанева

Источник: Факты

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ