Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Почему городская среда не доступна для рязанских инвалидов

Члены общества «Мемориал» выяснили, насколько улицы и здания областного центра доступны для инвалидов-колясочников. 21 апреля у рязанской пенсионерки Валентины Владимировой маленький праздник. Она второй раз за эту солнечную весну вышла на улицу. Чаще не получается, потому как без коляски не может и шагу ступить. Впрочем, и в коляске тоже не особо получается: что ни метр - ухаб, что ни тротуар - препятствие. Когда ей предложили поучаствовать в экспертизе и помочь оценить уровень доступности улиц для передвижения инвалидов, она с готовностью согласилась.

- Из дома выбираюсь, доезжаю по тропинке до тротуара и все, мой маршрут закончился, — жалуется Валентина Алексеевна. – Сижу у бордюра и жду, когда кто-нибудь мимо пройдет,  прошу людей, чтобы вытащили меня. Когда дорогу ремонтировали, просила рабочих, чтобы сделали мне съезд. Отказались. Сказали, что тогда у них работы не примут.

Но сегодня никого просить не пришлось, правозащитники подхватили коляску и перенесли женщину через невидимое здоровому человеку препятствие. Дорога от дома пенсионерки до остановки «Гражданская» открыта.

Правозащитники помогли пенсионерке выйти из дома. Фото Александра Ефанова.

Правозащитники помогли пенсионерке выйти из дома. Фото Александра Ефанова

- При реконструкции дорог, тротуаров необходимо учитывать нормативы. Во всех местах, где есть пересечения пешеходных дорожек, бортовой камень должен быть занижен, — объясняет юрист Петр Иванов. – Сам по себе бортовой камень должен быть, чтобы асфальт или брусчатка не уехали, но в местах пересечения его уровень нужно понизить. Именно понизить, а не так как сейчас делают — нашлепки из бетона, съезды… Это нарушение! Колесо может уйти в сторону, коляска опрокинуться…

НЕТ ДЕНЕГ — НЕТ ПОНИЖЕНИЯ

Дорога до остановки и обратно до дома Валентины Владимировой заняла несколько минут. Благодаря плечистым помощникам, которые всякий раз, когда видели барьер, ловко подхватывали коляску и переносили женщину на безопасное место. Будь пенсионерка одна, до остановки бы добиралась не один час.

Петр Иванов замеряет первое препятствие под наблюдением чиновника.

Петр Иванов замеряет первое препятствие под наблюдением чиновника

По всем установленным нормам высота бортового камня не должна превышать 4 сантиметра. Но даже такую высоту инвалидам-колясочникам преодолеть бывает крайне тяжело, поэтому специалисты рекомендуют опускать уровень еще ниже. Но к чему рекомендации, когда рабочие зачастую ставят преграды в 18-20 сантиметров. Потому что так проще.

Прощаясь с женщиной и поблагодарив ее за участие, правозащитники пообещали оформить от ее имени обращение в администрацию города, отдать ей на подпись и отправить адресату, чтобы никаких нагрузок на плечи инвалида не ложилось.

- Если ремонт дорог и тротуаров делается с разработкой проектной документации, куда включаются водоотведение, замена бортового камня и прочее – вот тогда понижение делают, — рассказывает мне представитель управления благоустройства Рязани, присутствовавший на экспертизе. — Сейчас, если, допустим, ремонтируют дорогу, то на замену бортовых камней порой просто денег нет, поэтому приводят в порядок проезжую часть, а тротуары оставляют как есть. То есть, исходят из финансирования: на сколько денег дают, на столько и делают.

- Можно сразу обязать подрядчика понизить уровень бортового камня?

- Можно, если на эти работы предусмотрены деньги. Если в смете есть эти виды работ, то они сделают. А если в смете нет этого, то за свой счет они ничего делать не станут. А вы что, интервью у меня берете? — вдруг спохватился чиновник.

- Комментарий.

- Нет, тогда никаких комментариев. Я думал, вы просто спрашиваете. У нас все официально через пресс-службу, извините.

Продолжать пытать рязанского «благоустройщика» мы не стали. Все понятно и без лишних слов. Каждый год на ремонт и реконструкции дорог выделяется определенный лимит денег. И планируя работы по ямочному ремонту, ремонту картами, в первую очередь чиновники выполняют предписания ГИБДД, прокуратуры, решение судов. Потом уже сами планируют наиболее разрушенные участки дорог с интенсивным движением. Денег хватает только на то, чтобы привести в порядок участки, где чаще всего ходят люди.

ДРАМА БЕЗ ТЕАТРА

- Высота первой ступеньки – 16 сантиметров, всего крыльца – 32 сантиметра, — ловко орудует угольником Петр Иванов. Под мышкой у юриста — уровневый угломер. Мы находимся у подъезда одного из домов на проезде Яблочкова. Здесь живет Татьяна Шарова, мама 5-летнего сына-инвалида. Правозащитники помогли женщине и ее отцу спустить коляску с ребенком на улицу. Дедушка, когда сам не болеет, справляется. Но ребенок растет, сил у женщины и старика не прибавляются, а пандусы — не строятся.

По дороге к площади Театральная.

По дороге к площади Театральная

- Наша проблема – бордюры, — показывает рукой на барьеры Татьяна Юрьевна. Мы идем на улицу Циолковского, чтобы по ней выйти на площадь Театральную. Идем привычным маршрутом женщины. – Вот мы ходим в основном здесь по тропинке, но если начинает грязь течь, переходим на другую сторону.

Проходим мимо магазина детских товаров «Алеша». С внутренней стороны входной двери крупными буквами надпись: «К нам можно с коляской». Наверное, и правда можно, если кто-нибудь коляску втащит через 18-сантиметровую ступеньку на крыльцо. Понятно, что инвалидам вход в магазин закрыт.

В магазин

В магазин «Алеша» можно проехать только на танке

Как закрыты и подъезды к храму Мельпомены, читай – Драмтеатру. Захочешь окультуриться – не сможешь. Ни с одной, ни с другой стороны инвалиду к театру не поступиться.

- Мы в кукольный театр ходим, — сразу как-то посветлела женщина. – Там и пандусы есть, и подъемники, и работники театра, если что помогут.

Возвращаемся обратно по разбитому тротуару на улице Урицкого. Нет, бессовестно врем, тротуар разбит не весь. Возле дома №17, где когда-то жил писатель Солженицын, тоже, кстати, в какой-то степени правозащитник, тротуар как новенький. Экспертам оставалось только скрупулезно фиксировать все выбоины и рытвины.

- Всю информацию мы систематизируем, направим в администрацию Рязани и, скорее всего, в прокуратуру. Наглядно продемонстрируем все несоответствия, — резюмирует Петр Иванов экскурсию. — Понятно, что абсолютно весь город должен быть в равной степени доступен всем, но мы понимаем, что это невозможно сделать за год, за два. К этому нужно постепенно идти. Если делают ремонт, значит сразу нужно все предусмотреть и сделать как надо.

Если скатиться с тротуара еще можно, хотя и небезопасно, то подняться уже нельзя. Фото Александра Ефанова.

Если скатиться с тротуара еще можно, хотя и небезопасно, то подняться уже нельзя

ТРИ СТУПЕНЬКИ ВМЕСТО ДВУХ

Экспертиза рязанских улиц проходила в течение трех дней. Правозащитники прошли с десяток маршрутов по пыльным дорогам, по которым с разным успехом передвигаются инвалиды-колясочники.

Для мамы 7-летней дочери-инвалида Ирины Шеремет большая проблема добраться от дома по улице Коломенская до поликлиники №6. Главная беда – спуститься на первый этаж.

- Мы живем на 9 этаже, но наша главная проблема — до первого этажа добраться, — говорит Ирина Викторовна. — Хотите посмотреть, наш пандус крутой? – спрашивает женщина и отрывает дверь в подъезд. Там семь стандартных ступенек, а сбоку бетонная дорожка шириной в несколько сантиметров.

За спиной юриста Петра Иванова Общество инвалидов Московского округа Рязани. Высота бордюров превышает допустимую высоту.

За спиной юриста Петра Иванова Общество инвалидов Московского округа Рязани. Высота бордюров превышает допустимую высоту

- До этого было два швеллера, оба узких, — перечисляет женщина. — Два раза делали и два раза узких. В третий раз сделали вот эту дорожку из бетона, но коляска съезжает с нее. Написала письмо в ЖЭК, чтобы сделали откидной пандус, мои соседи все не против. Но директор ЖЭК требует, чтобы весь дом подписал. Моего подъезда ей мало оказалось. Ой, а вот смотрите, какое крыльцо нам сделали: три ступеньки вместо двух! Доброе лицо женщины сияет от радости. Три маленькие ступеньки вместо двух больших делают чуть-чуть счастливее жителей всего подъезда.

- Я смотрю и наслаждаюсь, — улыбается женщина. — Нам все соседи говорят «спасибо». Оказывается, несколько месяцев назад, Ирина Викторовна, устав самостоятельно бороться с коммунальщиками, сфотографировала крыльцо и отправила фотографии с заявлением правозащитникам. Те и разобрались. Крыльцо переделали, пандус установили.

«Мемориаловцы» замерили угол пандуса – 20 градусов. При норме в 5 градусов – это много.

- Нет-нет, спасибо, — машет рукой женщина, — нам и этого хватит.

- Поручней нет, а должны быть… — продолжает фиксировать нарушения кто-то из правозащитников. Но женщина довольна тем, что уже есть, и не нужен ей ни градус меньший, ни поручни. На безрыбье и рак рыба.

Ирина Шеремет направляется с дочерью в поликлинику.

Ирина Шеремет направляется с дочерью в поликлинику

Дорогу до поликлиники описать трудно: ямы-ухабы, машины на тротуарах. Напротив РГАТУ сверкает на солнце бело-желтая «зебра». Но ступить на нее могут только резвые студенты. Работники отгородили тротуар от пешеходной дорожки 14-сантиметровым бордюром. Проезд инвалиду закрыт наглухо!

Сама же поликлиника оборудована швеллерами – это дешевле. И кому какая разница, что не всякая коляска проедет по импровизированным рельсам под немыслимым градусом. Другой корпус медучреждения оборудован пандусом по всем нормам. Хотя, по мнению замглавврача, которая выбежала на улицу выяснить, чем и кем вызван столь неподдельный интерес к поликлинике, пандус – это выброшенные на ветер деньги. Потому как инвалиды не могут выйти из дома, чтобы добраться до больницы.

- У нас столько проблем было построить этот пандус, вы даже не представляете, — жалуется врач. — Разрешения 15 организаций для этого нужно было получить, и что в итоге? У нас только дети бегают по этим пандусам…

Пандус у поликлиники №6. К сожалению, не все инвалиды могут до него добраться.

Пандус у поликлиники №6. К сожалению, не все инвалиды могут до него добраться

P.S. Экскурсии по рязанским улицам закончились. Юристы оформляют документы, а инвалиды ждут, когда магазины, аптеки, театры станут им хотя бы немного доступнее. Удивительно, но когда инвалидов-колясочников спрашиваешь, где они любят бывать, то все как один называют крупные торговые центры да еще кукольный театр. Эти заведения оборудованы всем необходимым для приема инвалидов – от пандусов до туалетов. Проблема только в том, что добраться до них зачастую практически невозможно. Так может, с малого начать, господа коммунальщики?  Делов-то — три ступеньки вместо двух…

Александр Ефанов

Источник: Рroryazan.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ