Архив:

Детдом не меньше нужен, чем детсад

В марте в редакцию газеты «Московский комсомолец» поступило письмо из Америки от бывшей жительницы Тайшетского района Марина Соколовской, в котором она с негодованием поведала об ужасающих, по ее мнению, условиях содержания детей в детском доме в поселке Бирюса Тайшетского района, здание которого признано аварийным. Марина Соколовская также отправила и фотографии, подлинность которых мы попытались проверить через Интернет. Картина рисовалась весьма удручающая, и, чтобы убедиться в ее правдивости, редакцией было принято решение отправить журналиста газеты в Бирюсу. 

Несмотря на то, что автор письма располагала данными на 2012 год, и журналисту не удалось увидеть ужасы, описанные в письме бывшей соотечественницей, главное, о чем она написала, осталось без изменений. Дети живут в аварийном здании, в котором капитальный ремонт не проводился за все время его существования, а это более пятидесяти лет. А значит, жить в нем детям небезопасно. Руководство детского дома и персонал пытаются сделать все, что могут, чтобы скрасить быт сирот, привлекают спонсоров, латают дыры, пытаются создать домашний уют. Однако зданию необходим капитальный ремонт, а лучше так вообще новое построить. Но браться за решение этой проблемы некому, поскольку новый закон об образовании обязывает все детдома передать из подчинения министерства образования министерству социального развития. До конца года должен быть подготовлен перечень передаваемых объектов. И вся эта бюрократическая процедура отодвигает кардинальное решение вопроса еще на годы.

— Основное здание детского дома раньше было школой, его построили в 1961 году в другом поселке. В Бирюсу его перевезли в 1976 году, и капитального ремонта с тех пор ни разу не проводилось, — рассказали работники детского дома. — А почву здесь почти ежегодно размывает во время половодья, так что фундамент «плавает», стены на втором этаже ходуном ходят, трещины появляются, как ни ремонтируй. А при проверке был обнаружен грибок, и здание признали аварийным.

Вымученный уют

Аварийным здание было признано еще в 2006 году, однако с тех пор средства выделялись только на текущий ремонт. В целом условия проживания детей вполне сносные. Все дети живут в скромных, но опрятных комнатах по одному – два человека. В их распоряжении также классы для занятий, комнаты отдыха, шахматная, швейная мастерская, кабинеты для творческих занятий, компьютерный класс, небольшой тренажерный зал, библиотека. Однако, несмотря на старания руководства учреждения, само здание находится в плачевном состоянии.

Во многом это обусловлено не только его изношенностью, но и природными условиями. Эта местность регулярно страдает от паводков. Так, в июне прошлого года воспитанников детского дома эвакуировали из-за угрозы подтопления. В этом году из-за благоприятной погоды подтопления удалось миновать. Однако из-за постоянной сырости, несмотря на ежегодный текущий ремонт, в старом деревянном здании покоробились стены, волнами пошел потолок.

В июне прошлого года уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области Светлана Семенова обращалась в региональное правительство с просьбой принять меры по улучшению условий пребывания детей в бирюсинском детском доме. «Помещения, в которых в круглосуточном режиме находятся несовершеннолетние, не отвечают установленным санитарно-гигиеническим и противопожарным нормам. По моему мнению, присутствует реальная угроза жизни и здоровью при дальнейшем пребывании детей в данном учреждении», — подчеркивается в обращении.

Месяц спустя в аппарате Уполномоченного получили ответ за подписью заместителя председателя правительства Валентины Вобликовой, в котором подтверждалось, что здание требует капитального ремонта, однако средства в 2013 году запланированы только на текущий.

По данным министерства образования Иркутской области, в прошлом году на проведение текущего ремонта, обеспечение противопожарной безопасности и приобретение оборудования детскому дому было выделено 790 тыс. рублей. На эти средства был проведен ремонт туалетных помещений, системы отопления, коридоров, лестничных маршей и спален, игровых, изостудии, швейной мастерской, столовой, пищеблока.

По словам директора детского дома Оксаны Кабарбо, средства, выделенные на ремонт, осваиваются в полном объеме, при этом привлекаются еще и средства спонсоров — около 30% от общего объема. В этом году учреждению снова выделили средства на текущий ремонт. Однако кардинально решить проблему изношенности здания таким способом невозможно.

Сироты при живых родителях

В целом детский дом рассчитан на 50 воспитанников, в настоящее время там проживает 43 ребенка. При этом сиротами являются только 14 человек, остальные — так называемые социальные сироты, то есть дети, оставшиеся без попечения при живых родителях. Почти все воспитанники детдома посещают бирюсинскую школу, в которой всего 119 учеников. Так что детдомовцы среди остальных детей белыми воронами не выглядят. По словам работников, сельские ребятишки частенько забегают в гости к своим друзьям из социального учреждения, специально даже устраиваются общие для всех детей мероприятия.

Детский дом, помимо своей основной роли, является и работодателем для жителей поселка Бирюса, где проживают чуть менее 700 человек. Всего в детдоме работает 82 человека, только треть из них — жители поселка, остальные приезжают на работу из Тайшета и Бирюсинска, расположенных в 15 км. Несмотря на то, что в итоге получается, что в детдоме работает меньше 30 жителей поселка, это существенно, потому что в Бирюсе, как и в большинстве сельских населенных пунктов, рабочие места есть только в школе, детском саду и мелких магазинчиках.

В этом году детский дом покинет 15 воспитанников, все они станут студентами профессиональных училищ в Тайшете, Братске, Иркутске и Усолье-Сибирском. Обычно освободившиеся места сразу занимают вновь поступившие дети, однако в этом году перспективы детдома остаются непонятными.

495_51191.jpg

Одна из спален девочек

Дело в том, что данный детский дом подведомственен министерству образования Иркутской области. Однако в соответствии с новым федеральным законом «Об образовании» такую деятельность должны осуществлять органы опеки. В связи с этим судьба учреждения остается неопределенной. Все ждут его передачи из образовательного ведомства в социальное. Всего в подчинении министерства образования Приангарья сейчас находится 18 детских домов, и судьба каждого из них также не определена.

— Сейчас правительственная комиссия ездит по всем детским домам Приангарья, осматривает здания, проводит анализ их текущего состояния, — рассказали «МК Байкал» в пресс-службе Минсоцразвития. — К концу этого года должен быть определен перечень детских домов, которые будут переданы нам. Однако нельзя сказать, что сразу передадут все детдома.

В министерстве также подтвердили, что некоторые детские дома действительно находятся в плачевном состоянии. «К сожалению, средств на строительство новых зданий или капитальный ремонт часто не хватает, — отметили в пресс-службе Минсоцразвития. — В случае передачи нам таких детских домов будем пытаться провести эту работу либо за счет включения в федеральные программы, либо привлекая спонсоров, либо будем просить муниципальные образования предоставить подходящие помещения».

Между тем именно на передачу «под крыло» Минсоцразвития надеются в бирюсинском детдоме. «В перспективе речь идет об объединении детского дома с тайшетским Центром помощи семье и детям, который оказывает помощь не только сиротам, но и семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, — рассказала начальник управления министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по Тайшетскому району Елена Ротарь. — Сейчас наше управление, районная администрация и руководство обоих учреждений готовит свои предложения для министерства социального развития. Трудно сказать, в какой это будет форме и на базе какого учреждения будет создаваться. Но вообще наиболее вероятным пока видится вариант расширения Центра помощи семьи и детям за счет строительства новых помещений — каменных или кирпичных».

В детдоме лучше, чем в семье

Государственная политика в отношении детей-сирот за последние годы резко изменилась. Ее цель вообще избавиться от детских домов, чтобы одинокие дети, как и во всем цивилизованном мире, воспитывались в приемных семьях, то есть обретали новых родителей. А детские дома должны стать лишь временным прибежищем для детей до тех пор, пока они не найдут настоящий дом. Как это происходит в большинстве стран мира.

Меры государственной поддержки для людей, которые принимают в семьи детей-сирот, сегодня являются действительно ощутимыми, особенно для жителей сельской местности, где существует дефицит рабочих мест и многие живут за счет подсобного хозяйства. Так, опекунам, приемным родителям и усыновителям выплачивается единовременное пособие за ребенка, которое варьируется от 13,7 тыс. рублей до 17,8 тыс. в зависимости от территории проживания. Кроме того, опекуны ежемесячно получают 5—6 тыс. рублей за воспитание одного ребенка, а приемные родители — 11—12 тыс. рублей. Усыновители этих выплат лишены, поскольку считается, что ребенок для них становится родным. Зато в случае усыновления ребенка-инвалида или ребенка старше 7 лет усыновители единоразово получают более 100 тыс. рублей.

Однако финансовая помощь не может быть единственной мотивацией и не способна подвигнуть людей стать настоящими родителями для чужих детей, привыкших жить совершенно в других условиях. Чтобы помочь потенциальным усыновителям и опекунам понять, что значит взять ребенка из детдома, в территориях стали открывать школы приемных родителей, которые готовят людей к проблемам, с которым они могут столкнуться после усыновления. Кроме того, создаются клубы приемных родителей, где родители-новички делятся своим первым опытом, получают советы от единомышленников.

495_51192.jpg

Библиотека

Однако учиться жить в семье нужно не только будущим родителям, но и детям, многие из которых не имеют ни малейшего представления о том, что такое нормальная семья. У большинства из них за плечами тяжкий печальный опыт, который убедил их, что жить в детском доме безопаснее и комфортнее. Если не верите, можете спросить их самих. «В прошлом году, чтобы помочь потенциальным усыновителям, мы попросили детей из детского дома написать сочинение на тему «Какими вы хотели бы видеть своих будущих родителей». Около десяти детей наотрез отказались писать, заявив, что они не хотят жить в семье», — рассказала Елена Ротарь.

По ее мнению, все эти проблемы должны решаться комплексно, в одном учреждении. Поэтому в случае передачи министерству социального развития и создания в Тайшетском районе единого социального учреждения в нем также предусмотрен отдел, который будет заниматься постинтернатным сопровождением сирот-выпускников, то есть адаптировать их к обычной жизни. Сейчас такая работа не ведется, и зачастую дети, вышедшие из стен социального учреждения, не могут сами себя обслужить даже в бытовом плане.

Поскольку активная работа по созданию условий для устройства детей в семьи началась совсем недавно, формирование соответствующего мировоззрения у населения займет, пожалуй, не один десяток лет. Так что отказаться от детских домов, даже при активном усыновлении, мы сможем позволить себе только в далекой перспективе. Тем более что одиноких детей почему-то меньше не становится. Поэтому, как бы нам ни хотелось, строить придется не только детсады, но и детдома. Только вот новый закон об образовании и успевшие уже всем надоесть новые федеральные стандарты об этом стыдливо молчат. 

Александрина Дмитриева 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ