Архив:

Поставщики общественной пользы. Почему некоммерческие организации не готовы выйти на рынок услуг

Этот год неофициально называют годом некоммерческих организаций (НКО). Увы, несмотря на то, что объем господдержки российских некоммерческих организаций в прошлом году увеличился почти вдвое, интерес россиян к деятельности НКО по-прежнему находится на низком уровне. Такие выводы представлены Общественной палатой РФ в ежегодном докладе о состоянии гражданского общества. В чем причина этой непростой ситуации?

Воры, неудачники и шпионы?

За рубежом некоммерческие организации делятся на два типа: первые работают только для своих членов, вторые ориентированы на широкие массы. И те отвечают взаимностью. У нас все гораздо сложнее.

Вкратце, мнение типичного россиянина об НКО выглядит так: это несерьезно и непрофессионально, в них работают неудачники и вообще они воруют и они иностранные шпионы. Увы, последний момент, возникший с легкой руки идеологов правящий партии, сильно подпортил построение гражданского общества. И вызвал у самих общественников вполне конспирологическую реакцию.

По мнению социологов, энкаошники имеют те же комплексы, что и остальные россияне, то есть считают, что власти они не нужны; кто надо, о них и так узнает;и их деятельность всем вполне понятна. В результате появляется множество мифов, которые мешают функционировать и самим НКО, и тем, кто действительно нуждается в их помощи. Тем более, что спектр работы общественных организаций крайне широк: от тусовок коллекционеров до борцов с наркоманией и онкологическими заболеваниями.

Первой попыткой изменить ситуацию к лучшему была всероссийская рекламная кампания АСИ (Агентства социальной информации) по продвижению некоммерческих организаций. Целью было привлечь к их деятельности самую экономически активную, но общественно пассивную группу населения в возрасте от 25 до 45 лет. Это была чреда «Дней жаворонка», роликов на федеральных телеканалах и наглядной агитации в разных городах страны. Например, в Нижнем Новгороде была создана «карта некоммерческих организаций», в которые горожане могли обратиться с теми или иными нуждами. Эта карта представлена и в популярном электронном справочнике «ДубльГИС». Увы, социальные опросы показали, что число тех нижегородцев, которые хотя бы слышали об этой инициативе, крайне невелико - около 500 человек. Тем не менее, по словам руководителя АСИ-Нижний Новгород Оксаны Тажировой, наблюдается положительная динамика – горожане все больше узнают об общественниках.

Такое же мизерное количество горожан были готовы поддержать благие начинания общественников. Из 1500 опрошенных нижегородцев 40% заявили, что деятельность НКО незаметна, а 38% считают, что общественные организации созданы для решения личных проблем своих руководителей. 67% предпочли заявить, что вообще ничего об НКО не знают! По мнению самих общественников, такие заявления были даже от тех, кому они помогли. Что же нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

Разброд в умах

На государственный грант и в соответствии с распоряжением Президента страны, АСИ была организована пиар-кампания по продвижению российских НКО. Помимо избитых фраз о «формирование позитивного имиджа», в проекте появился вполне «индивидуальный» момент - «формирование представления, что социальная активность и волонтерство – это новая возможность личного развития, получения опыта, знания и навыков». Увы, и здесь нет ничего оригинального. Словно оберегая россиян от «западной заразы», исторический кризис «индивидуального спасения» отобразил в своих трудах еще философ Макс Вебер. Техническая сторона пиар-кампании также не отличается оригинальностью: разработка стратегии, дискуссии и лекции о роли «поставщиков общественной пользы» плюс социальная реклама.

Здесь есть еще один немаловажный нюанс: разброд в умах самих общественников. Большинство из них с уверенностью заявляет, что готовы участвовать в системе предоставления социальных услуг населению (только 2% опрошенных ответили “нет“). При этом для плодотворной деятельности со стороны государства требуется совершенствование законодательства, финансирования и даже разработка соответствующих программ. Ни о каком диалоге с властью речи уже не идет! Мало того, 46% представителей НКО желали бы работать с потребителями напрямую, и только 11% считают, что в качестве посредников должны выступать государственные органы.

НКО обладают большей гибкостью, чем госструктуры, лучше понимают потребности простых людей, не стремятся зарабатывать и не экономят на качестве услуг, а еще в НКО гораздо меньше формализма и бюрократии. Поэтому они могут решить задачи, на которые не способны государство и бизнес. С другой стороны, в НКО непостоянный состав активистов и волонтеров, безвластие, неготовность к серьезной конкуренции и фактически отсутствие самооценки. Дескать, мы же на энтузиазме вкалываем - уже великое дело! Все это говорит о неготовности принять пусть и сильно бюрократизированную, «государеву ношу». И получается, что основной барьер, мешающий общественникам полноценно выйти на рынок соцуслуг, - это боязнь государственных органов, нежелание самих НКО осваивать рынок и нежелание людей масштабно обращаться к ним.

Увы, в современных условиях государство не доверяет общественникам, а те в свою очередь грызутся меж собой за ту или иную подачку. А граждане после закона «об иностранных агентах» панически боятся общественников. Тем не менее, зачатки сотрудничества имеются.

- Есть уже опыт сотрудничество Всероссийского общества инвалидов и Министерства соцполитики, - заявил представитель общества инвалидов Андрей Анисимов. - Нашим потребителям абсолютно все равно, кто им поможет: мы, государство или инопланетяне. Им нужна конкретная услуга.

Увы, форма государственного партнерства сейчас не востребована в силу неготовности населения и жадности чиновников. Например, депутат Законодательного Собрания Нижегородской области Ольга Щетинина заявила, что определенные механизмы уже имеются:

- Представители НКО считают, что у них нет административного ресурса. Он есть. Все организации, которые эффективно работают, имеют доступ к власти. Например, при молодежном парламенте создан совет из представителей молодежных организаций...

Печальные выводы

По словам директора по развитию Ассоциации НКО «Служение» Аллы Балашовой, общественники до сих пор не могут выявить свою целевую аудиторию:

- Например, с одной стороны, общество поклонников Дюма удовлетворяет потребности любителей этого писателя. С другой стороны, если они не сделают так, чтобы вся страна полюбила Дюма и к нам вернулось рыцарство, честь и т.д., полезность этой организации под вопросом. Вопрос, кто будет оплачивать кампанию по популяризации Дюма?

Именно нежелание работать над своим имиджем, (только 39% общественников заявляют, что повышение уровня публичности деятельности способствует ее эффективности) приводит к негативизму по отношению к НКО. А учитывая, что, по статистике, половина общественных организаций занимается сбором пожертвований, отношение к тем, кто действительно занимается полезным делом, как к побирушкам.

- Если ты работаешь во благо кого-то, - заметил Андрей Жильцов из «Нижегородской службы добровольцев», - эти люди должны тебя поддержать. Когда мы начинаем идеализировать своего потребителя, мы порождаем иждивенчество. Мне как волонтеру часто говорят, что я вообще есть не должен... Я с этим в корне не согласен. Должны быть четко обозначены услуги, а не перечень мероприятий, которые вы когда-то провели...

Увы, выводы напрашиваются самые печальные. Несмотря на то, что большинство крупных международных общественных организаций были созданы белоэмигрантами из России после 1917 года, современные российские общественники не готовы на грандиозные свершения. Хотя только в Нижегородской области более шести тысяч общественных организаций.

Константин Гусев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ