Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Аренда для инвалида. Как в Москве уничтожают частную школу для «особых детей»

В очередной раз на уровень федеральных СМИ вышла история об особенностях рынка аренды в Москве применительно к образовательным учреждениям. Школа св. Георгия Победоносца, где учатся «особые» дети, вынуждена проводить занятия едва ли не подпольно.

Тему поднял МК. Правда, журналисты «Московского комсомольца» ошибаются, называя школу св. Георгия Победоносца центром для детей из многодетных семей, с ментальной инвалидностью. Эту версию руководство школы вполне сознательно «скармливает» чиновникам и журналистам, понимая, что объяснить этим людям про существование пограничных детей, которых можно вытянуть к норме, а можно потерять, просто нереально. У нас биполярное мышление: белый – чёрный, здоровый – больной, русский – украинский и так далее.

В этой школе за скромные по столичным меркам деньги учатся как инвалиды, так и – в первую очередь – дети с сохранным интеллектом, которые в силу ряда особенностей неспособны адаптироваться в обычном муниципальном учреждении. Любой родитель здесь поделится парой историй о том, как 20-летние выпускницы педколледжей в государственных школах издеваются над необычными детьми – словно у них пятёрка в дипломе по специфическому предмету «травля». Что ж, дело похвальное: травля «непохожих» является сейчас государственной политикой на всех уровнях, от «болотного дела» до первого класса.

Особенности национальной субаренды

Ранее школу прогнали из здания на «Проспекте Мира» – выяснилось, что государственное учреждение сдавало верхний этаж в субаренду незаконно. Теперь с «Красносельской» – арендодатель, оказывается, не имел права распоряжаться зданием. Личные вещи детей и учителей уже несколько месяцев лежат в опечатанных помещениях. Руководство школы бьёт во все колокола, добивается хотя бы какой-то поддержки в столичном правительстве и Думе, и только поэтому дети ещё не занимаются на улице, хотя адрес временного размещения классов лучше не озвучивать – придут и туда.

При этом речь идёт о единственном в Москве частном лицензированном образовательном центре для детей-инвалидов. Все издержки, возникающие из-за недобросовестности арендодателей, перекладываются на добросовестного арендатора.

А помещения в Москве есть. В изобилии.

Система работает

Другим школам ещё хуже. Их проблема проста, как работа Сизифа: нет лицензии – не будет помещения, нет помещения – не будет лицензии. В эту ловушку столичные чиновники абсолютно сознательно заманивают все негосударственные учебные учреждения.

При этом аналогичные государственные не выдерживают критики. Броский внешне, оригинальный изнутри центр аутизма на Кашёнкином Лугу (СВАО), изначально созданный как современное научно-образовательное учреждение, постепенно выдавил всех сколько-нибудь ярких преподавателей. Остались люди, чьим главным достоинством является правильное заполнение многочисленных педагогических бумаг и умение работать строго по инструкции, невзирая на индивидуальные особенности детей.

Что до частных учреждений, то, кажется, нет в Москве работающих с инвалидами школ, которых бы за последние годы несколько раз не выгоняли из помещений. Создаётся впечатление, что это система, причём выстроенная целенаправленно.

Политика прежде всего

Московский департамент социальной защиты отозвал у детей с ментальными нарушениями уже выданные им летние путёвки в санаторные учреждения на Украине. Вместо этого детям предлагают либо прямо сейчас поехать по «горящим» путёвкам в санатории общего назначения (а не специализированные пансионаты, подготовленные именно для детей-инвалидов), либо когда-нибудь потом куда-нибудь.

Нам удалось получить комментарий руководства оздоровительного комплекса «Алые паруса» в Херсонской области, город Скадовск:

– У нас всё совершенно спокойно. Мы каждый год принимаем детей из Москвы, но сейчас нам в Департаменте соцзащиты сказали, что заезд отодвигается на неопределённый срок. Жалко, потому что у нас всё готово для приёма детей, мы умеем и любим с ними работать… Не понимаем, почему в Москве вдруг передумали.

Действительно, парадокс. Последовательно дестабилизируя обстановку на Украине, российские власти воюют тем самым против российских же детей. А может быть, вовсе не парадокс, а попытка убить одним выстрелом двух зайцев. Причём уже практически в буквальном смысле.

Уточнение терминологии

Слово «фашизм» после украинских событий стало присутствовать в медиасфере в 20 раз чаще, чем всего полгода назад. Оппоненты в любом политическом вопросе употребляют его налево и направо, мало понимая суть – например, что классический фашизм не имеет ничего общего с нацизмом, что это всего лишь корпоративная система управления государством, не предполагающая существования оппозиции и выбивающихся из общего ряда индивидуумов.

«Ментальных инвалидов», безнадёжных калек при фашизме быть не должно в принципе. В этом смысле хоспис – самое антифашистское учреждение: там заботятся о тех, кого по фашистской логике нужно было бы просто пристрелить для общего блага.

Московские власти много заботятся об инвалидах; больше на словах, но иногда и на деле. Но для них инвалиды – это исключительно «опорники». Для незрячих город не меняется, задачи создать комфортную среду для них никто и не ставил. А к умственно и психически неполноценным власти относятся исключительно как к врагам народа.

При этом от рождения таких детей не застрахован никто, но и «элитным» инвалидам несладко. Внук Бориса Ельцина Глеб Дьяченко с синдромом Дауна точно так же изолирован от общества, как и «простые» аутисты, олигофрены, даунята. Хотя если бы болезнь мальчика не считалась в своё время «постыдным секретом» семьи, возможно, и другим российским «особым детям» жилось гораздо комфортнее. Но рыба, как известно, гниёт с головы.

Павел Дроздов

Источник: Квадратъ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ