Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Как живут ставропольские спортсмены с психическими отклонениями

Пациенты Балахоновского психоневрологического интерната уже больше десяти лет участвуют в играх специальной Олимпиады для инвалидов с нарушениями интеллекта. И ежегодно побеждают во множестве ее дисциплин: в здании интерната для кубков, медалей и грамот оборудован целый холл.

Чемпионы тренируются со страусами

В «Балахоновке» больше четырехсот пациентов. У интерната аккуратная территория: с небольшими скульптурами. По специальному загону разгуливают страусы. Есть и спортзал со стадионом, где тренируются чемпионы.

– Работать с инвалидами первой, второй группы, тем более с такими психическими отклонениями, — непросто, — меня встречает директор интерната Эрежеп Келеметов. — Со стороны кажется, что легко: но у каждого свой характер, надо к каждому найти подход. Даже бывают родители, которые дома не могут дать того, что предлагаем мы. Я имею в виду вообще психоневрологические интернаты. И помимо создания условий для жизни, занятий, у нас развивается спортивная реабилитация. Наши ребята были в Санкт-Петербурге, в Костроме, в Ростовскую область приезжаем каждый год. Выступаем на всех районных и краевых спортивных мероприятиях, в том числе и на специальной Олимпиаде России. В этом году мы собираемся поехать в Адлер. В Азовском море ребята уже купались, теперь пусть и в Черное окунутся.

Сопровождают меня по территории интерната медбрат, инструктор по ЛФК, председатель краевой организации специальной Олимпиады России Вячеслав Орлов и заведующая медицинским отделением, врач-терапевт Наталья Дикулина.

– Начинали лет 15 назад мы соревнования между интернатами края, а теперь у нас спартакиады, — рассказывает медбрат. — Каждый год с весны и до осени соревнования: футбол, волейбол, теннис, шашки, шахматы, туристические слеты в Архыз, поднимаемся на Бештау. Польская компания под Таганрогом устраивает соревнования, и мы туда уже 13 лет приезжаем. На специальной Олимпиаде России, это аналог Паралимпиады, только для людей с психическими заболеваниями. 48 регионов были представлены. Мы заняли высокие места, в общекомандном зачете взяли втрое место. Не успеваем отдыхать между соревнованиями.

Орлов показывает легкоатлетический комплекс, волейбольную площадку и футбольное поле.

– Как вы определяете, чем будет заниматься ваш воспитанник, к какому виду спорта больше расположен?

– У кого что получается. Кто-то прыгает выше, кто-то — дальше, есть у нас Юра, он чемпион края среди инвалидов по гиревому спорту.

Видели «Аврору», обыграли чиновников

– Возить такое количество людей с психическими заболеваниями, наверное, нелегко. Тут с двумя детьми семьи изводятся по дороге. А если у вас 10–20 человек через полстраны везти…

– Наши ребята знают, куда едут и зачем. И они понимают, что нельзя нарушать порядок, все понимают, поэтому и спортом занимаются. Постоянно играем в мини-футбол, и всегда выигрываем. Жаль, что у нас снега не бывает практически, а то бы каток залили, зимние виды спорта пока не для нас из-за климата.

– Сколько человек сопровождают вашу команду в дороге?

– Два человека. Справляемся, потому что они радуются путешествиям, ведут себя послушно, готовятся даже, переживают. Все как у любых спортсменов. Мы и на экскурсии возим в других городах. И «Аврору» видели, и музеи.

Жизнерадостный медбрат время от времени улыбается, видимо, вспоминая поездки.

– У нас два парня очень хорошо играют в шашки, учатся обращаться с компьютером. И была такая история, играли они с командой сельсовета в Казьминке, глава администрации района тоже участвовал в игре. Он сел с нашим Славиком играть. А я наблюдал с боку. И Славик спокойно спрашивает главу: «Вы уже походили, точно походили?» А тот отвечает: «Походил, походил, давай играй». И Славик берет и за один ход все шашки противника «съедает». А на следующий год на спартакиаде глава района подошел и попросил, чтобы с нашими шашкистами не сажали, — Орлов машет кому-то рукой. — Смотрите, как раз идет Саша, они со Славиком в шашках профи.

Красивый парень в черной куртке, застегнутой под горло, сначала останавливается от меня в нескольких метрах, и только после паузы подходит ближе. Говорит, что выбрал шашки из-за того, что игра спокойная.

– Я онлайн в шашки играю, в «Одноклассниках» меня записали в профессионалы. В школе еще не умел играть, проигрывал, но со временем научился. Надо просчитывать ходы, один ход может погубить игру. Конкурент у меня тут один в диспансере есть, Славик. В шахматах фигур больше, у меня пока не сильно получается.

– Вам черные или белые шашки больше нравятся?

– Мне вообще зеленый цвет больше нравится. Хотите со мной сыграть? Я поддамся!

Отказываюсь. Но тут к нам подходит высокий серьезный волейболист Сергей Платонов, который и составляет партию в шашки. Я прошу разрешения пофотографировать. Саша объясняет, что не фотогеничен, да и майка у него не нарядная. Убеждаю, что майка отличная, но шашкист быстро переодевается, и обыгрывает волейболиста за двадцать секунд.

Сергей объясняет, что он спортсмен, и все время проводит тренируясь. Поэтому и не силен в шашках.

– Почти 20 лет занимаюсь спортом.

– Тебе же 21 год скоро будет, — улыбается Наталья Дикулина.

– У меня есть стаж большой, неоднократно был победителем, еще в детском доме всегда у всех выигрывал. Дело не в таланте, а в отличной тренировке и подготовке. Надо организм настраивать всегда на позитив. А волейбол мне нравится из-за движений рук, позиций. К тому же я в длину почти три метра прыгаю без разбега. Я никогда не грущу, если есть правильный настрой, то все у человека получится, и бояться не надо. По этому принципу и живу.

Любовь — это хорошо, «Утиные истории» — тоже

– Вася, Олег, идите сюда, — зовет ребят в одинаковых костюмах с символикой России медбрат Орлов. Они стоят группой, неуверенно переминаясь с ноги на ногу. Медленно двигаются к нам, начинают рассказывать про поездку с палатками в Архыз. После каждого слова замолкают, будто говорить с незнакомыми им тяжело.

– На водопадах были», — лаконично рассказывают о своих впечатлениях, — «понравилось».

– Юра Канцев — тяжелоатлет, — Орлов с гордостью подзывает крупного мужчину средних лет, — наш чемпион среди инвалидов по пауэрлифтингу и гире. Когда Юру видят на соревнованиях, уже знают, что серьезный игрок приехал, который за победу будет до конца бороться. Мы его всегда на соревнования берем, даже когда на мини-футбол едем. Потом Юра кричит на всех, что медленно бегают. Он мечтает встретиться с нашим олимпийским чемпионом Андреем Чемеркиным, сфотографироваться, автограф взять.

– Лет 10 занимаюсь, — весело рассказывает силач, — в Кострому ездили, в Ипатово и больше никуда.

Потом вспоминает, что, оказывается, еще много где были.

– В Ростове понравилось, в Москву хочу.

– Вы постоянно тренируетесь, чтобы в форме быть?

– Он и так гирю 16-килограммовую 80 раз поднимает, — отвечает за него Дикулина, — один раз больше ста раз понял, но его засудили, якобы руку не так поднял.

Юрий оживляется, можно сказать, что даже негодует, но без злобы.

– Да там судья такой был, ничего не понимал, бардак. Бывает я и больше раз поднимаю, но судья останавливает: говорят, победил, хватит. У нас свой автобус, ездить интересно.

Остальные спортсмены стоят в стороне, слушают, искоса поглядывая из-под кепок. Рассказывают, что любят футбол. Вратарь Олег и вовсе стесняется: на вопросы не отвечает и прячет глаза. Оживляются только тогда, когда заходим в спортзал с тренажерами и теннисным столом: с интересом рассматривают их, словно впервые видят. Потом показывают, как работает беговая дорожка и эллиптический тренажер.

– Это кардиослип, я видел такой тренажер по телевизору, — наконец осмеливается подойти ко мне Сергей, — я его в первый раз вижу. В рекламе сказали, что для пресса он хорош, чтобы жировых складок не было.

Сергей при мне пробует крутить педали, улыбается и продолжает нервничать. Каждое слово ему дается с трудом, как будто между ним и миром — невидимая преграда, и необходимы постоянные победы, из которых складываются медленные предложения.

– Я ни разу не ездил на велосипеде, но интересно: как на них по снегу можно ездить, наверное, железочки в шинах специальные, как на машинах. Наши просят покататься у сотрудников, они разрешают по территории проехать. Интереснее, чем пешком ходить, — Сергей замолкает, и внезапно начинает говорить о другом. — Меня не всегда на футбол берут в поездки. Не знаю, почему. Я тренируюсь, но больше всего баскетбол люблю. Это летом. А зимой — в компьютерные игры, в гонки, в стрелялки. У меня друг есть Сашка, мы с самого детства знакомы.

К нам подходит стоявший поодаль 21-летний Александр. Я дала бы ему не больше шестнадцати.

– С пяти лет дружим. Сначала жили в Пятигорском детском доме. Потом в спецшколе. До пятого класса дошли, а потом не смогли, трудно. Особенно математика сложная. Повезло, что по жизни, как связались друг с другом, так и идем до конца. Здесь увидели друг друга, удивились. Поначалу по двадцать раз за день здоровались, и продолжаем дружить, хоть и живем в разных отделениях. В гости друг к другу ходим, в интернете фильмы иногда смотрим, клипы. Но я люблю больше боевики голливудские смотреть, про Терминатора. А наши русские мало смотрю.

– А я про Джеки Чана, — говорит Сергей, изучая меня медленным, глубоким взглядом. —У него приемы интересные. А раньше про Индию любил смотреть. Музыка экзотическая, и часто у них про любовь бывает. Любовь — это хорошо. Мультики «Утиные истории» еще. Я книжки раньше читал любовные. И еще читал, про негра из Африки. А сейчас не читаю.

Друг Саша, как бы соревнуясь с умеющим читать Сергеем, рассказывает, что хоть книги для него пока не по силам, зато вяжет с закрытыми глазами.

– Я русский мало знаю, по слогам немного научился некоторые слова читать. В школу почти и не ходил, лепил из пластилина, поделки делал. Сейчас бисером планирую заняться, вяжу постоянно. И вышивки собираюсь делать. Я в библиотеке вяжу коврики. Давайте сходим, я вам покажу их?

Соглашаюсь, выходим из спортзала, идем мимо страусов, равнодушно задравших клювы к небу. Саша просит сфотографировать его возле птиц, но близко к страусам не подходит.

– Красиво получилось? — заглядывает в камеру парень. — Я с детства люблю фотографироваться. У меня альбома нет, все отсылаю матери и сестре.

– А они где?

– Тоже в психоневрологических интернатах, только в Изобильном. Мечтаю завести аккаунт в «Одноклассниках». Друзей найду, родственников. У меня в Константиновке есть бабушка, тетя, но они не знают, что я здесь нахожусь. Как раз читать научусь через интернет.

Ребята интересуются, какую я слушаю музыку. Говорю, что разную, по настроению, стараюсь не называть жанров, чтобы ненароком не смутить: не уверена, что они знают такие слова.

– А мы зарубежку слушаем. А еще любим Диану Гурцкую, у нее песни спокойные, про реальную жизнь, — объясняет Александр. — Недавно в интернете смотрел про ее свадьбу. А еще группа «Непара» нравится. Когда я был маленьким, я видел Витаса и Киркорова, люблю музыку их. Я выступать скоро на конкурсе самодеятельности буду, танцую под песню группы «Земляне». Вот мои коврики. Меня воспитатель в детском доме научил их вязать крючком. Я обычно один коврик неделю вяжу, но могу связать и за день пару. Я и макраме могу, сову связал недавно, висит в библиотеке.

Он показывает салатно-бежевые круги, которые можно и на пол постелить, и на стул. Тут же достает крючок и показательно, не смотря на нитки, вяжет. Просит сфотографировать, повторяет несколько раз, что зовут его Александр Неверов. Но после этого взгляд Саши тускнеет, и он незаметно для меня растворяется в коридорах интерната.

Пациенты по очереди подводят меня к стендам с кубками и грамотами, радуются: «Посмотрите, какие кубки красивые, грамоты тут, и даже фотографии». Трудно, да и, наверное, просто невозможно понять, что для ребят в соревнованиях главное: поездки, новые впечатления, занятия спортом, общение. Но мне становится ясно, что для них не имеют значения места, которые занимают они на специальной Олимпиаде: об этом никто не говорит. Для ребят одинаково важно и сфотографироваться возле страуса, и рассказать о любимой музыке, и показать пальму из пластиковых бутылок, которую они делали целый месяц. Правда, эти мгновения многие забывают уже спустя несколько часов. Избитое выражение «жить одним днем» как никакое другое подходит к «балахоновцам».

Я уезжаю из Балахоновского психоневрологического интерната. Спустя час уже в Ставрополе, и мне начинает казаться, что я нигде не была, а просто внезапно уснула и видела странный сон про других — не таких, как мы — людей. Людей, у которых в жизни все проще и искренней.

Лариса Бахмацкая

Источник: Русская Планета