Архив:

«Еще долго не скажу керлингу «до свиданья»

Паралимпийские игры, проходившие в Сочи через несколько недель после завершения главного спортивного события года, кажется, на какое-то время преобразили Россию. На смену неуверенности и скептицизму, сопровождавшим практически все выступление олимпийской сборной, пришла настоящая эйфория. Люди искренне гордились успехами паралимпийцев, радовались каждой победе. 

Мы встретились с одним из тех, кто подарил болельщикам эту радость — серебряным призером Паралимпийских игр-2014, вице-скипом сборной России по керлингу Маратом Романовым.

- Марат, насколько мне известно, паралимпийская сборная России по керлингу — достаточно молодая команда. Каковы впечатления после «серебра», которое команда завоевала в Сочи?

- Сборная в данном составе играет с 2010 года. Даже можно сказать, что с 2011. В 2012 году мы выиграли чемпионат мира в Корее. В 2013-м на тестовом чемпионате мира в Сочи заняли пятое место, но это было связано с тем, что на нас, в принципе, внимания особого не обращали: как было — так и было. А вот в преддверии Паралимпиада мы весь сезон провели вне дома: на сборах, на соревнованиях. Сборы проходили на хорошем льду. И подготовили нас, по всей видимости, очень удачно, раз мы заняли второе место. И для паралимпийского, и вообще для керлинга это большое достижение. Правда, то, что финальную игру мы провели откровенно плохо, несколько смазало радость победы. Но, с другой стороны, есть над чем работать, есть куда двигаться дальше.

- А как вы лично пришли в керлинг?

- В 1996 году я получил травму позвоночника. В 98-м году узнал, что есть центр реабилитации «Импульс», при котором действовала команда по баскетболу на колясках. Позвонил туда, на следующий же день поехал на тренировку. Познакомился с ребятами, с тренерами, с методистами. Позднее из баскетбольной команды пришлось уйти. А с 2004 года поползли слухи о том, что будут собирать команду по паралимпийскому керлингу. Наконец, в 2007 году такая команда появилась. В мае 2007 года мы пришли на тренировку, с тех пор я занимаюсь керлингом.

- Марат, когда шли олимпийские игры, как-то в шуточном разговоре в качестве, так сказать, меры дисциплинарного воздействия было предложено: а ты заставь их правила керлинга выучить. Действительно, игра настолько сложная и правила в ней непростые?

- Да, нет. На самом деле все просто: чей камень ближе к «дому» - тот и победил. А вот исполнить это, да еще «взять» несколько камней — уже гораздо сложнее. По исполнению, по тактике игра, действительно, достаточно сложная. И чем дальше ею занимаешься — тем больше понимаешь, что становится все сложней и сложней. Паралимпийский спорт, как и вообще керлинг, в мире достаточно молодой: мало наработок, мало методического, практического материала. Но он развивается. И даже в группе А, в которой сейчас находится сборная России, невооруженным взглядом заметно, что команды прогрессируют и в исполнительском плане, и в тактическом. Мастерство растет, а вслед за этим игры становятся все сложнее, все зрелищнее.

- Не так давно одно из изданий назвало вас главным стратегом сборной...

- Нет, стратегом является скип. Весь рисунок игры у него в голове. Ну, а я, как вице-скип, ему в этом помогаю. Заменяю в «доме», когда он идет выполнять свои броски. Конечно, капитан советуется со мною. Но все-таки я его помощник.

0d901aa9cc31b1bdb5d5b70c026dbe4a.jpg

- Семь лет в керлинге... Не хочется сказать: «Все. Хватит»?

- Думаю, я еще долго не скажу керлингу «до свиданья». Совершенствоваться в нем можно бесконечно. Этим он и привлекателен. Спортивное долголетие в керлинге большое. Можно расти в индивидуальном плане, и всегда найдется тот, кто лучше тебя играет. Всегда найдется человек, который поставит тебя на место. И приходится соответствовать. Мне очень нравится керлинг. Это азартная игра. Думать нужно... Хорошенько думать.

- Мы с вами о сборной России говорили. А челябинская команда насколько сильна?

- В Челябинске в свое время было три команды. Сейчас осталось пять человек, самые преданные. Не скажу: кто ушел — те предатели. Не в этом дело. Просто жизненные ситуации складываются у всех по-разному. Если же говорить об уровне команды... При должном внимании, нормальных тренировках (не по полтора часа, как у нас получается, а хотя бы немножко побольше) мы, безусловно, добьемся успехов: люди подобрались преданные, грамотные, знающие керлинг и хорошо играющие. Главное — тренировки.

- Раз уж мы заговорили о необходимости поддержки, обращают внимание на паралимпийский керлинг в спортивном руководстве города, области?

- Я не могу сказать, что внимания не обращают. У нас есть где заниматься, есть чем заниматься, есть на чем приехать на тренировку... Правда, «на чем приехать» дышит на ладан, вот-вот сломается, сегодня тоже нас машина уже подводила. Но внимание, конечно есть. Единственная загвоздка: у нас нет льда. Как раз по поводу строительства керлинг-холла мы встречались с министром спорта Леонидом Одером. Он нашу идею поддержал. Надеюсь, все срастется в этот раз.

- А правда, что большую часть премии за паралимпийское «серебро» вы собираетесь направить на строительство керлинг-холла?

- Нет-нет-нет. Это заблуждение. Что там можно направить? Не такие уж большие деньги, чтобы можно было вложить в строительство. Я купил ребятам форму, себе экипировку приобрел. И немножко потратил.

- Я слышал, что свободных дорожек для керлинга в Челябинске сейчас нет. Этот вид спорта настолько популярен?

- Да, после олимпиады буквально каждые три минуты моему тренеру Марине Согриной звонили и просили принять ребенка в секцию. Но вы сами видите: у нас четыре дорожки, и то их дают на три часа. Всех вместить невозможно. Поможет только строительство отдельного керлинг-холла на восемь дорожек, как у нас запланировано, которые все 12 часов будут предоставлены именно под этот вид спорта. Вообще, чем керлинг хорош? Это зимний вид спорта, уральский. У нас ведь шесть месяцев в году белая зима, а другие шесть месяцев — зеленая зима. Ребят надо закалять. Тем более, это олимпийский вид спорта, связанный с чередованием физической нагрузки и холодовой нагрузки. И потом, это уникальный вид спорта, в котором, не калеча себя (как в хоккее), можно долгое время им заниматься и добиваться успеха.

d79e540f21c5a502e6013c2a5061489c.jpg

- Чувствуется, что это рассуждения вице-скипа. А лично вам что дает керлинг?

- В этом виде спорта приличных успехов добиваются люди с меланхоличным взглядом на жизнь и с меланхоличным складом характера. Я — сангвиник, то есть я могу вспыхивать. И керлинг дает определенную закалку: человек должен ко всему спокойно относиться. Проигрыш, выигрыш — все нужно переносить стоически. Именно это меня учит керлинг.

- Марат, давайте немного отвлечемся от спортивной тематики... Последние несколько лет стала очень распространена социальная реклама с лейтмотивом: инвалиды — такие же люди, как все остальные. В общем-то, можно в этом увидеть некий гуманистический посыл. Но иногда кажется, что под этим скрывается стремление общества и власти снять с себя груз заботы об инвалидах. Мол, вы же такие, как и все — сами разбирайтесь со своими проблемами. Или это все-таки ошибочное впечатление?

- В России ведь пытаются создать социальное государства. А раз социальное государство, и человек — это социальное животное, принято помогать людям, которые попали в ту или иную тяжелую ситуацию. Да и само общество должно понять, что инвалид — это такой же человек, как и здоровый. Просто что-то ему тяжелее сделать, что-то сложнее. Но все равно люди двигаются вперед, не замыкаются в себе, стараются находить силы и возможности, чтобы реализовать себя. Многие занимаются бизнесом, многие талантливы в чем-то другом, в том же спорте. Государство помогает. Снабжает средствами реабилитации, выделяет транспорт. Все это по мере сил и возможности развивается. К спортсменам отношение особое: многих трудоустраивают в качестве инструкторов. Поддержка есть. Я не могу сказать, что государство от нас отвернулось. Но готово ли само общество принять людей с ограниченными физическими возможностями? Во всяком случае, Паралимпиада очень в этом помогла. Люди приходят болеть на паралимпийские игры. Ведь в Сочи в это время было даже больше зрителей, чем на только что завершившихся Олимпийский играх. И зрительская поддержка очень сильно ощущалась. Так что настроение общества меняется. Сейчас ехали по городу на эту тренировку: видят, что «газель» везет инвалидов — пропускают. Это радует. Конечно, и раньше общество не изолировалось от наших проблем и сложностей. Но после сочинских игр люди, может быть, больше раскрылись.

- И раз мы вновь вернулись к Сочи... Так получилось, что выступление россиян на паралимпийских играх оказалось намного успешнее, чем на олимпийских. И внимание к ним существенно выросло. Мне многие говорили: никогда раньше не смотрел паралимпийские виды спорта, но на этот раз... Само настроение среди любителей спорта существенно поменялось. Видно было, как искренне радовались успехам наших паралимпийцев, гордились ими, гордились тем, что живут в одной с ними стране. Чувствуется гордость от того, что вы помогли людям понять: Россия и сегодня остается Спортивной Державой?

- Да, здорово получилось. Мы сами, когда были на паралимпиаде и отслеживали количество медалей, была самая настоящая эйфория. Когда говорили: 44 медали, ура! А потом: 50, 60... Даже поверить не могли. Но ведь и наша олимпийская сборная тоже заняла первое место в неофициальном зачете игр. Просто у них конкуренция выше, пробиться в призы неизмеримо труднее, нежели нам. Ну, а мы... Может быть, мы более закаленные, чем наши соперники, теми условиями, в которых живем. К тому же многие российские паралимпийцы — это люди, которые прошли войну. Они уже черти несгибаемые сами по себе. А когда попали в такую ситуацию — их уже ничего не возьмет.

Александр Виниченко

Источник: Vip74.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ