Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Маргарита Колпащикова: "Мы не должны быть персонами нон грата"

Председателя Ухтинского городского общества инвалидов, депутата городского совета Ухты Маргариту Колпащикову в республике знают многие. Почти двадцать лет она в своем городе решает вопросы защиты прав людей с ограниченными возможностями. Последние семь лет активно занимается вопросами образования детей-инвалидов. Благодаря усилиям Маргариты Михайловны и ее сподвижников сегодня в Ухте решены многие проблемы инвалидов, о которых в других городах и районах республики еще только начинают говорить вслух.

- Маргарита Михайловна, пробивать новые идеи, требующие огромных нервных затрат, защищать чьи-то права не всегда под силу даже человеку здоровому. Что подтолкнуло вас взяться за столь трудное дело?

- Мне предложили возглавить ухтинскую организацию инвалидов, когда мне еще не было тридцати. Безусловно, было физически трудно, но раз взялась, надо было эту ношу нести. Поначалу я занялась вопросами и проблемами молодых инвалидов, поскольку мне это было близко. При городской организации инвалидов мы создали свой клуб знакомств, играли свадьбы, отмечали рождение детей. В общем, старались как-то решить одну из главных проблем - дефицит общения, который обычно тянет за собой проблемы личностного плана. Но в какой-то момент мы поняли, что нужно идти дальше.

Многие из наших молодых ребят не имели нормального образования, не могли трудоустроиться. Через опросы и анкетирование мы попытались выяснить причины. И пришли к выводу, что у наших детей неравные возможности в области получения образования по сравнению с их сверстниками. Почему? Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию? Выяснили, что в городе, да и в республике отсутствует система раннего вмешательства, семья, в которой рождается ребенок-инвалид, остается один на один со своей бедой. Родители не знают, что делать с их особым ребенком. Им никто не рассказывает, что для развития малыша необходима работа дефектолога, логопеда, специального педагога. Из-за отсутствия такой помощи многие дети-инвалиды начинали обучаться в школе на несколько лет позже, чем их здоровые сверстники, многие из них, приходя в психолого-медико-педагогическую комиссию, получали статус «необучаемых».

Тогда же, в конце 90-х, мы стали партнерами региональной общественной организации инвалидов «Перспектива», которая занималась проблемами инвалидов. Благодаря их специалистам мы научились вести переговоры с властью, проводить семинары, акции, воздействовать на общественное сознание и привлекать внимание к проблемам инвалидов. Более десяти лет мы проводим в школах уроки по пониманию инвалидности. Побывали уже во всех школах, кроме сельских. Сегодня эти уроки уже вошли в план работы управления образования. Отмечу один характерный момент: когда мы несколько лет назад задавали школьникам вопрос, кто такие инвалиды, всегда испытывали шок от того, как они отвечали на этот вопрос. Для наших младше-классников инвалиды - это бомжи, попрошайки, грязные люди. В ходе этих уроков дети начинают осознавать проблемы, доселе для них неизвестные. Мы стали большими друзьями со многими ухтинскими старшеклассниками. В те годы многие ребята пришли в созданный нами клуб волонтеров. Образовали своеобразное тимуровское движение, с удовольствием помогали инвалидам по хозяйству. Между нашими ребятами и волонтерами сложились дружеские отношения, которые впоследствии привели к созданию семей.

Благодаря поддержке наших коллег из «Перспективы» в 2002 году мы начали заниматься вопросами образования инвалидов. Сразу скажу: было не просто трудно, а очень трудно. Чиновники от образования и слышать нас не хотели. Чего только не пришлось нам выслушать в свой адрес! Когда мы называли им цифры, сколько детей-инвалидов вынуждены сидеть по домам, так как признаны «необучаемыми», нам заявляли: «Не может этого быть!» Сегодня ситуация в корне изменилась. Но прошли годы, прежде чем мы нашли понимание.

- Как вам удалось добиться понимания с властями? Ведь интересы социально незащищенных слоев населения пытаются отстаивать различные общественные организации, но не у всех это получается успешно.

- Из своего опыта я вынесла главную истину: никогда не надо пытаться рушить до основания устоявшуюся систему. Мы не пытались сразу решать глобальные задачи, мы пытались в первую очередь изменить отношение к проблемам инвалидов. И постепенно, не сразу, город пошел навстречу, была принята программа формирования среды жизнедеятельности, в которую закладывается год от года все больше и больше средств на переоборудование входов в квартиры инвалидов, в учреждения. Во время капремонта городских дорог в Ухте было продумано все для передвижения людей на инвалидных колясках. С этого года начала действовать муниципальная программа «Социальная поддержка инвалидов», куда вошли блоки «Воспитание и образование детей-инвалидов». В ней заложены средства на приобретение необходимых технических средств, приспособлений, в которых нуждаются инвалиды, на приобретение компьютеров и т.д. Компьютер очень нужен детям, которые не могут сами писать, а говорящие учебные программы - прекрасная возможность обучения слепых детей.

Сегодня я, как представитель общественной организации инвалидов, вхожу в состав комиссии по приемке зданий и сооружений. То есть если я не поставлю свою подпись, хозяин здания не может ввести его в строй. А я поставлю ее тогда, когда все требования по созданию условий доступности для маломобильных групп населения будут соблюдены. Мы обратились в совет Ухты выйти с законодательной инициативой в Госсовет РК о принятии Закона РК «О формировании среды жизнедеятельности для инвалидов». Думаю, что депутаты города нас поддержат. В общем, вопросы решаются. Я бы сказала, что причина всех зол сегодня в том, что не существует федерального и регионального банка данных по детям-инвалидам. Мы практически ничего не знаем об их потребностях. А нет инвалидов - нет и проблем. На недавнем семинаре по проблемам инвалидов я узнала, что в Министерстве образования республики процесс этот уже сдвинулся с мертвой точки: собрана статистика по районам, уже есть данные по детям-инвалидам, которые обучаются на дому.

- Недавно в Сыктывкаре прошел семинар по инклюзивному образованию инвалидов, где принимали участие сотрудники Министерства образования и представители администрации столицы. Мне показалось, что пока представители органов образования настороженно относятся к вопросу образования инвалидов.

- Слово «инклюзия» очень пугает чиновников от образования, потому что им кажется: столько денег надо на это, реформа какая-то нужна!.. А я все пытаюсь доказать, что инклюзия - это только слово. Главное - это реализация законных прав наших детей на получение качественных и доступных воспитательных и образовательных услуг. И не всегда все упирается в деньги. На семинаре прозвучала мысль, что Ухте просто решать эти вопросы, потому, что это город с профицитным бюджетом, а попробуй эти проблемы продвигать в муниципалитетах, где денег - в обрез. Не соглашусь с этим. Мы же закладываем средства в бюджет, еще не зная, каким он будет. Главное - отношение и желание. Не такие это огромные деньги.

- На пути к образованию детей-инвалидов, как правило, встречается камень преткновения, который зачастую обойти невозможно. Я говорю о медико-педагогической комиссии, которая выносит решения о возможности обучения ребенка. Насколько я знаю, организованная не так давно сыктывкарская общественная организация «Особое детство», основной задачей которой является защита прав особых детей на образование, уже пытается решать конфликты с комиссией через суд.

- Самая больная тема всех родителей, чьи дети - инвалиды, это психолого-медико-педагогическая комиссия (ПМПК). С появлением организации «Особое детство» родители начали приглашать на заседания ее председателя с целью защиты интересов ребенка. Безусловно, членам комиссии совсем не хочется видеть на своих заседаниях посторонних людей, которые будут вмешиваться в их работу и подвергать сомнению их вердикты. Поэтому они отказываются работать в их присутствии. Чтобы исключить подобные инциденты, нужно просто заранее написать письмо в ПМПК, в котором сообщить, что на заседании комиссии будет присутствовать представитель общественной организации инвалидов. Тогда и отказать будет невозможно: оснований нет. А так - это одни эмоции. И еще один важный момент: это родители ребенка могут воевать и скандалить, а человек, представляющий интересы большой группы людей, должен быть дипломатом. Воевать иногда надо, можно судиться, можно писать в прокуратуру, но выяснение отношений должно быть на достойном уровне. Мы, люди, защищающие права многих людей, не должны быть персонами нон грата.

Хотя по-человечески я могу понять и родителей, и представителей общественных организаций: ПМПК - это очень сложная структура в плане взаимоотношений с родителями. Везде, не только у нас, договориться с членами этой комиссии практически нереально. Поэтому родители всегда должны помнить: заключения этой комиссии носят только рекомендательный характер. Но и в отстаивании прав ребенка-инвалида важно не перегнуть палку. И если уж родители «особого» ребенка настаивают на его обучении, например, в общеобразовательной школе, то они должны очень строго и объективно оценивать его реальные возможности.

- Ну вот, к примеру, ПМПК выносит вердикт о необучаемости ребенка-инвалида, а сами родители, которые, естественно, знают свое чадо лучше, с таким решением категорически не согласны...

- Вердикт медико-педагогической комиссии - это не закон, это рекомендация. Бог с ними, пусть пишут что хотят. Родители могут положить это заключение в ящик стола и забыть о нем навсегда. Для того чтобы этот вердикт имел силу, члены комиссии должны доказать, по каким причинам они отказывают ребенку в посещении образовательного учреждения. Это может быть беспричинная агрессия ребенка или что-то такое, что представляет опасность для других детей.

- Но ведь можно нагнать страху и сказать, что с таким диагнозом ребенок может повести себя неадекватно.

- Я думаю, что без реальных доказательств это сделать нельзя. Сегодня ведь можно и обратиться к независимым экспертам. А родители, подальше отложив заключение ПМПК, могут пойти в управление образования по месту жительства, написать заявление о том, что им нужно направление в детский сад или в школу. И по закону никто не может им в этом отказать.

- Насколько мне известно, вы получили специальное образование, которое позволяет вам профессионально заниматься вопросами защиты прав инвалидов...

- В начале 90-х Всероссийское общество инвалидов отобрало группу лидеров для обучения по американским программам, в которую вошла и я. Замечу, что это единственное мое образование. Высшего образования я так и не смогла получить. Потому что в 21 год стала инвалидом первой группы. Раньше первая группа инвалидности являлась приговором. Это сейчас все мои подопечные ребята учатся - нам удалось этого добиться. В общем, на протяжении трех лет я обучалась по этим программам, практика и защита сертификатов проходили в Калифорнии. Главный принцип, которому нас обучали: искать взаимопонимание в мирных переговорах. Какому чиновнику понравится, когда к нему в кабинет придет человек и начнет махать палкой? В следующий раз он просто попросит своего секретаря, чтобы тот не пускал такого просителя.

- Кстати, а как там у них, в Калифорнии, с правами инвалидов?

- Время пребывания там было для меня настоящим счастьем. Я ни от кого не зависела, на своем скутере попадала везде самостоятельно. Побывала в Вашингтоне, Миссисипи, Калифорнии. Я могла передвигаться беспрепятственно: везде лифты с широкими дверями, удобные пандусы. Точно так же обстоит дело и с образованием. Присутствовала на одном из уроков, где находился ребенок с серьезной умственной отсталостью. Шел урок физики. Рядом с этим ребенком находился ассистент, а учитель в это время объяснял материал. Как только он закончил свое объяснение, на место у доски встал ассистент и начал объяснять тот же самый материал, только намного проще, умственно отсталому ребенку. При этом весь класс получил возможность еще раз, в доступной форме, прослушать материал и закрепить его. Разве это плохо? В той же школе я наблюдала, как из класса выехала на инвалидной коляске девочка, рядом с ней шла ее одноклассница. Они зашли в комнату отдыха, там есть такие специальные комнаты для учеников, девочка с инвалидной коляски легла на ковер на полу, а ее подружка начала ей читать вслух учебник. Там все это естественно, толерантность и милосердие прививаются с детства. Поэтому и инвалиды не чувствуют себя изгоями.

Беседовала Галина Гаева

Фото Дмитрия Напалкова

Источник: газета "Республика"

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ