Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Дорогу киборгам! Кибатлон и рамки разумного

Только что отшумели Параолимпийские игры — крупнейшее спортивное мероприятие для людей с ограниченными физическими и умственными возможностями. Официальным спутником Олимпиады они стали четверть века назад — и с тех пор каждый раз собирают всё больше участников и зрителей (в играх в Сочи отметились свыше полутысячи спортсменов-параолимпийцев). Однако всё идёт к тому, что Параолимпиадой дело не ограничится. 

На днях была заявлена новая инициатива — по духу родственная олимпийским/параолимпийским состязаниям, но принципиально расширяющая правила. Я говорю о Кибатлоне (оригинальное название: Cybathlon), который состоится в 2016 году в швейцарской столице. МОК и МПК к этому проекту прямого отношения (пока) не имеют, но менее интересным и зрелищным от он этого вряд ли станет. Ведь в Кибатлоне силами померятся люди с возможностями, расширенными сверх природного предела. Киборги, короче говоря.

Вообще, граница между людьми, использующими те или иные протезы, и киборгами уже весьма размытая. Вспомните Оскара Писториуса — настоящего символа параолимпийского движения, увы, вовлечённого сейчас в ужасный судебный процесс (его подозревают в убийстве подруги). Ещё в младенчестве Оскару ампутировали обе ноги — и тем не менее он бегает. И бегает чуть ли не быстрее всех живущих — с помощью высокотехнологичных протезов: двух пластин из углепластика. Не смотрите, что в них нет электроники, они и без электроники работают отлично, выполняя функцию живой ноги (поглощают энергию шага и возвращают часть её телу). Такие протезы называют клинками или лезвиями (blades), а самого Писториуса, соответственно, за глаза уважительно именуют Бегущим по лезвию (Blade runner). 

Так вот, именно Писториус одним из первых привлёк внимание к проблеме злоупотребления технологиями в спорте (кое-кто сегодня называет это технологическим допингом). Пару лет назад, потерпев непривычное для себя поражение, Оскар сгоряча обвинил соперника в том, что у того... слишком длинные ноги. Он, мол, надел неоправданно длинные клинки, чем, естественно, удлинил шаг (подробнее см. «Не считово! Паралимпиада, длинные ноги и длинные языки»).

С обычными спортсменами такое обвинение невозможно: уж что есть, то есть! С параолимпийцами сложней. Разрешённую длину клинков для них рассчитывают по формуле, учитывающей пропорции тела. Но результат всё равно получается... как бы лучше сказать... теоретическим. Ну не в силах никто, кроме, может быть, Господа Бога, знать, какого роста был бы конкретный экземпляр Homo sapiens, будь у него свои — органические, из плоти, крови и костей — ноги! 

Слишком длинными конечностями тема не ограничивается. К примеру, того же Писториуса, который при случае не прочь потягаться силами с «полноценными» спринтерами, некоторые обвиняют в нечестном преимуществе: углепластиковый протез предположительно работает лучше настоящей ноги. Проблема технодопинга уже коснулась и олимпийцев. Им протезы не нужны, у них загвоздка в костюмах. Костюмы для большого спорта проектируются почти как космическая техника: нанотехнологии, композитные материалы, выверенные цифровым моделированием и продувкой в аэродинамической трубе свойства и т. д. Иногда ставка на высокие технологии приводит к казусам. Так случилось с американскими конькобежцами на Олимпиаде в Сочи: они держали свои хайтек-костюмы в секрете до самых состязаний, но когда наконец вышли в них на лёд, оказалось, что те «парусят».

Впрочем, чаще технологии себя всё-таки оправдывают. Несколько лет назад фурор произвёл костюм для пловцов LZR Racer Suit — благодаря множеству чисто технических находок снизивший сопротивление тела пловца набегающему потоку и помогший установить множество мировых рекордов. В результате спортрегуляторы были вынуждены переписывать правила в сторону ужесточения.

Да, в классическом спорте на технические уловки смотрят косо. А вот Кибатлон сделает их уместными и даже необходимыми. Побеждать тут будут не просто сильнейшие спортсмены, а сильнейшие, экипированные техникой от сильнейших инженеров!

80a4ada7f560c1b9ef31ccad0135a910.jpg

Согласитесь, смысл, потребность в таких состязаниях давно назрела: ведь не год, не два, даже не десять лет техника помогает людям с ограниченными возможностями выживать, вписываться в общество. И если на улице нет запрета на расширение возможностей сверх «среднестатистических природных», почему он должен существовать в спорте? Человеческое тело в Кибатлоне станет своего рода каркасом, на который будут навешивать электронику и механику. Но почему бы и нет, раз уж мы всё равно это умеем и давно используем? Пусть классические виды спорта открыто станут состязанием не только органики, но и кремния, стали, тактовых частот. Вот, кстати, почему награды в Кибатлоне планируется присуждать в двух номинациях одновременно: один комплект — спортсменам (их предложено именовать «пилотами»), другой — специалистам, построившим техническую часть: инженерам, программистам, дизайнерам.

Пока в Кибатлоне планируется шесть дисциплин, разделяющих спортсменов по степени подвижности. Участники, сохранившие подвижность полностью, но лишённые рук или ног, будут соревноваться, используя протезы конечностей (скорость, координация и пр.). Ограниченные в подвижности частично посостязаются в креслах-каталках и на велосипедах (в последнем случае посредством электростимуляции мускулатуры ног), а также облачившись в экзоскелет. Наконец, полностью парализованные спортсмены наденут «мыслешлемы», считывающие активность головного мозга, и посоревнуются в управлении виртуальными объектами на компьютерном экране.

Звучит странно и, возможно, даже глупо? Но дайте время! Снимая ограничение на расширение возможностей человека выше умозрительного природного максимума с помощью технических средств, мы выходим на бескрайний и абсолютно неисследованный простор. Необычно длинные углепластиковые клинки, необыкновенно (по сравнению с человеческим) сильный или быстрый экзоскелет, подключенные к нервной системе электромеханические протезы — это только начало. Кто поручится, что пять лет спустя, участвуя в Кибатлоне, спортсмены с невысоким IQ (официальное требование Параолимпиады, кстати) не станут расширять свои интеллектуальные возможности, стыкуя с подкоркой внешние электронные блоки через нейроэлектронный интерфейс?

Непосредственный выигрыш от таких состязаний — в ускорении технического прогресса и возвращении технологий в общество (не случайно среди организаторов Cybathlon Национальный научный фонд Швейцарии). Так же, как углепластиковые протезы уже используются не только спортсменами, находки Кибатлона в конце концов проникнут на массовый рынок — и помогут простым людям. И уж тут само понятие «человека с ограниченными возможностями» сменит смысл: по сравнению с киборгами ограниченными будем считаться все мы.

Евгений Золотов

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ