Архив:

Смехотерапия – это серьезно

Несколько раз в неделю волонтеры витебской группы “Доктор Неболит” приходят в детскую больницу, чтобы отвлечь от боли и страха маленьких пациентов. Почему они это делают и легко ли стать больничным клоуном, выясняла корреспондент “НГ”.

Радость лечит

Смех — лучшее лекарство, это знают все. Только в больнице совсем не хочется смеяться и шутить. Особенно трудно, когда болеют дети. Врачи и родители стараются, конечно, их подбадривать, но напряжение и тревога все равно не уходят... И когда вместо медсестры в палате появляется клоун, с которым можно подурачиться и похохотать, тоскливая атмосфера сразу окрашивается в другой цвет.

— Если у больного поднимается настроение, у него сразу улучшается самочувствие и он быстрее идет на поправку — это научно доказанный факт. В крупных больницах стран Западной Европы “лечебные клоуны” работают больше 20 лет, больничная клоунада известна во многих городах России, мы же только в начале пути, — говорит Марина Мозырчук, она же Доктор Манюня и “мамка-клоун” группы витебских волонтеров.

Вместе с ней работают суровый Карлсон, “гром-баба” Макинтош, забавный Тинки, ласковый Лучик и еще дюжина персонажей, которые могут отвлечь от укола самого пугливого малыша и устроить с пациентами отделения травматологии шуточную “перестрелку” с помощью костылей.

На первый взгляд, больничные клоуны просто веселые ребята, которые умеют развлечь других, но на самом деле это тонкая психологическая работа, и за ней стоят серьезные медицинские термины: “социальная реабилитация”, “арт-терапия”, “игротерапия”, “психологическая разгрузка”. Больничные клоуны помогают детям преодолевать боль, отвлекают их от грустных мыслей. Кроме того, они обладают особым авторитетом: часто родителям и врачам ребенок уже не доверяет, а клоун может им командовать. Тут мало быть творческим человеком, уметь впадать в детство, пускать мыльные пузыри и надувать шарики, нужна специальная подготовка.

Волонтеры-профессионалы

Лечить детей смехом “Доктора Неболиты” учились у волонтеров из Гомеля, где пять лет существует благотворительное молодежное общественное объединение “Больничные клоуны Фанни ноуз”. Потом ездили на семинары в Москву — там больничная клоунада поставлена на профессиональные рельсы, два раза принимали в Витебске клоунов-волонтеров из Японии и не так давно сами набрали школу “клоунят”.

— В больничной клоунаде мелочей не бывает, методом проб и ошибок можно навредить лечебному процессу, поэтому начинающие артисты приходят к детям только после тренинга, потом в течение года стажируются в паре с профессиональным клоуном, — рассказывает Марина Мозырчук.

Понять, под силу ли тебе роль волшебника, можно за пару дней — это я проверила на себе. Прежде чем обучать новичка простым фокусам и основам актерского мастерства, ему на практике дают почувствовать, умеет ли он радоваться жизни, может ли по-настоящему расслабиться, способен ли понять чувства другого человека, уловить его настроение. Мы начали с того, что изображали инопланетян, пытаясь посмотреть на вещи вокруг так, словно видим их, как дети, в первый раз. Учились понимать партнера без слов, чувствовать его спиной, правильно оценивать обстановку в палате и концентрироваться, когда твоего внимания требуют сразу шесть малышей.

Одно из самых простых заданий на первом уроке — упражнение на развитие ощущения темпа. В небольшом пространстве все начинают хаотично ходить и по сигналу ведущего резко меняют темп движения. Темп “Ташкент” — самый медленный, “Москва” — средняя скорость, “Нью-Йорк” — очень быстрый темп. Главная задача — не сталкиваться между собой. Упражнение учит быстро подстраиваться под ритм каждого ребенка, ведь за два часа в больнице клоун заходит в десяток палат. А самым сложным заданием было такое: выйти за дверь и потом, вернувшись, благодаря подсказкам в виде аплодисментов почувствовать и сделать то, что загадала публика. Например, подойти к Лене, почесать ей пятку, а затем покататься на велотренажере.

Нос, костюм и имя

Клоунада в больнице совсем не похожа на цирк. “Доктора Неболиты” работают почти без грима — ребенок может испугаться разукрашенного лица. Они всегда импровизируют, потому что неизвестно, дети какого возраста и в каком настроении встретят их за дверью больничной палаты.

— Для меня нет разницы, работать с малышом или подростком, это вопрос опыта, — говорит Марина Мозырчук, в обычной жизни, кстати, аниматор. — Маленькие, конечно, почти всегда рады клоунам, ребят постарше “зацепить” сложнее. Был случай, когда мы зашли в палату, где лежала девочка 15 лет, к ней пришел ее парень 17 лет. Видим девушку такую статную под метр восемьдесят, мальчика бородатого... Двухминутный ступор, а потом мы стали снимать для них свадебное видео на пачку сока и делать кольца из фольги. Им было весело.

У каждого клоуна свой образ, этакое второе “я”, которое еще нужно найти. Под него создается костюм, сверху надевается белый халат, расшитый яркими тканями и пуговицами, на спине большими буквами пишут клоунское имя.

— Как только я надеваю нос и костюм, мое имя не Оля, а Тинки, который ходит и даже думает по-другому, иногда сама удивляюсь его фантазии, — рассказывает Ольга Зайцева, эколог по профессии. — В больнице мы всегда работаем парами, это помогает разыграть конфликт интересов — белый и рыжий клоун, хороший и плохой, добрый и злой. И ребенок, который скучает по дому и вынужден подчиняться больничным правилам, вдруг становится частью игры, героем веселой истории, смеется и хотя бы на время забывает о болезни. Ради этих улыбок и счастливых глаз мы и работаем. А если удалось накормить какого-нибудь “нехочуху” — это высший пилотаж.

“Новенькие” клоуны пока дорабатывают свои образы, хотя уже через месяц после тренинга на свет появились Растяпа, Хоха и пчелка Майя — девчонки, которые сразу влюбились в эту странную работу. Странную, потому что обычно некоторые люди даже болеющих родственников навещают не очень-то радостно, многие боятся чужих несчастий и не особенно хотят тратить личное время на незнакомых людей.

— Когда шла не тренинг, не ожидала, что мне так понравится. А теперь стараюсь ходить в больницу два раза в неделю, и каждый раз страшно, и каждый раз чему-то учишься, — говорит Ира, будущий географ. — Один раз зашла в палату, а там мальчик с тяжелой травмой, у меня случился дикий сбой, и когда удалось его рассмешить, это было так радостно. Он сначала стеснялся, боялся, и приятно было наладить с ним контакт. Каждый раз это такой эмоциональный заряд — словами не передать. Конечно, есть дети, которых жалко, главное — не заплакать в палате. Потом можно.

Мода на добро

Первое время девочки действительно рыдали, выходя из детского дома или травматологии.

— Мы всех предупреждаем, что это сложно. Работа больничного клоуна очень энергозатратная. Кажется, всего два часа, но мы выходим оттуда, словно поле картошки перепахали, — признается Марина Мозырчук. — Это не выйти и поиграть со здоровыми детками. Это дети, у которых серьезные нарушения, причем видимые. Это и ожоговые палаты, это шрамы, это неврологические заболевания... Это страшно, особенно когда ты молод и у тебя, может быть, свой ребенок маленький, но со временем страх проходит. У нас спрашивают: вы огрубели, стали циничными? Тяжело донести до людей, что это не так: просто со временем перестаешь разделять детей на больных и здоровых.

Сейчас ребята под эгидой Красного Креста начали подпроект по работе с детками-инвалидами. Ведут курс клоунотерапии для будущих олигофрено-педагогов. На тренинги приходят и медсестры, которые увидели, как маленькие пациенты ждут веселых “докторов” с красным носом.

— Хочется верить, что ставка больничного клоуна появится в каждой больнице. Это реально, потому что три года назад про нас никто не знал, потом долго считали, что молодежь просто балуется, а теперь нас стали приглашать. Мы уже провели курсы в Глубоком и Лиде, — говорит Марина Мозырчук. — А еще такие светлые проекты, как и вообще волонтерское движение, очень важны для молодежи. Если в моду входит благотворительность, а не покраска лица в зеленый цвет, это здорово.

В тему

Александр Питкевич, главврач Витебской областной детской клинической больницы:

— Там, где работают больничные клоуны, дети больше смеются и легче переносят процедуры — мы в этом убедились благодаря “Докторам Неболитам”. Причем я для себя с удивлением открыл, что это не любительщина. Это профессионалы с большой буквы. Ребята не просто приходят и устраивают праздник для детей — они поддерживают каждого лично, создают позитивную атмосферу, которой так не хватает в больнице. Это важно и для медперсонала, и для родителей.

Источник: Народная газета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ