Архив:

Сильные люди: инвалид по зрению создал фирму и помогает другим

Учредитель и руководителя частного унитарного предприятия по оказанию услуг «БелМикоф плюс» инвалид 1 группы по зрению Вячеслав Тышук рассказал LITARY, как жить с пользой несмотря ни на что. 

«Принес ректору целую пачку вырезок, книжек великих людей и говорил: «Вот, смотрите. Почему им можно было, а мне нельзя?»

Зрение я потерял, когда мне было девять лет. Заболевание на сегодняшний день не лечится. Три года учился в Жабинковской специальной школе-интернате для детей с нарушениями зрения. В фойе первого этажа учебного корпуса в мои годы висели портреты 27-ми великих людей, которые были слепыми или слабовидящими и добились большого успеха в разных отраслях науки. Я всегда подходил к этому стенду и восхищался. Помню Галину Скороходову, которая была слепоглухонемая и получила степень доктора психологии…

Когда я оканчивал школу, читать сам уже не мог, только небольшие тексты с лупой. Хотел поступать на специальность «Кибернетика», но врачи отклонили мою кандидатуру. Поступил в Брестский пединститут на физмат. Принес ректору целую пачку вырезок, книжек великих людей и говорил: «Вот, смотрите. Почему им можно было, а мне нельзя?» С меня взяли подписку, что если зрение ухудшится, я сам уйду.

В 1989 году я впервые попал в филиал клиники Федорова в Чебоксарах (Межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н.Федорова – прим. авт.) Был потрясен уровнем этого центра. В детстве родители возили меня и в Польшу, и в Германию, но никто не мог мне помочь, не могли даже установить причину моего заболевания. И вот в Чебоксарах врачи впервые установили причину болезни.

Я обратил внимание на то, что белорусов в центре почти нет. Спросил – почему? Мне ответили, что у нас нет представительства этой клиники. Когда я поехал второй раз, предложил им пробовать открыть представительство в Бресте.

В 1993 году подписал первый договор с клиникой. На первом этапе это было легко. Мы организовывали в Бресте консультации. Поток желающих был сумасшедше большой. По итогам обследования мы формировали группы, и люди отправлялись в Чебоксары. Затем развалилась рублевая зона и появилась проблема с обменом денег. А человек, допустим, уже сделал операцию на один глаз и должен делать на другой… В 1995 году в поселке Мухавец мы организовали полноценный центр с пансионатом на 30 мест, операционными, всеми вспомогательными службами и кафе. Тут постоянно работали российские специалисты. Но в 1999 году арендодатель поставил условие — выкупить здание. Денег, чтобы выкупить помещение в 1000 квадратных метров, у нас не было.

Мы остановили работу до июня 2000 года. Но город был заинтересован, чтобы такой центр существовал. Власти предоставили нам помещение. До августа 2003 года арендовали блок в Центральной городской больнице, пока не вышел декрет президента, запрещающий госмедучреждениям сдавать площади в аренду частным компаниям, которые занимаются медицинскими видами деятельности.

«Я очень спешил, чтобы до того, как стану полностью зависимым от других людей, у меня было рабочее место, чтобы я мог содержать семью и быть кому-то полезным»

Мы снова вернулись к варианту диагностики в Бресте, а оперирования в Чебоксарах, чем и занимаемся по сей день. Только сейчас в Россию отправляем на самые сложные операции, которые в Беларуси не сделают лучше.

Почему я в свое время я этим занялся? Я прекрасно знал свое заболевание, изучил его. Я знал, что у меня есть лимит времени, что рано или поздно у меня будет 1-я группа инвалидности и я не смогу заниматься многими вещами. Я не хотел, как говорят, сесть на печь и сидеть. Не мог так сделать, я бы кончился как личность. Я очень спешил, чтобы до того, как стану полностью зависимым от других людей, у меня было рабочее место, чтобы я мог содержать семью и быть кому-то полезным. Я создал рабочее место сам себе. Кроме того, сейчас из 14 штатных работников у нас работают 7 инвалидов. В коллективе они полностью на равных, и много пользы приносят людям.

Нет ничего невозможного, все можно преодолеть. Главное — поставить цель: я не хочу быть на обочине жизни, я не хочу быть кому-то обузой. И все станет возможным.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ