Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Священник на Паралимпиаде: спортсмены стали для нас настоящими маяками

Иеромонах Макарий Маркиш рассказал, как служил в «межконфессиональном центре» во время Паралимпиады, бегал наперегонки с Путиным, просвещал невежественных иностранцев, а также о том, чему православные могут поучиться у спортсменов.

Клирик Иваново-Вознесенской епархии иеромонах Макарий (Маркиш) все время Паралимпийских игр служил в «межконфессиональном центре» в горном кластере Паралимпиады. Что такое этот центр? Это помещение на первом этаже одного из зданий общего назначения в олимпийской деревне. Центр временно заменял храм представителям традиционных религий. Помещение поделено между разными религиями, каждой из которых досталась своя «комната». «Комнату православия» отец Макарий про себя назвал часовней. Священник ответил на несколько вопросов «Милосердия».

– Какой-нибудь случай остался у вас в памяти?

– Было довольно приятно увидеть президента. Приезд президента был довольно скромным. Говорили, что может быть он приедет в горную деревню на торжественную встречу российской команды накануне открытия. Но я, прямо скажем, не очень в это поверил. Ну, прямо, президент приедет сюда в горы встречать спортсменов. И вот церемония началась, нам объявляют, что сейчас нас будет приветствовать градоначальник горной деревни такой-то. Ну, думаю, раз первым выступает градоначальник, значит президент не приехал. Потом выступил еще какой-то представитель паралимпийского комитета. А потом нам говорят – пожалуйста, президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин вас будет приветствовать. 
Нас из межконфессионального центра было на церемонии двое, я и имам. И нам вдруг говорят, что сейчас президент поедет в ваш центр его осматривать, потому что президент проявил к нему интерес. И мы должны сразу, как только закончится речь, немедленно бежать в свои комнаты. Ну, мы, как увидели, что речь заканчивается, вдвоем с этим имамом и побежали. Это же горы, пересеченная местность, снег, я в рясе был – крайне неудобно. А президент тем временем сел в машину и с нами наперегонки поехал. Мы бежали, бежали, и успевали по времени одновременно с машиной. Когда президент выйдет, тут мы его, по крайней мере у двери, и встретим. Но президент проехал мимо, не стал заезжать в наш межконфессиональный центр.

– Что можете сказать про игры вообще?

– Некоторые люди, скажем прямо, на протяжении последних лет несколько снобствовали. Они утверждали, что это безобразие, что эти игры проводить не надо, что это расход средств. И были разного рода возражения и неприятные реплики касательно качества подготовки игр. Я всегда, когда это слышал, старался эти реплики нейтрализовать и сказать, что не так все однозначно, есть и положительные стороны. Но сейчас, уже побывав на Олимпийских играх, я уже могу и буду говорить совершенно по-другому и в других тонах. Потому что я вижу – это в высшей степени серьезное и важное для нашего народа дело. Важное даже не только и не столько в спортивном или курортном отношении.

Организация и проведение игр, я не постесняюсь этого сказать, это общенациональный подвиг. Это важный элемент реализации национального духа. Слава Богу, что нам не приходится сейчас вести больших войн или переживать крупные катастрофы. Слава Богу, что Он нас милует и не посылает нашему народу таких испытаний, во время которых национальному духу надо напрягаться и реализовывать свой потенциал. Но вот в этом деле, деле мирного строительства и созидания чего-то полезного, разумного, доброго, потенциал нации и народа был реализован, и это чувствуется, это видно. 

Видно не только по домам, магистралям, инфраструктуре, не буду все перечислять, это и без меня понятно, но даже и просто по облику людей, по их настроению, по их действиям, по той атмосфере, которую я здесь видел, пока жил. А те, кто жили здесь и во время Олимпийских игр в один голос говорят, что Паралимпийские игры событие, конечно, очень хорошее и серьезное, но Олимпийские игры были еще напряженнее, еще ответственнее и масштабнее. Даже если судить по одному только количеству волонтеров: на Паралимпийских играх добровольцев было 7 тысяч человек, на Олимпийских – 20 тысяч. А сколько всего человек работало, мне никто не говорит. Причем почти все добровольцы – это русские.

Но и с гостями из других стран у нас было много встреч, разговоров, рассказов о России, о русской Церкви. Мы встречаем здесь высочайший уровень неинформированности, если не сказать грубее, невежества. Одно дело, когда мы беседуем с богословами на международных конференциях, а другое дело личная встреча со спортсменами и тренерами, которые по природе могут быть далеки от религии вообще и тем более далеки от знания и понимания православия. 

Тем не менее, вопреки этой отдаленности, мы почувствовали человеческий контакт, дружелюбие и гостеприимство. Мне было очень приятно стать частью объединяющей миссии, которая заложена в Паралимпийские игры.

– В чем, по-вашему, миссия Паралимпиады?

– Паралимпийцы – это люди, которые преодолели колоссальное сопротивление внешних обстоятельств и смогли вопреки несчастью, постигшему их, стать образцом для всех нас, включая здоровых людей. Здесь мы видим явное пересечение олимпийского движения с православным пониманием жизни, страдания, болезней, и поведения человека во время трудностей. 

Когда человек лишается здоровья, получает какую-то травму, то у него есть выбор – впасть в уныние, принять на себя роль страдальца, или обратить это страдание себе на пользу, преодолев его и его тяжкие последствия. Не все, конечно, наши люди с инвалидностью будут участвовать в Олимпийских играх. Но для каждого из нас, независимо от состояния нашего здоровья, эти спортсмены стали настоящими образцами правильного отношения к жизни и страданиям, стали настоящими маяками. 

Записал Кирилл Миловидов

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ