Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«Ищу работу. Инвалид...» Примеры трудоустройства людей с ограниченными возможностями требуют «запуска в серию»

Только что завершившаяся в Сочи Паралимпиада и ее герои заставили огромное количество людей по-новому взглянуть на то, от чего в обычной жизни многие норовят отвернуться, пробегая мимо, — на проблемы инвалидов. Их в России 12 млн, и, конечно, немногим из них достается такое внимание и почести, которыми страна сегодня осыпает паралимпийцев. А как и чем живут остальные? За ответом корреспондент «Труда» отправился в технологический колледж № 21 в Москве.

Это не совсем обычное учебное заведение, а точнее, совсем необычное. Среди учащихся здесь наряду с обычными ребятами есть инвалиды I и II групп. В 2006 году на его базе была создана экспериментальная площадка департамента образования Москвы в сотрудничестве с Центром лечебной педагогики, которую сразу сделали частью колледжа. Первая десятка сотрудников площадки стремилась поставить на ноги ребят с эмоционально-волевыми нарушениями.

Число воспитанников росло, и сегодня помимо обычных учеников здесь обучаются по адаптационным программам 122 инвалида. Хотя многим уже за 20, половина из них не окончили школу. Их вообще списывали на берег жизни, поскольку с такими отклонениями и заболеваниями они считались непригодными для обучения или просто, по мнению специалистов, не могли вписаться в школьный коллектив.

Замдиректора по работе с учащимися с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) Ольга Волкова с сожалением отмечает: обучение детей-инвалидов в обычных российских школах (так называемое инклюзивное образование) — не более чем иллюзия надежды. Ведь ребенку, страдающему психическим заболеванием, по определению сложно адаптироваться в любом коллективе. И какая судьба его ждет? В случае потери опекуна и отсутствия образования его могут отправить прямо в психоневрологический интернат. Другой вариант — найти ребенку место в жизни. Для этого и приводят детей-инвалидов в колледж. Посещая уроки по ткачеству, валянию, шитью, столярному делу и рисованию, они постигают мир, учатся создавать красивые вещи — и получают шанс найти работу по направлению декоративно-прикладного искусства.

Запущенная в 1997 году система квотирования рабочих мест для инвалидов, подкрепленная специальным законом, требует значительной доработки. Чего греха таить, работодатели часто предпочитают платить штрафы в 5-10 тысяч рублей, чем брать на работу человека с ограниченными возможностями.

При этом из того же Фонда квотирования выделяется от 60 до 800 тысяч рублей на каждое рабочее место в России в зависимости от региона. В Москве, к примеру, эта цифра колеблется от 500 до 800 тысяч. Столь высокие суммы, как считают эксперты, были бы вполне оправданы, если помимо оснащения рабочего места для инвалида могли бы тратиться на услуги тьютора — обязательного сопровождающего, услуги которого вообще не учитываются в действующей сумме.

В итоге самым простым вариантом для колледжа становится создание адаптационных рабочих мест прямо в своем учреждении. Так, на правах помощников в мастерских колледжа сегодня трудятся 14 человек по четыре-шесть часов в день. Колледж отремонтирован, в его мастерских комфортно работать. Столичный театр РАМТ в числе добрых его друзей, а его актеры во главе с Нелли Уваровой создали специальный проект «Наивно? Очень», в рамках которого стараются реализовывать поделки воспитанников. Это и рисунки на посуде, и изготовление «особой» керамики, и серия «особый текстиль». Параллельно пробивают создание специальных производственных мастерских вне базы колледжа. Одна из них работает в рамках центра «Блиц», который нацелен на создание рабочих мест как раз для людей с ограниченными возможностями и ментальными особенностями развития. Дать рабочее место, простор для развития, выставлять работы и иметь возможность платить за это своим воспитанникам — вот чего добились в центре, в том числе и для учеников колледжа.

Еще одно препятствие для человека с ограниченными возможностями: для того чтобы получить рабочее место, приходится ежегодно проходить медкомиссию для подтверждения инвалидности. И медики зачастую вместо индивидуальной программы реабилитации и рекомендаций по условиям труда выносят приговор: «Не способен к трудовой деятельности» — меньше хлопот и ответственности. Так пополняется армия безработных инвалидов, которых только в Москве насчитывается около 30 тысяч.

По словам Ольги Волковой, только в последнее время ситуация стала меняться. Новые предписания вступили в силу в декабре прошлого года, их эффективность только предстоит оценить. Как, впрочем, и самой системы трудоустройства инвалидов с ментальными нарушениями, обучающимися в уникальном колледже. Ясно одно: предстоит искать и находить варианты адаптации людей с ограниченными возможностями к полноценной жизни. Опыт московского колледжа № 21 — только один кирпичик в здании, которое предстоит построить.

Арсений Погосян

Источник: Труд

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ