Архив:

Чужого горя не бывает

Профессор Роберт Акопович АМАСЬЯНЦ, декан факультета специальной педагогики и психологии, заведующий кафедрой специальной психологии и коррекционной педагогики Московского государственного областного университета, доктор медицинских наук, академик Российской академии медико-технических наук. Фото: Ульяна Ким/Великая ЭпохаЖить инвалидам непросто везде, и их родственникам так же тяжело, каждый старается решать свои проблемы, исходя из собственной ситуации. К счастью, в нашем обществе есть люди, которые заботятся о них, считают, что «чужого горя не бывает».

5 мая мировое сообщество отмечает Международный день борьбы за права инвалидов. В России инвалиды - одна из самых слабозащищенных категорий населения, - считают борцы за их права. Слово «инвалид» в нашем обществе считается обидным, а на Западе к таким людям относятся просто, как к людям с ограниченными возможностями здоровья.

700 тысяч человек ежегодно становятся инвалидами в нашей стране, и по последним официальным статистическим данным число инвалидов приближается к 13 миллионам.

Много это или мало? Если взять каждого отдельно взятого инвалида - очень много, ведь за каждым из них стоит горе и страдание больного и членов его семьи.

По информации Региональной организации инвалидов "Перспектива", лишь в 45 странах мира существуют законы против дискриминации инвалидов и другие законы, касающиеся инвалидов. По их мнению, и в России права людей с инвалидностью часто не соблюдаются.

Все мы знаем, что инвалидам и родственникам тяжело жить, но насколько тяжело и физически и психологически, не всегда имеем представление. Мы попросили Людмилу К., мать троих детей, рассказать о своих переживаниях, связанных с воспитанием больного ребенка.

Л.К.: Мой сын родился семимесячным. После родов он сам дышать не смог. Подключили сразу на искусственную вентиляцию лёгких и - в реанимацию. Ждали три дня, будет жить или нет. На четвёртые сутки, его состояние стабилизировалось, и ребенка определили в специализированную детскую больницу для новорожденных, где он пробыл полтора месяца. Потом врачи сказали, что у него наблюдается отек в головном мозге, но надеялись, что со временем он пройдет. Позднее его перевели в отделение интенсивной терапии. Я могла его только навещать и в какой-то день заметила на его голове синее пятно. С этого момента у него диагностировали серьезное нарушение головного мозга.

Врачи хотели перевести ребенка в неврологическую больницу, сказав, что от пневмонии они его вылечили, а теперь он нуждается в другом лечении.

- И что вы сделали тогда?

Л.К.: Он выглядел плохо, и я боялась, что ребенок не выдержит еще одной больницы. Мы настояли на том, чтобы нас выписали домой. При выписке из больницы врачи сказали, что он будет умственно отсталым и не будет ходить, и что впоследствии ему будет поставлен диагноз: детский церебральный паралич (ДЦП).

Забрали мы его в ужасном состоянии. Видно было, что произошли серьёзные нарушения в нервной системе. У него были сильные спазмы желудка, мочеточника, сопровождавшиеся сильными болями. Не мог нормально есть, был сильнейший дисбактериоз. Своими криками он сводил с ума, плакал и днем и ночью, не только мы, но и соседи страдали от них. Какое состояние тогда у меня было, словами не передать... Для нас это было огромным горем.

Но пришло время, когда надо было встать на учет в поликлинике, как положено. Врачи в поликлинике подтвердили диагноз моего сына: ДЦП, тяжёлая спастическая диплегия. Нестабильность тазобедренных суставов. Порок развития пояснично-кресцового отдела позвоночника. Сопутствующий диагноз: задержка психического и речевого развития, спастико-паретическая дизартрия. Косоглазие первичное, содружественное, расходящееся.

Нам снова назначили лечение, прописали массаж, который он плохо переносил и заходился в плаче, потому что делали ему очень грубо и больно. После пятого сеанса такого лечения, мы перестали ходить в поликлинику. Дальше мы старались справляться сами, потому что поняли, что в больницах лечат не ребенка, а диагноз.

- Трудно было придти к пониманию, что ваш ребенок инвалид?

Л.К.: Я уже была на грани отчаяния, когда мне в руки попалась книга «Чжуань Фалунь» автора Ли Хунчжи, и пока сын лежал в больнице, я стала её читать. Там было написано, как надо относиться к жизни, в чем смысл нашего существования на Земле, отчего люди болеют. В эти тяжёлые дни она служила для меня практическим руководством, чтобы не сойти с ума. Благодаря ей, я смогла спокойно принять то, что в моей семье будет неполноценный, тяжёлый ребёнок. Смогла принять это, не сломавшись внутренне.

Автору книги Ли Хунчжи мы с мужем сразу поверили. Это не потому, что в Фалуньгун действительно все бесплатно в отличие от других духовных школ, но ещё и потому, что каждый раз, когда мы занимались упражнениям Фалуньгун, видели, как наш сын замолкает и успокаивается под звуки музыки, сопровождающей занятия. Ребенок прибавил в весе, процесс в голове остановился, и мальчик стал реагировать на игрушки, спать и мочиться без боли.

Вооружившись терпением, решили оформить инвалидность по совету юриста из Центра социального обслуживания. Когда оформлялись, мне встречались разные люди. Я часто думала, как эти люди ненавидят свою работу, не любят детей. Каких только слов иногда не выслушиваешь! Нам в России не привыкать к грубости и то нужно обладать великой терпеливостью.

К примеру, выписали нам тутора для больных ДЦП. Это такой сапожок с липучками, предназначенный для фиксации сустава. Чтобы их заказать, нам пришлось ехать с ребенком на другой конец города делать слепки. Затем еще несколько раз ездили на примерку. Тутора эти изготовляются только на один год, значит, в следующем году все начинается заново. Та же самая ситуация и с ортопедической обувью. Аппарат для ходьбы они изготавливали четыре месяца, и приходилось с больным ребенком ездить несколько раз, а в итоге мы его выбросили, не смогли носить.

- Чувствуете ли вы государственную поддержку в воспитании ребенка-инвалида?

Л.К.: Пенсия у нас каждый месяц индексируется, есть различные выплаты, социальная карта москвича. Всё это входит в комплексное социальное обеспечение.

Мы живем в однокомнатной квартире с тремя детьми. В таких условиях мы не можем обеспечить ему хорошее развитие и способствовать его восстановлению. Для реабилитации сына необходимо специальное оборудование, чтобы он учился ходить и держать суставы в правильном положении, необходимы приспособления для развития пояснично-крестцового отдела, которые разместить в маленькой квартире негде. К тому же наша квартира расположена на 5 этаже в панельном пятиэтажном доме. В доме нет лифта и узкие лестничные пролёты, затрудняют вынос инвалидной коляски, которая без ребёнка весит 23 кг. Это создаёт трудности для обеспечения регулярного нахождения больного ребенка на свежем воздухе.
Я ходила в префектуру с просьбой об улучшении жилищных условий, но там сказали, что рассматривают заявления только от москвичей, проживающих не менее десяти лет. Что же нам делать, если мой сын уже родился в Москве? И еще издеваются, говорят: «О чем вы думали, когда рожали? Ничего мы вам дать не можем».

- А как относятся к вам ваши близкие родственники?


Л.К.: Наши родственники тяжело восприняли эту ситуацию, и каждый старается помочь насколько это возможно.

- Вашему сыну уже четыре года, каково его состояние здоровья сейчас?

Л.К.: У него наблюдаются тяжелейшие задержки психического развития, при любом произвольном движении его сковывают спазмы, сейчас он не так активен, как раньше. Из-за повреждения позвоночника, он не может держать спину и, следовательно, не может ходить. Все надо разрабатывать, заниматься с ним, но нет никаких условий для этого.

К счастью людей, обеспокоенных проблемами инвалидов в России, немало. Мы пригласили к разговору о реабилитации детей-инвалидов профессора Роберта АМАСЬЯНЦА, декана факультета специальной педагогики и психологии, заведующего кафедрой специальной психологии и коррекционной педагогики Московского государственного областного университета, доктора медицинских наук, академика Российской академии медико-технических наук, автора свыше 250 научных публикаций в области комплексной реабилитации и специального образования.

- Роберт Акопович, мы хотели бы попросить Вас как специалиста прокомментировать проблему детской инвалидности в России.

Р.А.: Вы затрагиваете одну из самых актуальных проблем современного общества. Основными направлениями решения проблемы детской инвалидности являются полноценная и эффективная реабилитация данного контингента детей, с одной стороны, и профилактика детской инвалидности - с другой.

Известно, что максимально возможное восстановление утраченных функций и личности ребенка зависит, прежде всего, от включения в реабилитационный процесс всех его направлений (медицинское, социальное, психологическое и педагогическое).

В этой связи нами разработана научно обоснованная Концепция создания в Российской Федерации единой системы комплексной реабилитации и профилактики, суть которой заключается в создании единой системы вертикали, способной координировать всю реабилитационную и профилактическую деятельность во всех практических учреждениях России, независимо от их ведомственной принадлежности.

- А в эту систему включены такие понятия как права ребенка?


Р.А.: Несомненно. Ведь любое реабилитационное мероприятие основывается на соблюдении прав ребенка.

- А если уже случилось? Куда можно обратиться, если права ребенка нарушены?

Р.А.: Я, как ученый, жалоб не получаю и не разбираю их. Есть специализированные инстанции. Например, в каждом регионе есть уполномоченные по правам человека.

- В декабре 2008 года создан Совет по делам инвалидов при Президенте Российской Федерации. Какие основные задачи этого Совета? И приведет ли деятельность Совета к решению основных проблем детской инвалидности?


Р.А.: Основными задачами Совета являются:
- подготовка предложений по формированию и проведению государственной политики в отношении инвалидов, определение способов, форм и этапов ее реализации;
- подготовка предложений по выработке основных направлений совершенствования законодательства Российской Федерации в сфере предоставления инвалидам равных с другими гражданами возможностей в реализации конституционных прав и свобод, социального обеспечения инвалидов и установления им мер государственной поддержки на основании анализа положения дел и обобщения практики применения законодательства Российской Федерации в указанной сфере;
- обсуждение по предложению Президента Российской Федерации иных вопросов, относящихся к проблемам инвалидности и инвалидов в Российской Федерации.

Так, на заседании Совета в своем выступлении Президент России Дмитрий Анатольевич Медведев, не забыл и о детях-инвалидах и выступил за их доступ к современным образовательным технологиям. «Мы обязаны создать для инвалидов нормальную систему образования, чтобы дети и подростки с ограниченными возможностями могли обучаться среди сверстников, в том числе и в обычных общеобразовательных школах, - считает Президент. Это нужно не только им, но и в не меньшей степени самому обществу».
Обращаю внимание еще на одну выдержку из выступления Дмитрия Анатольевича Медведева от 7 апреля 2009 года: «...Россия присоединилась к международной Конвенции по правам инвалидов, которая предусматривает создание полноценной, как принято говорить, безбарьерной среды для инвалидов, обеспечивает их права на работу, на медицинское обслуживание, образование, полноценное участие в общественной жизни. И, конечно, в соответствии с Конвенцией государство обязано уделять повышенное внимание воспитанию уважительного отношения к инвалидам».
Я уверен, что деятельность Совета приведет к позитивным изменениям в решении проблемы детской инвалидности.

- Занимаясь много лет проблемами детей-инвалидов, ощущаете ли вы большую ответственность, личную ответственность перед обществом?

Р.А.: На этот вопрос позвольте мне ответить издалека.

Особенности личности человека закладываются с детства, и приходит это в первую очередь от родителей. Мои родители были простыми людьми, они не имели специального образования, высоких чинов, но они были очень преданы своему отечеству, Родине. Это передалось мне. Я также люблю детей, люблю студентов, которых учу, люблю приносить людям пользу, хотя бы маленькую. Если я сегодня сделал добро, значит, день прожил не напрасно. Не знаю, как другие, но я бываю счастлив, когда хоть немного могу быть полезен людям, своей стране. И если что-то маленькое, но доброе сделаю, то я и буду считать, что жизнь прожил не напрасно.
Это не голые слова, это заложено во мне, и я так живу. Своих студентов воспитываю, прежде всего, в духе преданности, честности, патриотизма и высокого уровня морали. Если вижу, что у тех людей, с кем я общаюсь, отсутствуют эти принципы, я не навязываю им свою волю и не диктую свои условия. Я просто с этими людьми стараюсь не общаться.

- А какова динамика детской инвалидности в России за последние годы?

Р.А.: Проблема детской инвалидности очень острая. По данным ВОЗ, в мире около 140 млн. человек составляют дети-инвалиды. По статистике за последние два десятилетия прошлого столетия в России наметилась негативная тенденция в динамике показателей роста детской инвалидности. Однако благодаря правильно выбранному курсу социальной политики государства с 2004 года количество таких детей в России стало уменьшаться. Речь идет о первичной инвалидности. Среди заболеваний, которые приводят к детской инвалидности, первые три ранговых места занимают такие группы заболеваний, как врожденные аномалии, психические расстройства и заболевания нервной системы. В основном, это 60-65 %, все остальные формы патологии составляют заболевания сердечно-сосудистой системы, легких, почек, диабета, травм и т. д. Следует отметить, что среди психических расстройств около 80% случаев приходится на умственную отсталость (врожденное слабоумие). К одной из причин развития данной патологии относятся такие факторы риска, как алкоголизация, табакокурение, несоблюдение гигиенических правил беременными женщинами, травмы, стрессы и др., которые в последствии приводят к тяжелым заболеваниям и детской инвалидности.

В этой связи важная роль должна отводиться проблеме профилактики. Именно профилактика вредных факторов риска, прежде всего, в молодежной среде и привела бы к уменьшению рождаемости с такими видами патологии. Огромную роль в решении данного вопроса, несомненно, играют средства массовой информации. Необходимо в целом изменить подход деятельности средств массовой информации в вопросах формирования толерантности и доброжелательного отношения к детям с ограниченными возможностями здоровья и детям-инвалидам.

- В разработанной Вами Концепции затрагиваются ли вопросы правового закрепления решения данной проблемы?


Р.А.: Обязательно. Для внедрения данной Системы в практику необходима подготовка и принятие Закона «О реабилитации» и Закона «О профилактике», в которых необходимо закрепить основные положения, регулирующие организацию и проведение реабилитационной и профилактической помощи на местах. В законах необходимо закрепить: статус реабилитационных учреждений с учетом их специфики; сохранение профессионального стажа специалистам, работающих в непрофильных сферах деятельности (врачу - в системе образования, педагогу - в системе здравоохранения и т. д.); создание новых специальностей (к примеру, учитель-превентолог - специалист в области первичной профилактики) и т. д.

Именно принятие выше названных законов и будут являться правовым закреплением решения проблемы детской инвалидности в России.

Источник: epochtimes.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ