Архив:

Доступна ли «доступная среда» в Тюмени?

В Тюмени всего шесть объектов, которые полностью доступны для лиц с ограниченными физическими возможностями. В основном это крупные торговые центры. К таким выводам пришли специалист Тюменского городского общества инвалидов Александр Рубанцев и председатель Восточной окружной общественной организаций "Всероссийского общества инвалидов" г. Тюмень Владимир Перунов, которые помогают властям реализовывать федеральную программу "Доступная среда".

Как говорят сами общественники, в Тюмени сейчас очень много делается для того, чтобы облегчить передвижение инвалидов по городу. Однако, несмотря на все успехи, говорят общественники, проблем масса. Сами члены общества инвалидов не получают никаких денег за свою работу, да и сами инвалиды весьма неохотно идут на контакт и проявляют инициативу.

- Моя задача обходить социально значимые объекты: аптеки, магазины, торговые центры, больницы - и проверять соблюдены ли в них требования к безбарьерной среде, - рассказывает Александр Рубанцев. - То есть установлены ли наружные пандусы, насколько легко по ним можно подняться, есть ли тамбур, чтобы коляска могла развернуться, желтые опознавательные кружки для слабовидящих. Кроме того, я проверяю, как устанавливаются бордюры и насколько трудно колясочникам их преодолевать. Также я занимаюсь проверкой различных объектов по заявлениям самих инвалидов. По всем этим проблемам мы пишем ходатайства в Управу, которая уже занимается их решением. Пока я занимался обследованием объектов, то пришел к выводу, что полностью доступны для инвалидов всего шесть объектов по городу. Там созданы практически все условия для беспрепятственного передвижения: пандусы, нет порогов, есть опознавательные кружки для слабовидящих, тактильные плитки, звуковое оповещение.

- Как в целом по городу с безбарьерной средой? Можно выделить худшие или лучшие районы?

- Да проблемы в целом одни и те же, в основном из-за старых домов, хрущевок, пансионатов. Нет совсем уж кошмарных или хороших районов. В новостройках проблем с доступом обычно нет - там уже изначально при планировке создаются все условия. А вот в пансионатах и хрущевках эта проблема практически неразрешима. Лестничные пролеты слишком узкие, коляска входит далеко не во все лифты, в некоторых домах нет даже рельс для заезда детских колясок, не говоря уже о пандусах. Их просто физически невозможно оборудовать. На улице Пермякова есть такой типичный старый дом, где на пятом этаже живет девочка-инвалид, которую мама раз в неделю спускает вниз подышать свежим воздухом. Сама по лестнице вытаскивает коляску и сама затаскивает ее обратно. И тут просто ничего нельзя сделать. Но где можно, мы всегда помогаем.

- Больше всего неприятностей приносят частники. Владельцы аптек, парикмахерских, магазинов и прочего, - дополняет рассказ Владимир Перунов. - Грубо говоря, живет инвалид-колясочник и буквально в соседнем окне у него магазин, но он физически не может попасть туда из-за пандуса, который сделан как попало. Вся проблема в несогласованности частников - все сами по себе, каждый строит заезд к своему крыльцу отдельно. Есть, конечно, и обратные случаи. По Широтной, например, ряд домов, где на первых этажах магазины. Крыльцо у них общее, заезд по пандусу общий, и все удобства созданы.

- То есть чаще всего делается для галочки, лишь бы отвязались?

- Не везде и не всегда. Где работают муниципальные заказчики, допустим на укладке бордюров, все делается по правилам. Их за неправильно положенный бордюр сейчас штрафуют и заставляют все переделывать. А дорожным службам как правило ничего не объясняют: где подскажут, положат нормально, не подскажут - делают как 

попало. Ну и потом, даже если что-то делается для инвалида правильно, то потом не всегда работает, как надо.

- Поясните...

- Ну вот есть на Пермякова подземный переход. Там оборудован специальный лифт для инвалидов. У нас одна женщина-колясочник специально приехала проверить, как он работает. В итоге полтора часа прождала, пока его поднимут, не дождалась и поехала через светофор рядом. Я тоже, если честно, за три года пока здесь живу ни разу не видел, чтобы кто-то этим подъемником пользовался. Просто-напросто людям неудобно. Есть этот подъемник, оборудованный по всем правилам, но инвалиду в итоге проще проехать сто метров до ближайшего светофора, чем спускаться вниз. Возможности созданы, а не востребованы. И потому муниципалитет со временем понимает, что никто этими возможностями не пользуется, и перестают его обслуживать.

Помимо собственно проблем с "Доступной средой", говорит Перунов, у самого общества инвалидов серьезные проблемы с финансированием. И это тоже мешает эффективно реализовывать программу.

- Мы вынуждены работать на общественных началах. Если в прошлом году от службы занятости через областное общество инвалидов еще выделяли 3 тысячи в месяц, то теперь и этого нет. Финансирование полностью прикрыли, - говорит он. - Саша сейчас единственный на весь Восточный округ, кто занимается этой проблемой. И делает он это чисто из интереса, а не за деньги. Но на голой общественной инициативе далеко не уедешь. За бесплатно к нам никто работать не пойдет.

- Вы как-то поднимали этот вопрос в администрации города?

- Разговор о конкретно зарплате пока не заходил, но вопрос об оплате труда был поставлен. Не знаю пока, как это будет реализовываться, вопрос крайне щепетильный. В ближайшее время мы поедем в службу занятости просить, чтобы нам выделили какую-то ставку. У них есть вакансии соцработников. Желательно, чтобы служба занятости выделяла хотя бы одну-две штатных единицы на административный округ, которые бы занимались конкретно "Доступной средой", и платила бы им зарплату. Каким образом можно проводить финансирование, я пока не знаю, но главное, чтобы специалист был и работал.

- Сколько на весь город по Вашему мнению требуется таких специалистов?

- Если учесть, что у нас пять округов, то, я думаю, желательно около десяти человек. Я не говорю о какой-то полноценной зарплате, платили бы им хотя бы прожиточный минимум. Сколько он сейчас? Шесть с половиной тысяч? Народ бы работал даже за такие деньги, нам самим это интересно. Другая проблема еще в том, что у нас никаких документов от администрации нет. Мы фактически работаем по собственной инициативе. И это бывает крайне неудобно. Когда мы приходим на объект, нам ведь надо не просто осмотреть, но и зафиксировать нарушения и недоделки. А у охранников в этих торговых центрах, магазинах и аптеках указание - не допускать, чтобы фотографировали. Ему бы предъявить какой-то документ от администрации, а его у нас нет. Приходится постоянно выкручиваться. Вот я на днях пришел в "Яркий сибиряк" с фотоаппаратом. Тут же подскочил охранник и начал спрашивать, зачем я тут снимаю. Ну я ему наплел о программе "Доступная среда", что это указание администрации города. Пока он ходил выяснял у начальства, я все отснял и ушел.

- Как сами инвалиды реагируют на вашу инициативу? В конце-концов это ведь для них делается...

- Это еще одна из проблем. Многие просто не знают, что в городе есть такая программа "Доступная среда". Я уже не первый раз выхожу с инициативой, чтобы в СМИ больше освещали ее работу. Не могу судить, как это делается. Но раз уж к нам до сих пор не выстроилась очередь с предложениями, освещения по сути никакого нет. Много я говорил про эти бесплатные газеты от округов. Мы можем, конечно, посмеиваться над их уровнем, но именно их люди-то и читают. Чего стоит давать туда статейку раз в месяц? В городе живет порядка девяти тысяч лиц с ограниченными физическими возможностями, однако, мы сами знаем всего о 118-ти. Нам неизвестны ни адреса, ни районы, ни тем более проблемы остальных. И как о них узнать, если они сами не идут на контакт? Получается, что деньги на программу выделяются и деньги немалые, но вот втягиваются в нее инвалиды очень медленно.

- Бытует мнение, что проще не к администрации города обратиться за помощью, а сразу к прокурору. Мол, так выйдет быстрее.

- Это заблуждение. Прокурор никаких тебе денег не даст и пандусы не построит. Он может только наказать. И пока все его распоряжения пройдут по инстанциям, выйдет дольше, а не быстрее. Если напрямую обратиться в управу со своей жалобой или предложением, толку будет больше. Нам за прошлый год ни разу еще не отказали. Было шесть обращений и все они были удовлетворены.

- Какие сейчас перспективы у программы в сложившихся условиях?

- Тут сложно что-либо сказать. Объем реконструкции очень большой, его и за двадцать лет не выполнишь. Но пока сам не пойдешь навстречу, то и встречать тебя не выйдут. И перспектив никаких не будет. Мы стараемся как-то популяризировать свою деятельность, двигаемся в социальные сети, разъясняем нашу программу. Но идет дело медленно. Многие в интернете не сидят, живут обособленно и закрыто, до них очень сложно достучаться.

- То есть дело в менталитете инвалидов?

- Ну и в этом тоже отчасти. Могу по себе сказать. Я такой человек, что мне надо постоянно куда-то ходить, с кем-то общаться. Я не могу сидеть дома целыми днями и смотреть телевизор. А многие к этому привыкают и не выходят никуда, чувствуют, что никому не нужны. Как относятся к человеку, так и он к окружающим. Это неизбежно. Ну и плюс к тому: большая часть инвалидов в Тюмени живет за чертой бедности.

- Картина довольно безрадостная. Но по моему личному опыту вроде бы есть положительные сдвиги. Проблема инвалидов в обществе обсуждается, ей интересуются, разрабатывают программы помощи. Еще лет пять назад такого не было. 

- Есть однозначно. Тут мне кажется немалую роль сыграли Паралимпийские игры. Наши спортсмены там уже несколько лет дают всем "прикурить". С одной стороны это и общество заметило, и с другой сами инвалиды начинают задумываться: а почему не я? Начинают стараться, заниматься спортом, даже если тяжело. А в целом, как я уже сказал, сейчас время такое, что надо самому проявлять инициативу. Не будешь проявлять, никто тебе ничего не даст.

Источник: Tumix новости

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ