Архив:

Они опасность не видят в упор...

Российские горнолыжники на Паралимпиаде в Сочи завоевали целую россыпь медалей. Нашим здоровым представителям этого вида спорта о таких достижениях приходится только мечтать. А зрители и вовсе удивляются, как можно без ноги или с серьезными нарушениями зрения съезжать с высоченных сочинских спусков. Корреспондент «Труда» побеседовал с Сергеем Диденко — первым тренером наших «золотых» паралимпийцев-горнолыжников.

— Просто в голове не укладывается — как люди с ограниченными возможностями добиваются успехов в горнолыжном спорте, который и у здоровых людей ассоциируется с риском?

— Я давно работаю с горнолыжниками и вот что скажу по этому поводу: на самом деле в Австрии, Швейцарии, США, Франции и многих странах в наш вид спорта возвращаются либо приходят люди с очень серьезными проблемами здоровья либо после тяжелых травм — вплоть до ампутации ног. В России же и для здорового ребенка заняться горными лыжами бывает недоступно, зачастую из-за дороговизны нашего вида спорта. Москвичей, например, бьют по карману длительные и дальние выезды в Альпы и другие горные регионы. А на Камчатке мы живем среди гор. И когда я восемь лет назад решил работать со спортсменами разных групп инвалидности, то было непросто находить таковых в нашем относительно малолюдном регионе.

— Но вам удалось найти настоящих самородков — Александра и Иван Францевы сейчас в Сочи исправно пополняют медальную копилку нашей сборной.

— Знакомая специалистка по плаванию сообщила, что у нее тренировались брат и сестра с проблемами по зрению...

— ...И вы позвонили им и пригласили в свою группу?

— Это оказалось невозможным. В 2005 году на Камчатке обладателями мобильных телефонов были очень немногие. Более того, семья Францевых проживала на территории тюрьмы, в системе которой работали родители Саши и Вани. Самому к ним домой мне невозможно было попасть. И в квартире у них не было телефона, как и многого другого. Жилищные условия у семьи с пятью детьми были плачевными. В итоге я сначала связался с подругой Саши, и через нее я вышел на Францевых.

— Как так получилось, что в одной семье сразу двое детей с такими проблемами зрения?

— Видимо, наследственное. Саша и Ваня — альбиносы. У них плохая фокусировка предметов на разных расстояниях и плохое различие между цветами. Они выступают по группе В-2, которую присваивают спортсменам со зрением ниже 3%. Еще есть группы В-1 — для абсолютно слепых, и В-3, у кого зрение до 5%...

— Насколько сложно было приучить брата и сестру бороться со страхом на трассе?

— Саша в одном из интервью в шутку сказала: «А я ничего не вижу, и потому мне нечего бояться». На самом деле она сильно повредила ногу на одной из первых тренировок, съезжая с горки высотой 3 метра. И мне стоило немалых усилий уговорить родителей отпускать девочку на тренировки после этого. Ваня в самом деле ничего не боялся. А Саша вела себя вполне естественно для девочки.

— Какие самые тяжелые травмы случались у Францевых?

— Вы знаете — в их категории участники соревнований едут следом за лидером, который постоянно громкими выкриками дает информацию о каждом участке склона. И на Паралимпийских играх в Ванкувере на самой сложной и опасной из трасс Александра потеряла контакт с лидером и врезалась в нее на всей скорости. После этого немало времени у нее ушло на восстановление.

— Вам тоже приходилось для них быть лидером?

— Конечно, Александра всюду ходила за мной хвостиком. И на склоне, и вне его. Иван на некоторых относительно простых участках умудрялся ездить и самостоятельно. Вообще я скажу, для горнолыжников непросто себе найти лидера. Спортивной организации приходится брать лидера на обеспечение, в том числе и зарплатой.

Георгий Настенко

Источник: Труд

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ