Архив:

Олег Смолин: паралимпийское движение в России пока имеет элитарный характер

В России только 3% инвалидов занимаются спортом (в Европе - 15%). Вице-президент Паралимпийского комитета РФ рассказал, и что планирует сделать комитет, чтобы спорт стал доступен всем инвалидам, а не только паралимпийцам.

- Действительно ли в России плохо развит массовый спорт инвалидов?
- Если сопоставить данные о проценте инвалидов, которые постоянно занимаются физкультурой и спортом в России и в социальных государствах Европы, то мы увидим, что наших примерно в пять раз меньше. Согласно официальным документам, у нас примерно 3% инвалидов вовлечены в постоянные занятия спортом. В социальных государствах Европы – порядка 15%. То есть нельзя сказать, что у нас вообще нет физкультуры или спорта инвалидов, но охват его очень узкий, это факт.
При этом мы действительно находимся в мировых лидерах паралимпийского спорта. Я напомню, что не только в Лондоне мы были вторыми, но еще и первыми в Турине и в Ванкувере. И в Сочи российская паралимпийская сборная наверняка займет первое место с большим отрывом. 
- Мне казалось, что спорт высоких достижений вырастает из массового спорта после того, как лучшие спортсмены переходят в разряд профессионалов. Как тогда объяснить наши паралимпийские успехи?
- Паралимпийское движение в России во многом имеет элитарный характер. Во-первых, существует система отбора, а во-вторых – система очень серьезной поддержки тех, кто занимается спортом инвалидов профессионально: президентские стипендии, паралимпийские центры, сильная поддержка в некоторых регионах РФ. Наиболее известна в этом плане Башкирия. Эти меры объясняют наши успехи. Но я считаю, что было бы лучше, если бы паралимпийские достижения вырастали не в результате отбора и некоторой элитарности паралимпийского спорта, а в результате перерастания в паралимпийский спорт массового спорта инвалидов.
- Что такое этот отбор?
- Отбор производится двумя или тремя способами. Первый способ, может быть, самый правильный, это когда талантливые учителя физкультуры работают в спецшколах, отбирают ребят, передают их тренерам, а через какое-то время эти ребята могут попасть на президентские стипендии и фактически превратиться в профессиональных спортсменов. 
Второй – это когда профессиональные спортсмены, получающие по разным причинам инвалидность, переходят в паралимпийский спорт. Классический пример - это замечательная наша спортсменка паралимпийский чемпион Олеся Владыкина. Она была мастером спорта по плаванию. В результате автокатастрофы в Тайланде Олеся потеряла руку и не знала, как ей примериться с потерей конечности. Вовремя нашлись люди, которые ей порекомендовали паралимпийский спорт, и сейчас это во всех отношениях успешная девушка: спортсмен, чемпион и общественный деятель. Такое тоже бывает, и это правильно. Но нам бы хотелось, чтобы первый путь был преобладающим.
- Что конкретно планирует предпринять ПК, чтобы занятия спортом стали доступнее для людей с ограничениями здоровья?
- Президент ПК Владимир Лукин, ваш покорный слуга на уровне Государственной Дeмы и другие члены ПК многократно выходили с предложениями, смысл которых заключается в следующем. 
Первое – в каждой школе для ребят с ограниченными возможностями здоровья создать полноценные условия для занятия физкультурой и спортом. Вы, может быть, будете удивлены, но когда я учился в советской школе N95, потом в школе–интернате в Омске, для паралимпийского спорта у нас настоящих условий, конечно, не было. Но вот условия для физкультуры у нас были все. Каток мы и заливали сами и сами катались. Лыжню мы прокладывали сами и катались на лыжах. Легкоатлетические и гимнастические соревнования проходили ежегодно. И вообще, в особенности у парней, считалось модным быть спортивным. Не в каждой современной школе найдешь такие условия. Я уже не говорю про шахматную секцию, ведь российские незрячие традиционно в мировых лидерах по шахматам. Надо воссоздать все то, что было. Плюс, надо создать на базе наиболее продвинутых школ условия для занятий не только физкультурой, но и паралимпийским спортом. Например, на базе первой московской школы-интерната недавно открылся стадион.
Второе – мы предлагаем при спортивных школах создать специальные отделения для ребят с инвалидностью. Не в каждом городе есть условия для занятий спортом в школах-интернатах, поэтому можно работать перекрестно, одновременно по двум направлениям.
Третье – адаптировать существующие спортивные сооружения и сделать их доступными. Не помню точных данных, поскольку работаю в комитете по образованию, но могу назвать, для сравнения, данные по вузам. По данным Минобразования, у нас только 5% вузов имеют полноценную доступную среду для инвалидов. Еще около 20% имеют ее частично. Оставшиеся примерно 75% доступной среды не имеют совсем. Не думаю, что со стадионами ситуация в корне отличается. Поэтому мы и настаивали на продлении программы доступная среда, поскольку смешно даже думать, что за 5 лет в нашей стране можно такую среду обеспечить. Это задача не на одно десятилетие. При условии, что государство будет выделять на это серьезные средства.
Накануне Паралимпиады, 7 марта, в Сочи проходил совет по попечительству в социальной сфере при Дмитрии Медведеве. И премьер пообещал нам продлить программу «Доступная среда», которая завершается в 2015 году, на следующие 5 лет. В каких объемах, пока сказать не могу, но само по себе это заявление уже есть некоторый шаг вперед. Точно так же было обещано, что поддержка предприятий, использующих труд инвалидов, в следующем году будет продолжена и несколько увеличена. Посмотрим, как это осуществится на практике.
Мы гордимся достижениями наших спортсменов и радуемся им. Все они: и те, кто завоевывают медали, и те, кто не завоевывают - уже совершают свой жизненный подвиг. На фоне их достижений подчас удается решать некоторые вопросы, которые в другой ситуации могли бы и не решиться. Но мы хотели бы, чтобы условия для развития физической культуры, и вообще развития личности, были созданы для каждого человека с инвалидностью, а не только для наших замечательных, но избранных спортсменов. И поэтому мы пытаемся использовать достижения наших спортсменов, чтобы поддержать если не всех, то большинство российских людей с инвалидностью.
Соцподдержка государством людей с инвалидностью должна быть увеличена кратно, по крайней мере, по двум основным соображениям. 
Соображение первое, общецивилизационное. Отношение к людям с инвалидностью – один из показателей цивилизованности государства.
Соображение второе - развитие человеческого потенциала. Инвалиды - это каждый десятый гражданин Российской Федерации. Не все знают, что люди с ограниченными возможностями здоровья составляют до четверти всех нобелевских лауреатов. Не все знают, что сейчас количество людей с инвалидностью трудоспособного возраста, которые работают, составляет чуть более 20%. Число работающих инвалидов можно было бы увеличить в несколько раз, что принесло бы пользу и экономике, и человеческому потенциалу страны.
Если короче, то наша идея заключается в следующем, и я это постоянно говорю нашим властям: невозможно поднять человеческий потенциал России (которая по этому показателю занимает 66-е место в мире, если верить докладу ООН о развитии человеческого потенциала) на более высокий уровень, если в этом не участвуют люди с инвалидностью. Поэтому мы полагаем, что мы, люди с инвалидностью, нужны стране не меньше, чем страна нужна нам. 

Кирилл Миловидов

Источник: Милосердие.RU

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ