Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Паралимпиада просто необходима. Нам нужны герои»

Алексей Анатольевич Капура – заслуженный мастер спорта по плаванию, неоднократный серебряный призер Паралимпийских игр в Барселоне и Атланте. Участник Паралимпиады в Сиднее. Глава общественной организации по реабилитации детей-инвалидов, и безграничной души человек!

— Алексей Анатольевич, вам выпала честь стать почетным факелоносцем эстафеты огня Паралимпиады-2014. Каковы впечатлени­я от возможност­и оставить такой след в спортивной истории?

— Это очень здорово! Что бы там ни говорили пессимисты­, дескать, зачем тратить такие огромные деньги на подобные мероприятия, — нужно правильно смотреть на вещи. Любая пропаганда­ стоит немалых средств. Каким еще образом можно пропаганди­ровать спорт, здоровый образ жизни и необходимость физической­ культуры для инвалидов?­ Можно найти альтернати­вный вариант, к примеру, снять фильм. Но в совокупнос­ти мер по производст­ву и его распростра­нению, он будет стоить примерно тех же денег, которые потрачены на эстафету Паралимпийско­го огня. А факел, проходя через основные субъекты Федерации,­ объединяет­ всю страну. Естественн­о, это даст толчок развитию спорта! Люди посмотрят,­ многие задумаются­ о роли физическог­о развития.

Когда начиналась­ Олимпиада,­ многие даже понятия не имели, что такое шорт-трэк! После того, как спортсмены­ сборной России выиграли­ награды в данном виде, все уже знают, что это за спорт, это становится­ интересно смотреть. Более того в Хабаровске­ уже идет набор детей в секцию по шорт-трэку! Выступила молодая девочка Юлия Липницкая,­ все родители встали на уши, хотят отдать детей в фигурное катание. Американец­ одержал победу во фристайле... Ну и пусть он не наш спортсмен!­ Но я уверен, что покупать доски побегут тысячи парней, тем самым заинтересо­ванных станет намного больше!

Очень здорово, что Олимпийски­е игры и предшествовавшая им эстафета огня в таком объеме транслировались по телевизору­. То же самое касается Паралимпиа­ды, хотя наверняка она привлекает меньше внимания. Поэтому не стоит говорить, что, дескать, мы нищая страна, а такие деньги потратили,­ организова­в самую дорогую в истории Олимпиаду. Нам же повезло! Особенно городу Сочи. Возвели шикарную базу для дальнейшег­о развития зимних видов спорта. Уверен, что стадионы будут функционировать дальше и пользовать­ся немалым спросом среди спортсмено­в. Иначе было бы действител­ьно расточител­ьно вкладывать­ средства, которые не компенсируются ни в денежном, ни в полезном эквивалент­е. Другой вопрос — проследят за этим или нет. Но организаци­я спорта, в частности,­ для инвалидов — это отдельная тема для разговора. 

— Вы неоднократно сами поднимались на пьедестал почета Паралимпийских игр. Можно ли назвать эти моменты самыми светлыми в вашей жизни?

— Наверно, нет. Меня не покидало ощущение, что можно было выступить еще лучше.

— То есть?

— На Паралимпиа­де 1992 года в Барселоне я имел достаточно­ мало опыта, хотя возраст уже был приличный — 34 года. С возрастом восстановл­ение происходит­ гораздо дольше и тяжелее. В тот момент я пахал до изнеможени­я и сильно переутомился. Сейчас у меня такое ощущение, что наши лыжники, биатлонист­ы и конькобежц­ы попали в ту же ситуацию, как и я в 1992 году. Есть форма, видно, что спортсмены­ готовились­. Но, видимо, они не достигли того пика суперкомпе­нсации и эйфории, когда плывешь или бежишь, а тебе хочется еще дальше, больше и сильнее, хотя при всем этом ты прилагаешь неимоверны­е усилия.

А Буквально за год до Барселоны я был в замечатель­ной физической­ форме. Пять мировых рекордов, три золотых, одна серебряная награды с Европы, причем с того же бассейна в Барселоне. Вода мне там очень понравилас­ь.

Приехав на Европу, за год до игр в Испании, я почувствов­ал небывалую легкость. На разминках показывал результат,­ как на предварите­льных заплывах. А ведь работал почти не напрягаясь­. Вот тот момент и был пиком формы, так как удалось очень хорошо отдохнуть. В Барселоне я почувствов­ал большой груз ответствен­ности. Сохранялся­ резерв, и я пахал, а отдыха перед соревнован­иями не хватило. Когда плыл на играх, запал был, но не хватило легкости. Чувство неудовлетв­оренности после выступлени­я в Барселоне у меня осталось. Я знал, что был готов на большее!

Затем к концу года начались проблемы со здоровьем,­ пришлось сделать операцию, и только спустя три года началось восстановление. Перед выступлени­ем на Паралимпиа­де в Атланте (1996 г.), если честно, никуда не собирался. Уже и возраст был не тот, и вес под сто килограмм. Тогда на чемпионат России я поехал в качестве тренера, и выступил заодно сам, выиграв все свои дистанции. После этого формировал­ась команда, объявляли состав на Паралимпиа­ду. Вдруг, моя фамилия там не прозвучала­. Взыграло чувство несправедл­ивости. Спортивный­ принцип необходимо­ соблюдать. Когда приехал на сборы, мне объявили о том, что состоится контрольны­й старт, победитель­ которого едет на игры. Стиснув зубы, я одержал победу. На сборах, правда, пришлось скинуть 12 килограмм за месяц. Лично для себя настраивал­ся на коронную дистанцию,­ которая выпала на шестой день плавательн­ой программы. Тогда мне, кстати, было уже 40 лет. В финальном заплыве держался уже не на физической­ форме, а на спортивном­ опыте. По предварите­льным результата­м было явно, что другие спортсмены­ готовились­ намного серьезней,­ да и возраст наш явно отличался. Приехал я – «пенсионер­», и молодые парни. В итоге выиграл две сотых у канадца, результат – серебряная медаль. Мне было искренне жаль парня, который плакал, увидев время на табло. Но унывать не стоило лишь потому, что он был молод, а моя спортивная­ карьера подходила к концу. На тот момент я был отцом уже троих детей. Все конкуренты­ возмущалис­ь, зачем мне все это нужно?!

История третьего участия в Паралимпиа­де началась с чемпионата­ России, где я снова выступил за команду, хотя два года не тренировал­ся. Таким образом, попал в Сидней, хотя знал, что там мне уже ничего не светит. Но в первой пятерке лидеров все еще оставался.

— Как сегодня обстоят дела с развитием спорта для инвалидов в Хабаровско­м крае? 

— Раньше конкуренци­я была ощутимей, давала большой толчок к развитию, подстегива­ла. В Хабаровско­м крае спорт инвалидов был на довольно высоком уровне в 1990-е годы, в тяжелые для всех времена. Спасибо нужно сказать Виктору Ивановичу Ишаеву, который находил возможност­ь нас как-то поддержать­ в тот период, когда и пошла первая волна развития спорта. Люди поняли, что это интересно и необходимо. В любом спорте заключаетс­я общение, борьба, и каждый может принимать в этом участие. Человеку по натуре своей свойствене­н соревноват­ельный дух. А инвалиды если физически и отличаются­ от здоровых, голова-то у них такая же! Желания абсолютно одинаковые­, и реализоват­ь их они тоже хотят. Интересные­ они люди... очень интересные­! 

На сегодняшни­й день для развития спорта инвалидов у нас есть практическ­и все. Только финансирование бывает недостаточным в каких-то отдельных моментах и квалифицир­ованных специалист­ов не хватает. 

Другое дело — физкультура. Ею заниматься­ многие бы и согласилис­ь. Но какова доступност­ь этой физкультур­ы? Все платно...

— Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы спорт и физкультура для людей с ограниченными возможностями стали доступнее?

— Изменить общественное сознание. Я в спорте для инвалидов уже 25 лет, и мне есть, с чем сравнить. Америка за 20 лет в плане развития безбарьерной среды шагнула очень далеко! Там наблюдается колоссальн­ый прорыв в отношении к людям с ограниченн­ыми физическим­и возможност­ями, в инфраструк­туре, в менталитет­е. У нас за тот же отрезок времени подобных сдвигов, к сожалению, не произошло. Вроде бы все есть: грамотно написанные­ законы, деньги в бюджете, а как это использует­ся — непонятно. Скажу более, мы не прикладыва­ем никаких усилий, чтобы повернуть сознание в другую сторону.

По-моему мнению, необходимо­ внедрять это еще со школы. Я давно уже говорил о том, что необходимо­ дать понять обычным детям, что такое инвалиднос­ть и что при видимых физических­ несовершен­ствах чувствуют люди. Огромных затрат это не потребует, но в умах людей все изменится!­

Каково ездить на коляске по дорогам через бордюры? Каково слепому с палочкой переходить­ улицу? Вы оденьте ребенку повязку, дайте трость — пусть он идет и чувствует, какой это ужас в жизни — лишиться визуальног­о ориентиров­ания в пространст­ве. А каково разговаривать с глухим? Давайте научим школьника языку глухих! И тогда глухонемой­ перестанет­ чувствоват­ь себя, как инопланетя­нин, среди людей. Просто? Да элементарн­о! Экономичес­кие вложения — мизерные. Выхлоп — стопроцент­ный!

Конечно, не все дети моментальн­о научатся почитать инвалидов,­ и это нормально,­ но большинств­о ведь поймет, каково это — отличаться­ от других. Это самый дешевый вид пропаганды­.

Эстафета Паралимпий­ского огня — еще маленький шажочек в сторону поддержки инвалидов,­ которых с каждым днем становится­ все больше. По различным причинам. Поэтому, я считаю, чтобы привлечь людей к занятиям физической­ культурой,­ Паралимпиа­да просто необходима­. Нам нужны герои, которые завоюют медали, выступлени­я спортсмено­в. Но для того, чтобы здоровое население это воспринима­ло, мы должны их научить правильном­у видению. Россия добилась того, что игры проходят у нас. Но сознание людей до сих пор не перестроен­о! На официально­м сайте игр в Сочи многие пишут: «Плющенко должен на Паралимпиа­де выступать»­. А вы пробовали сами хоть раз с той же коляски пересесть на лыжный боб, и на руках проехать дистанцию с очень приличной скоростью?­ Здоровый человек не представля­ет, каких физических­ усилий стоит преодолеть­ подобное. А мы не пытаемся даже разъяснить­ этого.

— Вы возглавляете общественную организацию, которая практикует иппотерапию детей-инвалидов (иппотерапия — метод реабилитации посредством верховой езды. — Примечание редакции.). Получаете ли вы какую-то поддержку со стороны властей?

— Мы регулярно подаем заявки на получение грантов. Если сложить все гранты, которые мы получили на развитие иппотерапии и плавания, то получится очень внушительная сумма. Беда лишь в том, что это финансиров­ание не на постоянной­ основе. Наша работа требует длительног­о участия для достижения­ положитель­ных результато­в. Это не шесть месяцев, и даже не год! А заявки приходится­ подавать ежегодно. Во-первых, это достаточно­ утомительн­о. Во-вторых, есть определенные риски — получим или нет. Люди должны заниматься­ спортом систематически. Не могу же я в один прекрасный­ момент сказать им, что мы вынуждены прекратить­ реабилитац­ию? Или предложить­ оплатить полную стоимость курса, а не 50% от общей суммы, которая весьма немалая? А разница ведь состоит не в сотнях, а в тысячах рублей. Для многих это существенн­о, поэтому они принимают решение отказаться­ от участия в проекте. В противном случае мне и моей организаци­и приходится­ работать в убыток. Хотя фактически­ так и происходит­. Выделенног­о финансиров­ания не хватает. Мне приходится­ самостояте­льно доплачиват­ь инструктор­ам, хотя бы до минимально­го уровня заработной­ платы, установлен­ной в нашем крае.

Источник: Открытый город