Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пес тебе. Как собаки-проводники меняют образ жизни незрячих людей

На всех незрячих и слабовидящих жителей Новосибирска приходится всего 13 собак-поводырей. Их владельцы не боятся выйти из квартиры на улицу: свободно передвигаются по городу, пользуются общественным транспортом и много гуляют. Другие незрячие продолжают сидеть в четырех стенах и мечтать о полноценной жизни с собакой.

«Не животное, а средство технической адаптации»

В обществе инвалидов с нарушениями зрения «Интеграция» полный зал посетителей всех возрастных категорий. Мужчин нет, только женщины и дети. Они пришли узнать, как приобрести собаку-поводыря и что для этого требуется. В центре небольшой комнаты стоит Светлана, которая год назад приобрела собаку и теперь не представляет, как без нее обойтись.

– Есть определенные навыки и команды. Они помогают управлять проводником. Если хочешь найти вход, говоришь: «Ищи дверь». Пес сразу активизируется, понимает, что нужно сделать, — рассказывает Светлана. — Он и тросточку может подать. Иногда протягивает все близлежащее, что только может понадобиться.

– Долго обучали? — спрашивают из зала.

– Их всех тренируют с четырех месяцев. Обучение сначала проходит так: тренер берет трость, очки и почти шесть месяцев ходит с собакой. Если она проявляет агрессию, ее тут же дисквалифицируют. Ко мне он привык сразу. Потому что тренер вел с собакой себя строго, не так, как девчонки. За три дня эта собака стала моей.

– А если бы он не подошел вам? Так сказать, не сошлись бы характерами, — вопросы сыплются с разных сторон помещения, идентифицировать их авторов получается не всегда.

– Эльф всем подойдет, — говорит Светлана улыбаясь. – Он такой спокойный! А вообще собаку заменяют, если хозяин чувствует дискомфорт с ней.

– Расскажите о своем первом знакомстве с собакой, — просит одна из женщин.

– Это было в огромном вольере. Помню, как подошел ко мне. Любовь у меня сразу не проснулась. Овчарку хотела, а привели лабрадора. Сказали: «У вас маленький рост, вам овчарка не подойдет». Муж считал, что овчарки самые умные. И мне хотелось именно овчарку. Но скорее потому, что о лабрадорах я совсем ничего не знала.

– Что изменилось в вашей жизни с появлением питомца? Расширился ли радиус передвижения?

– Теперь я не завишу от других людей. Иду я в аптеку, в магазин, на прогулку — никого просить не надо. Мы стали ходить везде. Раньше я сидела дома. А теперь с ним и на танцы, и в хор, в общество слепых. Ходили на дзюдо, пока нам в нос не дали. Он меня там охранял. Сидел рядом, у лавочки, пока я занималась. А когда падала или кричала, он выбегал ко мне, хотя ему как собаке это делать было запрещено.

– Светлана, а ваша собака чего-нибудь боится? Расскажите про проблемы.

– Сейчас стало намного легче, чем в первое время. Собаки адаптируются к условиям, в которых живут. Эльф пугается шумных автобусов, дизельных. Я на остановке говорю ему найти вход в автобус. Он сначала оббегает его, а затем входит только в первую дверь. Ему не нравятся большие КамАЗы, снегоуборочная техника. Боится обогревающих печей в автобусах. Моя знакомая рассказывала, что на ее собаку налетел пакет. Так с тех пор ее проводник пакетов боится.

– А дорогу помогает перейти?

– Конечно. Но иногда бывает тяжело. Тут собака не поможет, если светофор без звука. Приходится стоять до тех пор, пока кто-нибудь не подойдет и не поможет перейти. Однажды я гуляла, и мне сказали: «Зачем тебе собака? Моя знакомая всю жизнь с тростью проходила, и ничего»…, — рассказывает Светлана, крепко удерживая за поводок черного лабрадора.

Собравшиеся энергично возмущаются:

– Это глупости!

– Не слушайте ее! Ну это же и правда глупости!

– Это значит, что она никуда не ходила и все время дома сидела. И была зависима от всех.

– Ни в коем случае нельзя такое слушать!

Приобрести собаку-проводника не так сложно, как кажется. Сделать это может любой инвалид первой группы старше 18 лет. Собаку вписывают в программу реабилитации — в список технической адаптации, который выдают государственные учреждения медико-социальной экспертизы.

– Чтобы получить проводника, нужно заплатить 17 тысяч рублей за год. По истечении срока подтверждается необходимость в поводыре. При этом нужно учитывать около трех тысяч в месяц на ее содержание. Но если собаку укусит клещ, лечение может обойтись в 10 тысяч. В таком случае можно сохранить чек, а потом попросить государство компенсировать расходы. Но не факт, что это произойдет, — рассказывает «Русской планете» сотрудник «Интеграции» Наталья Тепкаева.

Для получения собаки инвалид пишет заявление в территориальный орган фонда социального страхования. В течение месяца приходит информация о том, поставили ли его в очередь. При отказе в предоставлении собаки инвалид может обжаловать решение в суде или в прокуратуре.

– Если у вас первая группа инвалидности, то отказать точно не могут, — уверяет Светлана.

– А я слышала, бывают отказы по состоянию здоровья, — возражают из первого ряда.

– Если только по состоянию здоровья. Аллергия на животных или другое какое-либо серьезное заболевание.

– Да, с тяжелой формой сахарного диабета собаку не дают, — поддерживает Светлану другая участница встречи.

«Мама, мне нужна собака»

Разговоры о процедуре получения собаки быстро сворачиваются — детям не терпится потрогать пса. Одна из мам, набравшись смелости, спрашивает: 

– Скажите, а собаку можно немножко потискать?

Светлана разрешает. Стулья расставляют по стенам помещения, освобождая место в центре — «чтобы можно было с собакой походить».

Дети на собаку налетают сразу. Пес героически терпит все их бурные ласки.

– Мама, мама, купи собаку. Мне нужна собака. — Антон не решается подходить к лабрадору, слишком шумная вокруг него толпа. — Я буду с ней гулять, мама, — одной рукой он держит за руку Анну, другой палочку для незрячих. Антону 22 года и у него детский церебральный паралич.

2dfd9aa385f69e0558218f0a0feb0035.jpg

Анна подводит Антона к собаке и дает в руки поводок, предлагая пройтись по комнате. Он идет гордо подняв голову, и улыбается.

– Анна, вы не решили, будете собаку заводить?

– Мы давно мечтаем об этом. Но мне это не по силам. Я не потяну такую сумму. За ней уход нужен, кормить чем-то надо, — говорит Анна. — Но мы рады, что у нас есть возможность заниматься в этом центре. Приходим сюда пять дней в неделю на занятия по музыке, на предмет «продуктивная деятельность». За неимением лучшего это большая для нас помощь. Иначе пришлось бы сидеть в четырех стенах.

Директор центра «Интеграция» Ирина Федорова спрашивает: «Кто из присутствующих собирается брать собаку?»

Почти все дети резко поднимают руки вверх.

– Мы, конечно. Нам теперь без собаки никуда, — говорит женщина, пытаясь оторвать сына от Эльфа.

Эльф, заметив паузу, собирается ретироваться в сторону выхода.

– Так, сейчас идем обратно. К детям, еще немного пообщаться, — говорит Светлана, возвращая пса в детские объятия. — Прости! Ой, прости, я тебе на лапу наступила.

«Собака — друг слепого»

Из подъезда выбегает рыжий голден ретривер, Светлана с черным лабрадором появляется следом. Помимо поводка для собаки у Татьяны в руках трость-щуп, с помощью которой она проверяет путь перед собой. Однако по своему микрорайону Светлана ходит без трости: надеется на собаку. «Интеграция» находится на другом берегу города, и дойти без трости туда сложнее: нужно спуститься по крутой лестнице, ступенек которой из-за снега не видно.

Мы отходим от дома. Оба проводника шагают лапа к лапе, провожая хозяек в сторону соседнего двора.

– Собаки вас ведут по обычному маршруту или вы задаете направление?

– Нужно сказать слово, которое у собаки будет иметь ассоциацию с конкретным местом. Если я говорю «работа», он ведет меня на остановку. Если «продукты», то в магазин. Иногда и направить нужно, если пес растерялся. Человек должен ориентироваться самостоятельно, ведь собака может не понять, куда и зачем тебе нужно, — говорит Светлана.

– После работы я иногда захожу в банк. Пес ведет меня банковское отделение и провожает к свободному специалисту, — не без гордости говорит Татьяна.

На заброшенной площадке между двумя хрущевками и забором Светлана и Татьяна отпускают собак, и те с готовностью разбегаются в стороны.

– В магазин вас пускают с поводырем?

– А как же. Совершенно без проблем.

– Но это же животное. На дверях обычно пишут, что вход с собаками запрещен.

– Это не животное, а средство технической адаптации, — отвечает Татьяна. — Но я все равно стараюсь ходить за продуктами без него. Не потому, что он в еду полезет. Он понимает, что так себя вести нельзя. Мне кажется, что другим людям неприятно, что собака рядом с продуктами ходит. Зато мы любим бывать в обувных магазинах. Он все рассматривает, обнюхивает, приглядывается к товару. Как будто помогает мне определиться с выбором покупки.

– А мой Эльф, наоборот: стоит зайти в отдел с одеждой, ему сразу не терпится на выход. Собаки, как мужчины: один любит по магазинам ходить, а другой — не выносит, — рассказывает Светлана.

– Вообще, первое время с собакой очень сложно — говорит Татьяна. — Раньше я ходила в сопровождении родственников и привыкла держаться за руку. А тут надо одной ходить, да еще и собакой управлять. Поначалу я и шага ступить не могла, отучалась от поддержки других людей.

– Вы были в числе первых в городе, кто взял пса?

– Нет, я была где-то восьмая по счету. Интересно, что мы со Светой почти одновременно написали заявление, но у меня собака живет уже шесть лет, а у нее только год.

– Светлана, скажите, очереди такие несправедливые?

– Да нет, я долго не могла решиться на этот поступок. Все-таки большая ответственность. Но однажды наступил день, когда я поняла, что больше не хочу зависеть от людей. Представьте, утром на работу муж провожает, вечером мама забирает. Никакой самостоятельности! Мне хотелось ходить на занятия, развиваться, вообще дома не сидеть.

В России всего две школы, где готовят собак для слабовидящих и незрячих. Воспитание одной собаки обходится государству примерно в 250 тыс. рублей, годовое содержание еще в 170 тысяч. По финансовым причинам обе школы выпускают не больше 100 собак в год.

– Говорят, что очередь в два года на проводника?

– Ну да, моя знакомая из Омска года два и ждала. Тут важен подход. Я просто начала названивать и просить о том, чтобы мне срочно выделили собаку. Сказала, что мне хочется больше работать, ходить на танцы, на хор, гулять. И мне пошли навстречу. А если просто написать и оставить, то заявление и правда будет лежать.

Лабрадор находит на земле моток сухой травы и не раздумывая тащит его в рот.

– Эльф, нельзя. Выброси это, — мягко говорит ему Светлана. На ней розовая куртка и шапка. Ее сложно представить строгой. — Ээээльф, брось, говорю! Он поднимает всякий мусор, даже когда сыт. От этого не отучить.

Ретривер подходит к Татьяне и делает стойку.

– Домой просится, — Татьяна пристегивает поводок.

Светлана тоже подзывает пса. Каждому проводнику положено носить на спине специальный жетон: «Собака — друг слепого».

– Мне не нравится, что здесь написано «слепого». Лучше бы было «незрячего», не так обидно звучит, — делится Татьяна. — Слепой человек тот, кто не понимает, что происходит вокруг него, не разбирается в жизни. Философское понятие.

– А по мне, не так важно: «слепой» или «незрячий». Зависит от того, с какой интонацией люди говорят. Со мной однажды была ситуация: иду я по переходу метро, в котором стоят парни, торгуют. Один увидел меня и другому говорит: «Отходи! Там слепая идет!». Наверное, он подумал, что я еще и глухая. Это неприятно. С другой стороны, смешно бы было, если бы он крикнул: «Отходи, женщина с ограниченными физическими возможностями идет», — шутит Светлана. — Да в их головах вряд ли такие слова вообще есть.

Светлане пора домой. Она готовится к поездке в Москву по учебной программе для массажистов, уезжает на месяц. Завтра состоится ее первая самостоятельная поездка без сопровождающего.

– Волнуетесь?

– Конечно, можно сказать, что лечу в никуда, в неизведанность. Но меня успокаивает то, что Эльф всегда будет рядом. Говорят, что во время занятий собаку нужно оставлять в гостинице. Но я намерена брать его с собой везде.

– Он в контейнере полетит?

– Нет, рядом со мной. Только кормить его нельзя во время полета, и за несколько часов до полета тоже. Ну, сами понимаете, физиология.

– Сотрудники аэропорта знают, что вы летите с собакой? Точно пропустят?

– С декабря 2013 года вышли поправки в законах, теперь никто не имеет права отказать. Нужно только за пять дней до вылета получить заключение ветеринара. И за пять дней до обратной дороги тоже, в том городе, где находится человек с собакой. При этом проводник летит бесплатно.

Мы у светофора. Татьяна и Светлана прощаются.

– Может ли какое-либо другое животное стать поводырем?

– Знаю, что могут свиньи. Рассказывали также про случай: мужчина гулял с кошкой и почувствовал, что она его ведет. Так он начал с ней ходить по маршруту до магазина и обратно, — вспоминает Светлана.

– А я слышала, что лошадей обучают. Но для тех, кто вне города живет, — говорит Татьяна.

– Светлана, кто для вас поводырь?

– Член моей семьи, друг и дитя. За ним нужно ухаживать. Он обижается, если ругаешь. За ним надо следить. Если решаешься взять собаку, то обязательно в семье должны быть зрячие люди. Собаке необходимо знакомиться с другими собаками. Выгуливать приходится четыре раза в день. На самом деле это очень тяжело.

«Метро – самый безопасный транспорт»

Мы с Татьяной подходим к остановке. Пес смирно сидит рядом и ждет указаний. Автобус немного проезжает остановку, но тормозит. Мы подходим к дверям, но они резко закрываются. Автобус уезжает без нас. Я машу водителю. Татьяна в растерянности. Поводырь вовсе не понимает, что происходит. Водитель все же тормозит. Собака без команды поднимается по ступенькам, и заводит Татьяну на свободное место. Сам садится посреди салона и не спускает глаз с кондуктора.

– Татьяна, были ли случаи, когда вас высаживали из транспорта?

– Нет, но раньше приходилось объяснять. Что это — собака-проводник и ей со мной можно везде. Раньше не пускали в метро. Но владельцы собак-проводников Новосибирска проявили инициативу, и нам разрешили. Вообще, метро — самый безопасный транспорт. Только заходишь, контролеры сопровождающего вызывают. И спокойно спускаешься по выключенному эскалатору. В московском метро такого сервиса точно нет. Там все спешат, никто тебя встречать не будет.

Кондуктор протягивает билеты, с удивлением смотря на собаку, но задать вопрос не решается.

– А поводыря не пугает шум проезжающего поезда в метро?

– Нет. Человек может напугаться, а их специально учат вести себя так, будто они и не слышат этого шума.

На остановке Татьяна и поводырь выходят. Пес шустро тянет поводок к зеленому светофору. Он в курсе, что хозяйке пора домой.

Диана Злобина

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ