Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Инвалиду нужны крепкое здоровье и деньги

Я несколько раз приступал к написанию этой статьи. "Пиши, - говорили знакомые инвалиды, - давай соберём несколько сотен подписей, нельзя же так дальше". "Грамотно опишите ситуацию", - советовала врач Л. В. Тюрина. "Мы вас поддержим", - подбадривала председатель общества инвалидов Шарыповского района Л. И. Халыпина.

Решив написать, я не стал пока собирать ничьих подписей, просто постараюсь рассказать, как я был инвалидом 2-й группы пять лет, а на шестой год не стал проходить очередную медкомиссию, чтобы остаться живым, не свалиться от инфаркта или инсульта в медицинских коридорах. Пусть мой рассказ послужит соболезнованием судьбам всех инвалидов г. Шарыпово и Шарыповского района.

Итак, в 2002 году медкомиссия п. Дубинино признала меня инвалидом, а комиссия из г. Назарово определила II группу с диагнозом "ишемическая болезнь сердца - стенокардия". Вскоре государство спохватилось, обнаружив, что инвалидов стало слишком много. И медицинские учреждения начали в отношении инвалидов "закручивать гайки". И вот таким бедолагам, как я, которым инвалидность надо подтверждать ежегодно, небо начало казаться с овчинку. Общество инвалидов стало на глазах превращаться в какую-то полувоенную организацию, причём высокодисциплинированную, от страха быть лишённым инвалидности.

В 2005 году на переосвидетельствовании мне была присвоена II группа, III степень, что стало приравниваться к инвалиду I группы. Стали донимать сопутствующие болезни, сахарный диабет (я на инсулине), артроз-артрит, высокое давление.

Медицинские корсеты мне не подходят, а жить-то надо, поэтому из куска фанеры (я много раз модернизировал) за два месяца сделал корсет. Так что I группе соответствовал.

В 2006 году комиссия врачей МСЭК из г. Назарово была заменена врачами из г. Ачинска. "Не пора ли на работу, Коробейников?" - такими словами встретил меня терапевт из г. Ачинска. Ачинская комиссия к этому времени уже заработала о себе нелестную славу. Не берусь судить о правильности медицинских решений, но с десятками людей поступили очень грубо, лишив групп инвалидности. На сей раз мне понизили степень ограничения, оставив группу II. Вместе с понижением группы на 1800 рублей уменьшилась и пенсия.

Теперь я в обязательном порядке должен был бывать на приёме у врача один раз в месяц. До этого лечащий врач мог выписать лекарства за 15 минут, теперь стало дело растягиваться на день, а то и не на один. Повезло, если, отсидев на приёме 4 часа, пошёл и получил лекарства в аптеке. А если их нет в наличии (что бывает часто) и если вы живёте за 50 км от аптеки, то всё превращается в кошмар. 2007 год принёс новый удар - мне в поликлинике Дубинино было отказано в выписке бесплатных лекарств. Я приписан к Дубинино, а проживаю в с. Родники. Дескать, разные бюджеты. Поехал выписывать лекарства в Шарыпово. Терапевт городской больницы вытаращил глаза от удивления:

- Да ведь я вас не знаю, как я стану выписывать рецепты?

Так как я житель села, то обратился к начальнику райздрава Н. Н. Балтакову. "Да, - признал он, - проблема такая есть, переводитесь для обслуживания в поликлинику г. Шарыпово, пока помочь ничем не могу". Переводиться я не стал, так как крепко был уверен, что обслуживание в п. Дубинино на порядок выше, чем в г. Шарыпово, наверное, потому, что здесь почти все знают друг друга и относятся более участливо.

Единственное, что оставалось мне сделать, - отказаться от бесплатных лекарств.

Приехав в конце сентября в Пенсионный фонд, я был поражён тем, что здесь была очередь примерно из 50 человек таких же, как я. Кого тут только не было, инвалиды, пострадавшие в Семипалатинске, Чернобыле, Чечне, Дагестане, репрессированные. Человек я общительный, переговорил почти с каждым, спросил: "Почему отказываетесь от льготных лекарств?" Причина одна - недоступность. Нужные, современные, дорогостоящие лекарства приходится брать за наличные.

А вот Ксюша Собчак устроила выставку своей изношенной обуви, собрался весь московский бомонд, топором рубили кому носок, кому голенище, кому каблук. Уж сильно был раздосадован Киркоров, что ему досталась подошва за десять тысяч долларов. Это показывалось по телевидению, это поощряется, не скрывается, сиди смотри, думай, кто ты, где ты и как тебя зовут.

Проходя комиссию в 2007 году, я был отправлен в краевую больницу для обследования, впрочем, я ездил туда регулярно через год. Ездить (хоть и на поезде) самостоятельно без сопровождения не могу, поэтому за плату брал сопровождающего. В общежитии при поликлинике мест не было, поэтому пришлось устроиться в гостинице "Колос" за 800 рублей в сутки, с двоих 1600 рублей. Надо ли рассказывать о краевой поликлинике, об этом 3-этажном пчелином улье? Посмею лишь заверить, что далеко не каждый здоровый человек выдержит там 3-4 часа, думаю, что один день, здесь проведённый, у человека отбирает год жизни. Прожив в гостинице пять суток, я истратил 18 000 рублей, что соответствует моей полугодовой пенсии. Дали мне справку следующего содержания: "Наблюдаюсь в краевой больнице постоянно, стойко нетрудоспособен" и рекомендовали МСЭК по месту жительства решить вопрос о бессрочной, пожизненной группе нетрудоспособности.

"На что жалуемся? - спросил терапевт из Ачинской МСЭК, приклеивая бумаги из Красноярска в мою карточку, - что сегодня вас беспокоит?"

"Давление, диабет, живот", - начал я.

"Про диабет, инсулин, живот, давление рассказывайте своей бабусе, если она жива, а мне только о сердце, ты инвалид по сердцу, и если оно у тебя сегодня не болит, то будь здоров и до свидания", - резко оборвал терапевт.

Пришлось сразу перестраиваться, юлить, как последней дворняге: до 60 лет ещё полтора года, вдруг лишат группы, останусь без средств, работать не могу, жена на пенсии - больная, тут поневоле закрутишься ужом. В этот раз группу оставили. Дополню, что для этого мне из с. Родники пришлось съездить на автомобиле в п. Дубинино 9 раз, 5 раз в г. Шарыпово, 2 раза в Парную.

В феврале 2009 года мне исполнилось 60 лет. 34 года непрерывного стажа. Пять лет инвалидности никуда не входят. У членов дубининской медкомиссии я узнал, что бессрочную группу мне не дадут, поэтому написал заявление в Пенсионный фонд о выплате мне пенсии по старости, отказавшись от инвалидности.

Читатель, если бы ты знал, как я рад, что не надо унижаться из-за бесплатных лекарств, не надо трястись - дадут группу или нет, как только хватило сил пережить этот инвалидный период! Приходилось вам видеть, как инвалид без обеих ног приходит каждый месяц за лекарствами? Нет - ну и не надо.

Сегодня 70 процентов моей пенсии, а она у меня 4200 рублей, уходит на лекарства, но мне больше ничего не надо бесплатного, можно в конце концов не прожевать "милости" сниспосланной. Вы бывали в торговых точках, где продают продукты диабетикам? Глаза могут выскочить из орбит от цен, в разы превосходящих цены на обыкновенные продукты.

Есть же распоряжение главы Минздрава и соцразвития Голиковой о предоставлении пожизненных групп тем, кто без рук, ног, кто стойко болен, кто слеп. Есть, но это для "московского государства", там, может, этот указ и действует, а у нас врачам из Красноярска, Ачинска, Дубинино это не обязательно для исполнения.

Заканчивая исповедь инвалида, хочу сказать, что никогда не был в последних рядах ни в армии, ни в жизни гражданской. За свой труд имею не менее десятка почётных грамот, много благодарностей, денежных премий, орден Трудовой Славы. Я всегда готов был подставить своё плечо, где трудно, все государственные взлёты и падения принимал как свои личные... В одном не сомневаюсь - ещё немного, от силы год, и кто-то из медицинского ведомства объявит на всю страну, что в результате ранней диагностики, хорошего медикаментозного обеспечения и т. д., и т. п., простого человеческого участия количество инвалидов сократилось вдвое, обязательно увязав с "Единой Россией", а то и лично с президентом.

Напоследок хоть одно доброе впечатление. Спасибо врачам Дубининской больницы Н. А. Гряду, Л. В. Тюриной за то, что они в своё время помогли мне задержаться на этом свете. Спасибо членам Дубининской медкомиссии Г. Г. Плотниковой, председателю М. Ю. Лющенко за то, что помогли правильно сориентироваться в создавшемся с инвалидностью положении.

Шила в мешке не утаишь - узнав, что со мной случилось, мне позвонили несколько человек, которые также хотят бросить инвалидность, за неимением здоровья и денег. Они просили назвать их фамилии, но делать этого я не буду, вдруг каким-то образом повлияю на их судьбу, да ещё не в лучшую сторону. Я даже не ожидал, что у меня столько сторонников, которые предлагают собрать 1000 подписей и обратиться прямо к президенту. Пока с этим повременим.

Остаётся только пожелать друзьям-инвалидам сил для преодоления недуга, чтобы жизнь ощущалась не только в нескончаемой очереди к врачу или за лекарством.

А. Коробейников. с. Родники.

Источник: Красноярский рабочий