Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Говорящие» руки

Глухим людям, чтобы вписаться в общество, нужен помощник — сурдопереводчик. Но таких специалистов в Томске всего десять человек. Почему существует дефицит кадров в этой сфере, и как сегодня живется людям, лишенным возможности слышать, пожалуй лучше всех знают в Томском обществе глухих...

Вместе по инстанциям

Сурдопереводчик — это не профессия, а призвание, убеждена председатель общества глухих Марина Левкина. Обычно по этой стезе идут люди, выросшие в семье глухих. Они с детства знают жестовый язык во всем его разнообразии. Человеку же, ранее не соприкасавшемуся с миром глухих, довольно трудно такой язык выучить. Отчасти потому, что глухие многие жесты придумывают сами. И если друг друга они интуитивно понимают, то для постороннего человека их речь непостижима.

— Наши сурдопереводчики всегда нарасхват, — рассказывает Левкина. — Большинство из них уже предпенсионного и пенсионного возраста. Нужно готовить им смену, омолаживать коллектив. Мы организовывали курсы, на которых обучались две новенькие девушки. Но за пару недель невозможно освоить язык жестов. Чтобы научиться понимать глухих, нужно тесно общаться с ними много лет. Для этого требуется огромное терпение и выдержка. Не у всех хватает характера…

И дело не только в характере: работа сурдопереводчика очень ответственная, напряженная, но малооплачиваемая. Во многом поэтому в данной сфере существует огромный дефицит кадров. В целом по России он составляет 50 %, а в Томске — и того больше. Сейчас, чтобы предоставлять услуги сурдоперевода всем глухим, необходимо как минимум еще 30 специалистов. В каких же ситуациях требуется их помощь?

Чаще всего сурдопереводчик сопровождает глухого в поликлинику, в больницу, в суд, ходит с ним в администрацию, к нотариусу. Стоит с ним в очередях. Иногда один глухой может занять у переводчика неделю, а то и больше. Чаще всего глухой обращается к тому специалисту, который свободен в данный момент. Также он имеет право выбрать того переводчика, с кем ему психологически комфортно, кому он больше доверяет, кого лучше понимает.

Выручает зрительная память

Один из десяти переводчиков работает в колледже культуры, где на театральном отделении учатся глухие ребята. В идеале все воспитатели и учителя, работающие с инвалидами по слуху, должны владеть языком жестов. Но даже в коррекционной школе таких педагогов мало. Они не могут адекватно и в полном объеме донести до детей информацию. Неудивительно, что глухие плохо пишут и читают, у них скудный словарный запас и узкий кругозор.

— Нередко так бывает, — рассказывает Марина Левкина, — что глухой показывает жесты, а подобрать соответствующие им слова не может. Или видит слово, но не знает, что оно обозначает. Поэтому читать книги, газеты, какие-то документы им бывает трудно — они не улавливают их смысл. Почему глухие столь малограмотны? Потому что у многих из них образование ограничивается школьной программой, и то в усеченном и упрощенном виде.

Марина Юрьевна на своем опыте знает, как трудно учиться слабослышащему человеку. У нее четвертая степень тугоухости. Несмотря на врожденный недуг, она не побоялась после школы поступить в техникум, потом в университет. Лекции слушала без сурдопереводчика, многое не улавливала, особенно, если преподаватель поворачивался спиной. Выручали одногруппники: она переписывала у них конспекты, так и готовилась к экзаменам. В итоге получила специальность экономиста.

— Поначалу я сильно уставала, плакала, сомневалась в своих силах, — вспоминает Левкина. — Если в коррекционной школе учитель старался каждому ребенку все дословно объяснить, то в университете, в огромной аудитории такого индивидуального подхода не было. Не успел записать — повторять никто не будет. Нагрузка на слух была колоссальная, так что голова болела. К счастью, мне хватило силы воли и терпения окончить вуз.

Лишь единицы инвалидов по слуху продираются через тернии высшего образования. Большинство идут работать сразу после школы. Женщины устраиваются уборщицами, фасовщицами. Глухих мужчин раньше брали на заводы токарями, фрезеровщиками и слесарями. Но сегодня многие заводы закрылись, и люди остались без дела. Получить хорошую работу глухому человеку практически невозможно. Вроде бы есть закон о квотировании мест для инвалидов, но мало кто его исполняет.

— У работодателей предубеждение, что глухие плохо обучаемые, ни на что не способные. Это заблуждение, — уверяет Левкина. — Глухие зрительно все очень хорошо воспринимают и запоминают, достаточно показать им что-то один раз. Как-то наши девушки обучались кондитерскому мастерству. Так они в считанные дни научились печь и украшать торты. Глухие и за рулем очень внимательны и осторожны — они видят все нестандартные ситуации на дороге, быстро реагируют. В аварии почти не попадают. Они могут быть отличными водителями…

В Томске есть училище, где глухие приобретают профессию швеи или сапожника. Но открыть свою мастерскую им не хватает знаний и амбиций, а работодатели их игнорируют. Попросту не знают, как с ними общаться. Есть и другая причина. Государство сегодня помогает создавать рабочие места для инвалидов. Но если глухой человек не проработал на предприятии год, руководитель должен вернуть деньги за оборудованное рабочее место. Рисковать никто не хочет…

— Закрепляются ли где-то инвалиды по слуху? — задумывается Марина Юрьевна. — По разному: кому нужно кормить семью — не гнушаются любой работой, но есть и такие, кто ленится. Многое зависит и от уровня образования человека: некоторые жаждут профессиональной самореализации, а другим проще сидеть дома. Возраст тоже играет роль: люди старшего поколения привыкли работать целый день, а молодежь не хочет особо напрягаться.

Исполнить песню руками

— К сожалению, о томском обществе глухих знают далеко не все инвалиды, — сетует его председатель. — Но те, кто из-за недуга ощущает себя в замкнутом круге, в социальной изоляции, ищут у нас помощи и моральной поддержки. Основная услуга, которую оказывают в нашей организации, — сурдоперевод. Но мы также проводим различные спортивные и культурные мероприятия, чтобы люди чаще встречались, общались.

Есть среди глухих и свои звезды. К примеру, ни один концерт не обходится без Олега Алейникова. Он веселит зрителей забавными фокусами, изумляет иллюзионистскими номерами. Своему магическому искусству он обучился самостоятельно. В Томске этого артиста хорошо знают, приглашают то на одну сцену, то на другую. И порой люди даже не догадываются, что парень не слышит: он загадочно молчит, а его фантастические номера объявляет ведущий.

— Когда на празднике произносят много слов, глухие устают, скучают. Им интереснее смотреть яркие, необычные представления, — рассказывает Левкина. — Они очень любят жестовую песню. Музыку глухие не слышат, поэтому переводчику важно передать смысл песни, ее настроение. Я сама увлекаюсь жестовой песней. Поначалу мои руки были тяжелые и неуклюжие. Но благодаря репетициям стали легкими и пластичными, теперь я могу передать любую эмоцию.

Интересно, что профессиональный жестовый язык отличается от самодеятельного: обозначения многих предметов, явлений, чувств глухие придумывают сами. Именно поэтому в каждом регионе, даже в каждом городе есть свои уникальные жесты. При этом старшее поколение глухих не всегда понимает, о чем «говорит» молодежь. Получается, что в жестовом языке есть свой местечковый диалект и свой сленг.

Современные технические устройства отчасти облегчили жизнь инвалидам по слуху. Например, говорить по сотовому телефону глухие не могут, зато они активно пишут друг другу SMS. Этот способ коммуникации выручает глухих и в тех ситуациях, когда им нужно объясниться со слышащими. Проблема лишь в том, что глухие часто путают времена, коверкают окончания слов: «мне надо ищу работает», «какой книг читать», «благодарю тебе». Переводчики терпеливо исправляют речевые ошибки своих подопечных.

— Особенно радует, что изменилось отношение общества к глухим, — подытоживает Марина Юрьевна. — Раньше общающихся на жестовом языке передразнивали, высмеивали, тыкали в них пальцем. Видеть это было больно и обидно. Глухие даже стеснялись разговаривать между собой в публичном месте, прятали руки. Сейчас люди стали терпимее и доброжелательнее к инвалидам по слуху. Поэтому многие глухие и слабослышащие перестали комплексовать, ведут активную жизнь.

Ольга Ярусова

Источник: Новости в Томске