Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«Добрый рок» против злого рока

Несчастливая судьба, тяжелая участь, злой рок. Пугающие слова, к которым не хочется иметь никакого отношения. Тем не менее, любой взрослый человек понимает, что уберечься от больших и малых невзгод невозможно. Трудный путь может выпасть каждому, в любой момент жизни, подготовиться к этому невозможно. Но можно жить и сопротивляться. И даже развиваться. Особенно, если есть надежда не только на собственные силы, но и на помощь абсолютно посторонних людей. 

В эти дни в Санкт-Петербурге происходит нечто удивительное: незнакомые люди пытаются помочь другим незнакомым людям – совсем на них не похожим. Первые – рок-музыканты, вторые – дети, которые родились с различными заболеваниями, приведшими к инвалидности. Я не понимаю, как это могло слиться воедино, но вот – слилось…

Нельзя отрицать, что благотворительность сегодня переживает не самые легкие времена. Просящих всё больше, а жертвующих на доброе дело всё столько же. Может, сердце человека размягчается только в тот момент, когда его самого коснется серьезная проблема? Не знаю. Однако точно известно, что многие люди нуждаются в поддержке, поскольку сами по себе они справиться не могут.

Фестиваль «Добрый рок», который стартует 7 марта этого года, придумали волонтеры общественной организации «Аккорд». «Рок», «аккорд» – даже слова одного порядка, хотя прямого отношения к музыке эти люди не имеют. Аккордовцы занимаются иппотерапией с детьми-инвалидами, ведут творческие занятия, оказывают психологическую помощь родителям. До некоторых пор делали это традиционно, а теперь решились на эксперимент, затеяли целый фестиваль. Я пообщался с руководителем организации «Аккорд» Наталией Сладковой. Приведу выдержки из интервью.

– Наталия, благотворительные рок-концерты известны давно. Но, как правило, это крупные мероприятия, собираемые профессионалами шоу-бизнеса. А вы совсем из другой сферы, да еще придумали целый фестиваль. Откуда идея?

– Эта идея меня давно мучила. Она витала где-то рядом, но осуществить ее я даже не пыталась. Помог счастливый случай. Однажды у нас появился волонтер-рокер, участник группы «Драконь», его зовут Юра. Он, поскольку увлечен этой темой и работал с нашими детьми, сумел договориться с музыкантами, сам нашел площадку для выступления, и мы провели первый концерт. Тогда удалось собрать небольшую сумму на конкретного ребенка, который нуждался в помощи. Вот это и был старт. А потом у нас работала девушка по прозвищу Феникс (ее настоящее имя Саша). Она тоже внесла свой вклад в подобный концерт. Сами волонтеры всё сделали, мы как организация были только гостями и объектом поддержки. Но я всегда понимала, что этими инструментами надо как-то пользоваться, ведь музыку любят многие, эта большая аудитория.

– Но всё-таки рок и маленькие дети с проблемным здоровьем как-то не вяжутся между собой. Вы не опасаетесь некоторого диссонанса?

– Нет, не считаю. Меня в семье учили, что способы выражения могут быть самыми разными. И музыки было много в моем детстве, хотя преобладала классика, конечно. Но мама приносила от своих учеников "ПТУшников" записи, даже фотографии, переснятые с импортных журналов – Эллис Купер, Пинк Флойд, Блэк Саббат, Лэд Зеппелин... А с отцом мы обсуждали, как меняется востребованность и "спрос" в связи с положением вещей в обществе... И что "протест" не всегда равно "отвержение". Так что рок всегда был в гамме моих чувств... Даже если он выглядит агрессивно – особенно некоторые его направления – это все же выплеск чувств, того, что наболело. Согласитесь, лучше выплеснуть это через музыку, чем ждать, когда эмоции превратятся в агрессию. А потом еще услышала строчку из песни известной группы «Бригадный подряд». Там мать спрашивает у сына: «Что, тебе больно, раз ты так орешь?» И действительно, если орут, значит больно. А если больно, значит они – рокеры – умеют чувствовать. И, возможно, острее других.

Вернусь к проблемам благотворительности. Если вы когда-нибудь пытались организовать сбор средств на помощь кому-либо, то поймете, что это совсем не просто. Люди вообще-то чаще встречаются добрые и отзывчивые, но каждый из нас – всего лишь человек. Есть психологические проблемы: от беды чаще хочется убежать, спрятаться, чем коснуться ее. Есть проблемы другого порядка, например, реальное понимание, что всем подставить плечо невозможно, тем более сегодня, когда по нескольку раз в день натыкаешься на просьбы, мольбы и крики о помощи. Мы их встречаем в метро, на улице, в интернете, в газетах, на ТВ. Поэтому тем, кто занимается сбором средств на благотворительность, приходится искать новые пути, большие аудитории. Чем шире мишень, тем больше вероятность, что стрела попадет в цель.

Общество настолько не уверено в себе, что истинные ценности часто заменяются на ложные. Мне, скажем, давно и вовсе непонятно, почему оскорбительно использовать слово «инвалид»? Ведь это просто состояние человека, оно никому не причиняет вреда, не угрожает, и вряд ли может оскорбить. Думаю, это всё больше наши страхи, заставляющие нас менять слова, когда сама суть неизменна. Таково моё личное мнение, основанное на принципиальном неприятии лицемерия.

Есть и другие камни преткновения. Реально нуждающиеся люди страдают от действий мошенников, притворщиков, «профессиональных» нищих. Насколько правдивы истории про мафию попрошаек – сказать трудно – но очевидно, что из-за бурного обсуждения этой темы общество становится осторожнее, прижимистей. Никто не хочется быть обманутым в лучших своих намерениях. Из этих кусочков собирается целый образ, выстраивается личное отношение к проблеме.

– Вы занимаетесь поддержкой детей с ограниченными возможностями постоянно. Сколько денег требуется, чтобы вы могли выполнять свою миссию?

– Надо понимать, что в любом обществе, согласно статистике, примерно 10% инвалидов. Там, где ужасная экология, цифра может увеличиваться. В Петербурге, например, насчитывается 15% людей с проблемным здоровьем. Эти люди становятся заложниками обстоятельств: из-за болезни нет возможности полноценно работать, родителям детей-инвалидов приходится постоянно их опекать, круглосуточно, от такого ребенка не отойдешь, он нуждается в повышенном внимании. Для нас, чтобы выполнять программу, необходимая сумма составляет 150 тысяч рублей в месяц. Сюда включаются бесплатные занятия для малообеспеченных семей – занятия как с детьми, так и с родителями. Родителям требуется работа с психологом, поскольку они попадают в неординарную, шокирующую ситуацию, с которой сами справиться не могут. Поэтому ребенок вместо заботы получает еще и «дерганных» маму и папу. Когда работа проводится в комплексе, ребенок получает пользу вдвойне – на физическом уровне и на эмоциональном. Я постоянно наблюдаю такие ситуации и вижу, насколько важно работать по всем направлениям. Поэтому деньги нам необходимы и на иппотерапию, и на творческие занятия, и на психологическую поддержку. Это наш, общественный, общечеловеческий груз.

– Для Санкт-Петербурга сумма 150 тысяч в месяц совсем небольшая, насколько я понимаю. Неужели невозможно найти спонсоров?

– Спонсоры у нас есть, мы им очень благодарны, но чаще всего они готовы помогать товарами, своей продукцией, услугами, но только не деньгами. Невыгодно. При нынешнем законодательстве невыгодно. Поэтому приходится привлекать пожертвования от частных лиц.

Фестиваль «Добрый рок» будет проходить по схеме «один месяц – один концерт». И вот еще о чем я задумался: наверно, помощь и поддержка здесь должна стать двухсторонним движением. А, может, и многополосным. Молодые рок-группы имеют возможность продемонстрировать свое творчество, выразить себя на более широкую аудиторию. Посетители концерта – получить эстетическое удовольствие и сделать доброе дело. Дети найдут необходимую помощь. А все вместе увидят, что мир большой, в нем встречаются различные ситуации, и каждый может на них влиять. Особенно это важно как раз для рокеров, молодых людей, которые впитывают информацию и формируют свою парадигму. Ну, разве это не настоящее чудо, когда панк-музыкант, такой лохматый, непонятный, в странной для обычных людей одежде, ВДРУГ протягивает свою руку маленькому аутисту или ребенку, страдающему церебральным параличом? По-моему, это самое настоящее чудо…

Сергей Белокрылов (Трям)

P.S. Любой желающий может попасть на фестиваль «Добрый рок», купив билет на концерт. Первое выступление музыкантов состоится 7 марта, по адресу ул. Пионерская, дом 32. Подробная информация доступна по ссылке.

Если же вы не являетесь поклонником рок-музыки, но хотите помочь детям, воспользуйтесь ресурсом.

Источник: Фонтанка.ру

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ