Архив:

Другой спорт. Зачем превращать Олимпиаду в праздник равенства?

Паралимпийские игры максимально приближены к Олимпийским. Начинаются сразу после. Происходят на тех же объектах. Даже приобретают все больше зрителей и поклонников. Но слиться Паралимпийские игры с Олимпийскими пока никак не могут.

У нас просто не укладывается в голове, как это спорт высших достижений, соревнования сверхлюдей могли бы слиться с соревнованиями людей, чьи физические возможности ограниченны.

Между тем этакая принципиальная неслиянность существует лишь у нас в голове. Это нам только кажется, что главное в спорте — бескомпромиссный дух соревновательности. Соревновательность не есть свойство спорта. Соревновательность есть свойство капитализма или — шире — западноевропейской культуры. Вполне возможно представить себе спорт, основанный не на духе соревновательности, а на духе равенства.

Для иллюстрации этого тезиса принято рассказывать байку про какое-то дикое африканское племя, которое европейские миссионеры обучили играть в футбол. Футбол, говорят, африканцам очень понравился. Они только слегка модифицировали правила. Всякий раз, когда одна из команд забивала гол, игрок, поразивший ворота, переходил на сторону пропустившей команды, выравнивая таким образом силы играющих команд. Игра велась не девяносто минут, а до счета пять-пять или десять-десять или любого другого, но обязательно ровного счета.

Миссионеры дивились нравам дикарей. Говорили, что этак ведь никто никогда не выиграет. А дикари отвечали, что ведь и хорошо, никому не будет обидно, а все получат удовольствие от игры. И их логика очевидно ставила под сомнение термин «дикари».

Байка, конечно, курьезная и малоправдоподобная. Но фактом является то, что существует на свете спорт, в котором могут соревноваться на равных чемпион мира, новичок, пенсионер и инвалид. Я говорю о гольфе. В гольфе есть система гандикапов, то есть форы, которую еще до начала игры более сильный игрок дает более слабому. В результате шансы примерно выравниваются, так что ребенок или древний старик на гольф-поле может всерьез соревноваться с Тайгером Вудсом. Я видел даже, как в гольф играл совершенно парализованный человек: специальная машина поддерживала его, когда он наносил удар, и перевозила от лунки к лунке. Он тоже мог соревноваться с Тайгером Вудсом на равных.

Не так уж трудно представить себе, что однажды не только в гольфе, но и в других видах спорта будут разработаны системы гандикапов. Логично было бы, чтобы это произошло именно в олимпийских видах спорта. Было бы логично, чтобы чемпионаты мира оставались соревнованиями сверхлюдей, а Олимпийские игры, с той их идеей, что главное не победа, а участие, превратились в праздники спортивного равенства.

Вы скажете, такие игры неинтересно будет смотреть? Я сомневаюсь. Увлекательность или не увлекательность зрелища — это тоже ведь у нас в голове. Еще три сотни лет назад людям всерьез казалось, будто увлекательным зрелищем можно считать публичную казнь на городской площади. Теперь зрители для подобного спектакля вряд ли найдутся.

Поройтесь в интернете, вы найдете множество видеороликов, в которых профессиональные спортсмены во время соревнований помогают соперникам. Бегуны поднимают упавших и помогают пересечь финишную черту. Боксеры бросаются помогать поверженному ими же противнику. Да и в лыжном спорте как-то уже стало принято отдать запасную лыжу сопернику, если тот лыжу сломал. И в Сочи был такой случай.

За проявлениями духа равен­ства ничуть не менее интересно наблюдать, чем за проявлениями соревновательного духа. Дело привычки.

Валерий Панюшкин

Источник: Ведомости

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ