Архив:

15 коек надежды. Сложнейшие операции на конечностях в Петербурге стали делать бесплатно

У людей, которые теряют руки и ноги, по статистике, автоматически сокращается срок жизни. Даже если они приспосабливаются к суровой действительности физически, ум отказывается признавать себя калекой. В Петербурге появился уникальный центр, который дает шанс тем, кто, казалось бы, обречен на инвалидное кресло. Конечности пациентов здесь спасают от ампутации.

Пациенты оборвали телефоны

Открылся Центр спасения конечностей при обычной Городской больнице № 14. Уникален он не своей дорогостоящей аппаратурой, такая уже есть в некоторых регионах нашей страны. Важно, что диагностика и операции для пациентов здесь совершенно бесплатные. Такое место в России пока единственное. В Москве, к примеру, эти медицинские услуги стоят от 180 тысяч рублей. Сумма не по карману многим больным, а в перечень услуг по полису ОМС столь сложное лечение раньше не входило. Теперь входит, по крайней мере, для этой клиники. И сюда уже стоят очереди.

Руководитель центра, профессор Александр Липин, признался, что ему приходится выделять часы после основной работы, чтобы прочитать письма, приходящие со всей России и ответить больным, которые хотят приехать. Люди из разных городов и маленьких поселков, узнавшие о центре по Интернету, не только пишут на имейл врачу, они обрывают и телефоны клиники. Звонят во все отделения, координаты которых нашли. Спрашивают, выясняют. Хотят спасти себя или близких, которым грозит приговор «ампутация». А в больнице № 14 появляется надежда на сохранение рук и ног.

…Идея открыть такой центр возникла у врачей больницы давно. С тех пор, как в нее стали поступать больные с гнойной инфекцией со всего Питера. Среди пациентов было немало тех, у кого начинали отмирать конечности на фоне острой формы диабета. И таким больным помочь было крайне сложно. Ведь их гангрена — следствие поражения сосудов, а сосудистой хирургии в больнице тогда не было. Да и вообще, медики считали совмещение гнойной и сосудистой хирургии под одной крышей большой крамолой.

Теперь в штате центра работают и те, и другие специалисты-хирурги. Вместе они принимают решение, как лечить тромбозы, гангрены и другие тяжелые заболевания, которые могут закончиться инвалидным креслом. До открытия центра операции пациентов с запущенными формами диабета бесплатно делались лишь по квотам в разных стационарах города. Но, чтобы получить квоту, требовалось время. А за месяц у больного могло настолько ухудшиться состояние, что ему не просто отнимали больную ногу или руку.

Кто-то вообще умирал — приходилось делать уже высокую ампутацию, при таких операциях летальный исход в 30 процентах случаев, а риск развития инфаркта или инсульта после операции — до 35 процентов. Удручающая статистика: в 2013 году в больнице № 14 было выполнено 1256 ампутаций на разных уровнях конечностей, из них — 488 ампутаций бедра и голени. Если бы центр появился раньше, больше половины больных ушли бы домой на своих ногах.

«Не хочу быть обузой»

Деньги на центр начали просить в начале прошлого года: врачи больницы обратились с «челобитной» в Минздрав. На палаты, операционные и оборудование требовалось примерно 80 миллионов рублей. Министерство ответило «таких средств нет» и переадресовало к администрации города. Чиновники услышали докторов, для центра было закуплено все необходимое. И главное — аппарат, который по своей сути представляет сверхсложный рентгеновский комплекс и позволяет подробно рассмотреть все поврежденные сосуды. С его помощью можно составить план операции, а также пустить кровь по другим магистралям организма. Омертвевшие ткани удаляются, но конечность при этом не ампутируется. При таком подходе шансы на то, что впоследствии пациент не потеряет руку или ногу, возрастают на 60 процентов.

Пока в отделении всего 15 коек, но оно уже принимает пациентов. Первая, женщина 76 лет, практически не имела шансов остаться на своих ногах. Сахарный диабет у нее усилился атеросклерозом: начался некроз пальцев ног. Но теперь, по прогнозам специалистов, после операции ее ждет полноценная жизнь.

В чистенькой палате, где стоят две кровати, женщина рассказала о себе. Пенсионерка жила в Анапе, сначала с ней случился инсульт. Дочь забрала больную мать в Петербург, а тут новое несчастье — начали неметь и синеть пальцы на левой ноге. Пенсионерка очень испугалась, готовилась к худшему. Дочь случайно узнала про центр и привезла ее сюда.

— Я приехала очень взвинченная и настороженная, было страшно, — призналась больная, — но потом поговорила с лечащим врачом, прошла обследование и успокоилась, здесь все очень добрые и внимательные. Поверьте, я видела разные больницы, но в такую хорошую попала впервые. Моей дочери сейчас тяжело, она работает с утра до ночи, чтобы оплатить для нас съемную квартиру. Так что платную операцию мы бы не потянули.

Другой пациент, мужчина, которому слегка за 50, тоже рассказал свою историю. Он диабетик, лечится давно, у него некроз стопы, и сейчас мужчина ходит по палате на костылях или передвигается по больничному коридору на кресле-каталке. Так как наблюдается он при больнице № 14, врачи сами предложили ему пройти обследование в новом центре. Доктора считают, что у мужчины есть надежда отбросить костыли и ходить самостоятельно. А главное — водить любимый автомобиль, который (если бы нужно было делать платную операцию) ему пришлось бы продать.

— Конечно, я бы не сдавался, даже если бы потерял ноги, — объяснил пациент, — но я хочу работать, жить полноценной жизнью, а не быть чьей-то обузой.

Избавление от боли и одиночества

— Большинство наших пациентов старшей возрастной группы, — рассказал Александр Липин, — для них очень важно не быть в тягость близким. Пожилые люди плохо реабилитируются после ампутации. Если она случается, им не только сложно освоить протезы, для них сильный психологический удар осознать себя инвалидами. Поэтому мы и стремимся сохранить конечности до последнего. И спасаем не только руки и ноги, но и фактически их жизнь.

Ведь после высокой ампутации бедра для большинства пациентов она практически заканчивается. Люди становятся недвижимыми, запертыми в четырех стенах. Некоторые не просто впадают в депрессию, они сводят счеты с жизнью. Те, у кого отнимают голень или кисть, приспосабливаются немногим лучше. По крайней мере, есть шанс сделать качественный протез. Но они страдают от диких фантомных болей.

С помощью же новой аппаратуры в центре можно провести вмешательство внутри сосудов, через небольшой прокол, и сохранить конечность. Что важно, оно не так травмирует, как обычная операция. Ведь от возрастных пациентов (даже если ногу или руку можно спасти) доктора вынуждены часто отказываться, боясь, что сердце не выдержит наркоз. Есть много других заболеваний, не позволяющих сделать большое открытое хирургическое вмешательство. А в случае работы с новым аппаратом риск для пациента минимален. В Европе это давно повседневная медицинская практика, а мы, как всегда, только ее осваиваем. (Кстати — за образец своего центра доктора больницы № 14 взяли Миланский центр спасения конечностей, куда неоднократно ездили на обучение.)

Конечно, в Италии такие операции покрывает страховка. Зато у нас, по словам Липина, у пациента есть возможность пройти полноценную реабилитацию в стационаре. В Европе же так не принято, долечиваются там дома, даже после серьезных операций. Своим коллективом, собранным по крупицам, Липин гордится. Хирурги довольно молоды: средний возраст врачей 33–35 лет, но у них уже большой опыт. Многие — выпускники Военно-медицинской академии и других престижных медицинских вузов.

— Конечно, кое-кого у нас не хватает, нужны, например, штатные психологи, — сетует Липин, — ведь пожилые пациенты — особая категория. Они мнительны, подозрительны и знают все лучше врачей. Уговорить их на какое-то новое лечение сложно. Но, надеюсь, вскоре психологи у нас появятся.

МК-справка

Гангрена (некроз) тканей конечностей часто развивается при длительном и тяжелом течении диабета. У человека, который болен этим недугом многие годы, вероятность омертвения тканей намного выше, чем у того, кто заболел относительно недавно. Обычно при диабете возникает гангрена нижних конечностей —

это самый тяжелый вариант осложнения под названием «диабетическая стопа». Но есть и исключения — страдают верхние конечности или внутренние органы.

Раньше в России единственным способом устранения гангрены была ампутация. Операция проводилась выше пораженного места. Если это палец, то приходилось отнимать часть стопы. Если гангрена поражала стопу, ампутация проводилась на середине голени, и так далее. По статистике, на сегодняшний день «синдромом диабетической стопы» страдают 10 процентов пациентов с диагнозом «сахарный диабет», что составляет около 25 миллионов человек во всем мире.

Современные операции, проводимые в Центре спасения конечностей с помощью нового оборудования, называются эндоваскулярными, в Европе их делают около 10 лет.

Наталья Черных

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ