Архив:

Льготникам «залечили» про лекарства

В Челябинской области из-за нехватки средств на медикаменты растет социальная напряженность в сфере дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО) федеральных и ряда региональных льготников. 20 февраля депутаты ЗСО решили направить в региональный кабмин и правительство России предложение об увеличении расходов на эти цели, а также обратиться в Госдуму с просьбой вернуть страховой принцип финансирования. Почему тяжелобольные южноуральцы вынуждены воевать за лекарства, которые должны им выдавать бесплатно.

Пациенты жалуются, минздрав подсчитывает

На заседании комитета по социальной политике его председатель, вице-спикер Заксобрания Челябинской области Александр Журавлев, отметив важность вопроса, сообщил, что жалобы по проблемам с лекарственным обеспечением постоянно идут в ЗСО в целом и отдельным депутатам в частности.

«По онкологическим больным обеспеченность ДЛО составляет едва 15%, – привел неутешительные данные зампред областного парламента. – У ветеранов Великой Отечественной войны – 50%. Но 15% и 50% – это далеко не те цифры, которые должны у нас быть. Сегодня больше половины обращений связаны с лекарствами. Этот вопрос мы будем постоянно держать на контроле».

По словам первого заместителя министра здравоохранения Челябинской области Агаты Ткачевой, финансирование ДЛО происходит из трех источников – федерального, областного бюджетов и ФОМСа. «Основная проблема – обеспечение федеральных льготников, – отметила она. – Потребность составляет один миллиард 632 миллиона рублей. В прошлом году на это был выделен 831 миллион, в 2014-м запланировано 788 миллионов, а это менее 50% от потребности».

По данным минздрава, расходы на ДЛО в 2013 г. превысили 7 млрд. По сравнению с 2012-м затраты выросли на 25%. Наибольшая доля – 37% – составляют средства фонда ОМС, 35% – федерального бюджета, 25% выделяет областная казна. В Челябинской области зарегистрировано 32 449 человек, имеющих право на получение лекарств в амбулаторно-поликлинических условиях. Среднедушевое потребление в 2013 г. составляло 7742 руб.

Агата Ткачева уточнила, что в итоге меньше всего средств получают онкобольные: потребность составляет более 400 миллионов рублей, в 2014 году, исходя из того, что имеется, будет выделен всего 91 миллион, а это 28% от необходимого.

По сведениям областного минздрава, по больным сахарным диабетом и бронхиальной астмой потребность в препаратах будет закрыта в 2014 году примерно на 90%.

У региональных льготников ситуация, по данным властей, гораздо лучше. Льгота касается больных, которые не имеют инвалидности, но страдают определенными заболеваниями – диабетом, бронхиальной астмой, туберкулезом. К ним относятся некоторые онкологические больные.

«В 2013 на сто процентов удовлетворены медикаментами пациенты с орфанными заболеваниями, а их в области 161 человек, – рассказала Ткачева. – Однако в 2014 году их количество возрастет. Социальная напряженность может возникнуть в среде больных семью нозологическими формами, так как из федерального бюджета финансируется только основной препарат, но не вспомогательная терапия».

Первый замминистра констатировала, что есть законодательный пробел по категориям, которые нуждаются в дорогостоящих препаратах. Через суд пациенты доказывают свое право на эти препараты. С каждой неделей их все больше. В 2013 году из областного бюджета было выделено на эти цели 50 миллионов рублей.

За отчетами – жизни

Бездушные цифры и долгие рассуждения чиновников не могут отразить драматизм создавшейся на Южном Урале ситуации. Для того, чтобы достать жизненно необходимые лекарства, челябинцам приходится порой идти на крайние меры. История челябинца Михаила Ш., у которого больна мать, – это скорее исключение из правил, но более чем показательное.

Инвалид II группы 61-летняя Валентина Александровна с 2011 года состоит на учете в Челябинском областном клиническом онкодиспансере. Женщина перенесла операцию по удалению молочной железы. Прошла сложное лечение. Прошлой осенью химиотерапевт назначила ей таблетки «Кселода», 13 ноября пациентка получила первую партию лекарства. Стоит отметить, что второй курс препарата необходимо начать принимать не позднее чем через три недели.

«И вот здесь-то и начались проблемы, – рассказал Михаил. – Когда мама пропила первый курс и пора было приступать ко второму, в больнице просто говорили, что таблеток нет – ждите. Близился Новый год, ничего не сдвигалось с мертвой точки, потом на звонки и вовсе перестали отвечать. В итоге 31 декабря, понимая, что впереди праздники, мне пришлось в экстренном порядке решать эту проблему».

Одна упаковка лекарства стоит в среднем 14-16 тысяч рублей. Но дело было даже не в большой цене, а в том, что в Челябинской области достать его было невозможно. «Благодаря неравнодушным коллегам и друзьям таблетки невероятным образом удалось найти в Екатеринбурге и в первых числах января доставить их в Челябинск, – отметил Михаил. – Мама тут же начала их прием. После праздников ситуация никак не изменилась – в больнице по-прежнему разводили руками».

В конце концов бесплатный препарат выдали в десятых числах февраля. «К тому моменту я уже во многом из принципа подал заявление в прокуратуру на областной минздрав, – сказал Михаил. – Меня абсолютно не волнует, по каким причинам инвалиду отказывают в его конституционном праве – бесплатном лекарственном обеспечении за счет областной казны. И я не хочу принимать тот факт, что как человек, исправно платящий налоги, должен включать все возможные ресурсы для того, чтобы моя мама получила то, что должна получить априори».

Добавим, что у органов прокуратуры Челябинской области уже сложилась наработанная практика по таким делам, и в большинстве случаев суды иски к минздраву удовлетворяют.

Между тем если онкобольным с опозданием, но все же выдают жизненно необходимые лекарственные препараты, то, например, пациентам с диагнозом «болезнь Альцгеймера, смешанная деменция» вообще не светит получение необходимых препаратов.

«Такой диагноз моей матери, которой всего 65 лет, поставили два года назад, – рассказала жительница Челябинска Юлия В. – Примерно год наша семья справлялась своими силами и покупала дорогостоящие лекарства для торможения процесса деградации, но после того, как к этим расходам прибавилась плата за сиделку, я пошла выяснять, что положено по закону инвалидам I группы с таким диагнозом. Врач по месту жительства сказала, что ни один из двух основных препаратов не входит в список ДЛО, а их более дешевые аналоги, которые предоставляются, они не видели больше полугода. Так и покупаем все лекарства на свои деньги – выходит круглая сумма, но другого выхода нет».

Депутат Заксобрания, главврач медсанчасти ММК Марина Шеметова рассказала, что в ее лечебном учреждении 160 человек, больных сахарным диабетом и астмой, не могут второй месяц получить положенные медикаменты.

«Областной аптечный склад не доводит информацию о том, когда поступят лекарства, – посетовала она. – Приходится направлять пациентов по этому вопросу в минздрав, который, насколько мне известно, своевременно обрабатывает заявки. Еще одна проблема: пациенты, появляющиеся в течение года, получают препараты, прописанные врачом, только через три-шесть месяцев».

По словам руководителя управления Росздравнадзора по Челябинской области Александра Селютина, наибольшее количество обращений – четверть – поступает по ситуации с федеральными льготниками. Кроме того, немало писем идет от движения «Против рака».

«Онкобольным невозможно отказать и говорить, чтобы они ждали лекарств в рамках очередности. Выход один – нужно вести финансирование ДЛО из областного бюджета, – считает Александр Селютин. – Многие регионы России уже это делают. Или вернуться к страховым выплатам».

Агата Ткачева объяснила, что дефицит в обеспечении онкобольных лекарствами связан с резким рывком науки вперед.

«Медицина идет семимильными шагами, – сказала первый замминистра. – Если раньше на прежних препаратах пациенты на химиотерапии жили несколько месяцев, то на современных лекарствах, а они достаточно дорогостоящие, могут жить по пять лет».

Между тем на Южном Урале ситуация с обеспечением пациентов с первичным иммунодефицитом жизненно необходимым им лекарством «Октагам» в очередной раз получила продолжение. В декабре уже выигравший один суд 26-летний Руслан Хамидулин из Озерска снова получил отказ в госпитализации из-за отсутствия препарата в больнице. Теперь он вынужден добиваться лечения в новых судебных тяжбах.

Источник: Chelyabinsk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ