Архив:

Такси не для всех

С начала февраля в Костроме стало больше на одно социальное такси для инвалидов. Городские власти заключили договор об оказании этой услуги с региональным отделением общественной организации «Инвалиды войны», которая располагает автомобилем «Соболь» с подъемником для колясок. Городской бюджет выплачивает ей 30 тысяч рублей в месяц (сумма, которой хватает на бензин, эксплуатационные расходы и небольшую доплату штатному водителю), а она берет на себя функции перевозчика. Для инвалидов все бесплатно.

С 2011 года услуги бесплатного для инвалидов социального такси костромичам оказывает общественная организация «Воскресенье», которая также содержит единственную в городе ночлежку. В ее автопарке тоже всего одна «Газель» без подъемника.

Потребности всех инвалидов города, как показал уже первый месяц одновременной работы двух служб, две машины закрыть не могут: звонков диспетчерам поступает гораздо больше, чем можно выполнить заказов.

Дорога на ВТЭК

«Соболь» с надписью «Социальное такси» въезжает во двор в конце улицы Шагова и останавливается у нужного подъезда. С утра машина уже выполнила один заказ — отвезла инвалида из микрорайона Якиманиха в поликлинику на Новополянскую и доставила назад. Этот заказ второй, а всего их в день бывает два-три.

Могли бы и больше, если бы заказы распределялись равномерно в течение дня, — поясняет водитель Валерий Трусов, сам инвалид-афганец. — А всем утром надо: кому в поликлинику, кому в собес, кому в Пенсионный...

Много лет Валерий проработал в одной из городских служб такси. Но потом хозяин решил чуть ли не в двадцать раз увеличить автопарк, при этом стараясь при обострившейся конкуренции удержать клиента самой низкой ценой. Заработки у таксистов резко упали, и долго он там после этого не задержался.

Стать водителем социального такси в организации «Инвалиды войны», в которой он состоит, ему впервые предложили еще лет пять назад: пошли разговоры, что такие службы будут централизованно создавать по всей стране. Валерий согласился. Но тогда все осталось на уровне разговоров, а в прошлом году у организации появился «Соболь» с подъемником для инвалидных колясок. Поначалу возили только своих, а с этого года решили предложить услуги городу.

Валерий не успевает доложить диспетчеру о прибытии на место, а из дома выходит пожилая пара. При виде машины женщина восклицает: «А вот и наша!»

Они вышли пораньше, чтобы слегка подышать воздухом.

Валерий готовится к посадке: достает из багажника подножку, сколоченную из досок. С нее пожилым людям будет удобнее входить в салон с высоким полом. Для посадки колясочников машина оснащена подъемником, для остальных используются такие подручные средства.

Инвалиду по зрению Сергею Тихонову надо на переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы, жена Людмила его сопровождает. После 30 лет у него начало ухудшаться зрение, и сейчас он видит настолько плохо, что передвигаться по городу без поводыря не может.

Мы уже пару раз пользовались услугами другого социального такси, — рассказывает Тихонова. — Все-таки возить по городу инвалида очень тяжело, а я и сама уже далеко не юная. А на обычное денег не напасешься.

Едем на улицу Сутырина.

А обратно с вами как-нибудь можно? — спрашивает Людмила.

Вы бы сразу сказали, что вам нужно туда и обратно, я бы дождался, — отвечает Валерий.

Да кто его знает, когда освободимся...

Валерий на ходу бегло сверяется со списком заказов:

Если после трех, может быть, буду свободен. Вы позвоните диспетчеру, как закончите. Если не занят, приеду.

Случается, и по три-четыре часа приходится ждать, — поясняет он уже мне. — Ну а что делать, раз люди заказали.

Те же «шашечки», только дешевле?

«Не уверен, что сможем это себе позволить и дальше, — говорит директор центра реабилитации при региональной организации «Инвалидов войны» Вячеслав Доронин. — По условиям контракта с городом мы должны наездить по 1900 километров в месяц. Пока только начали работать, а в марте будем решать. Если увидим, что в этот норматив не укладываемся, придется сокращать простои. Но что-то обязательно придумаем, чтобы люди не пострадали».

Звонить диспетчеру, чтобы заказать машину, тоже желательно за пару дней до поездки. Так и больше шансов совершить поездку в нужное время, и перевозчику меньше проблем.

Вячеслав Доронин, директор центра реабилитации Костромского регионального отделения организации "Инвалиды войны": Многие воспринимают нас как обычное такси, обязанное подать машину в течение десяти минут. К тому же инвалиды — люди требовательные. Но ведь у нас при всем желании нет такой возможности с одной-то машиной.

Однако инвалидам всегда стараются идти навстречу — например, предложить другое время. Другое дело, когда по телефону социального такси начинают звонить люди, не имеющие инвалидности.

Вячеслав Доронин, директор центра реабилитации регионального отделения организации "Инвалиды войны": Многие поняли так, что у нас такси, которое должно стоить дешевле. Вот и начинают уговаривать: “Ну мы же заплатим, просто для нас обычное ну очень дорого». В таких случаях приходится отказывать наотрез. Мы и права не имеем оказывать подобные услуги».

Восемь лет взаперти

Прибыли на Сутырина. Валерий снова ставит под дверь подножку и помогает пассажирам выйти. 

Нас ждет новый заказ — забрать пациента из второй городской больницы и отвезти на Заволжскую улицу. Приезжаем на место минут за 15 до нужного времени. Валерию звонит диспетчер — ждать, скорее всего, придется еще дольше: больной на осмотре, когда тот закончится, неизвестно.

На стоянке ждут пассажиров машины с фирменной раскраской разных городских служб такси, тоже прибывшие на заказ. К воротам приемного покоя подъезжает темная «Газель», которую Валерий сразу узнает:

– Это из «Воскресенья».

В нее через заднюю дверь помещают человека на носилках.

Ко мне носилки в салон никак не поместятся — сокрушается Валерий. — А вот две коляски — свободно.

Если у инвалида, нуждающегося в коляске, ее нет (а это в Костроме не редкость), надо только предупредить об этом диспетчера, чтобы водитель захватил ее с собой.

Недавно возил одного мужчину, который из-за отсутствия коляски восемь лет не выходил из квартиры, — рассказывает Валерий. — Он всю дорогу смотрел в окно и восклицал: «Этого раньше не было! И этого не было!» Я его сколько мог, повозил по городу: когда еще выбраться сможет...

Вот это сервис!

На пороге приемного покоя появляется старик в инвалидной коляске в сопровождении двух мужчин и женщины, которая тут же достает мобильный телефон.

Наверное, наши, — предполагает Валерий. — Предупредили бы, что коляска, я бы подъемник расчехлил.

Действительно, тут же звонит телефон.

У дверей приемного покоя Валерий расчехляет подъемник, помогает вкатить на него коляску на и нажимает кнопку управления.

Вот это тебе сервис, дед! — восклицает женщина, наблюдая за работой устройства.

В салоне мужчины пересаживают старика из коляски на сидение. Коляска к тому же оказалась больничной, поэтому приходится немного подождать, пока ее закатят обратно в приемный покой. Тут было к месту и мое участие — придержать входные двери.

Едем за Волгу, а там у двухэтажного деревянного дома ждем, пока из квартиры спустят коляску старика. Затем пересадка в нее с сидения, спуск на подъемнике...

Попрощавшись с пассажирами, Валерий собирает подъемник, подстилая внутрь поролон:

Иначе будет сильно греметь будет всю дорогу.

У машины, используемой как социальное такси, своя история. Несколько месяцев она, бесхозная, стояла во дворе неподалеку от реабилитационного центра.

Мы нашли хозяина, а он, как оказалось, не знал, куда ее сплавить, — рассказывает Доронин. — Своими силами сделали ремонт, за счет спонсоров купили и установили подъемник. Его обычная цена — 170 тысяч, а мы за 70 нашли.

Реабилитационный центр находится неподалеку — на Самоковской. Теперь нам туда: на сегодня у Валерия это последний заказ. В роли водителя социального такси его рабочий день закончен, теперь на очереди поездки для надобностей организации.

Вам на тот берег? — спрашивает он. — Сейчас нашего юриста в суд заброшу и довезу вас, куда скажете: время есть.

Источник: Рустория

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ