Архив:

Человек с безграничными возможностями. Инвалид-колясочник преподает уроки мужества своим здоровым землякам

Сергей Стенников из села Лебяжье Павловского района большую часть жизни провел в инвалидной коляске. Ежедневно преодолевая бытовые трудности вот уже на протяжении почти 40 лет, он не жалуется на судьбу, а помогает тем, кто, как и он, оказался в трудной жизненной ситуации. 

«До» и «после»

В 1977 году жизнь Сергея разделилась на «до» и «после». «До» — это счастливое беззаботное детство, проведенное в деревне Многоозерное Троицкого района. Мальчишкой он любил зимой бегать на лыжах, летом купаться в озере... Помогал старшим — сена накосить, картошки накопать, дров наколоть... В общем, был обычным сельским парнишкой, росшим в простой деревенской семье. С малых лет ходил с отцом на охоту, рыбалку.

В 18 лет его призвали в армию. Атлетически сложенный новобранец попал в Москву, в дивизию имени Дзержинского, где он достойно отслужил год. Дослужил бы и до демобилизации, не случись на втором году та автомобильная катастрофа, с которой начался отчет новой жизни — «после».

…В той аварии погибло 16 его сослуживцев. Сергей очнулся еще в кузове разбитой машины, среди изуродованных тел своих товарищей. Эта страшная картина до сих пор стоит у него перед глазами.

Дальше началась долгая борьба за жизнь: реанимация, операции, лечение. Неоднократно парень был на грани жизни и смерти, и все же выжил, что при его тяжелом состоянии врачи посчитали настоящим чудом. Скептики поговаривали: «Долго не протянет, максимум год, полтора».

— Когда я очнулся в реанимации, первое, на что обратил внимание, — на свои ноги. Еще недавно натренированные, они превратились в обтянутые кожей кости. Ниже пояса я абсолютно ничего не чувствовал. Эта часть тела жила как будто отдельно от меня, — вспоминает Сергей.

А когда врачи сказали, что он никогда не встанет на ноги, не поверил. Надеялся, что его молодой и сильный организм справится с болезнью, что вот-вот он встанет и пойдет, доказав всем, что произошла нелепая ошибка. Ежедневно, превозмогая боль, несмотря на запреты врачей, делал физические упражнения, чтобы заставить непослушные ноги двигаться, подчиняться...

«Сына родил и дом построил»

Но чуда не произошло, и в родное село Сергей вернулся на инвалидной коляске. Все кругом жалели молодого, красивого парня, которого помнили шустрым и спортивным мальчуганом.

— Первое время я стеснялся появляться в коляске на улице, боялся, что все будут показывать пальцем, шептаться за спиной. Поддержали друзья детства, которые не отвернулись, приходили навестить. Сразу договорились, что слез и жалости не будет. Я такой же, как все, только пока не могу ходить. Постепенно они привыкли к моему состоянию и перестали обращать внимание на коляску, — рассказывает Сергей.

Несмотря на вердикт врачей, инвалид продолжал истязать себя тренировками, поставив перед собой цель — во что бы то ни стало встать на ноги. К ней он «идет» вот уже более 37 лет. За это время в его жизни были и счастливые моменты, такие как свадьба, рождение долгожданного сына, переезд на новое место, строительство дома. С будущей женой он познакомился у себя в деревне, куда она из города приехала навестить бабушку.

— Татьяна была девушкой красивой, на нее все деревенские парни заглядывались. А она выбрала меня, калеку. Потом призналась, что полюбила за твердый характер, силу воли. Ее родители были категорически против нашего брака. Но она настояла на своем, и им пришлось смириться. Двадцать лет мы прожили счастливо. Когда родился сынишка, переехали в Павловский район, построили дом. Я не сидел сложа руки, старался зарабатывать. Одно время торговал срубами для домов, ловил и продавал рыбу, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась.

А потом все рухнуло в один момент. Жена объявила, что вместе с сыном уезжает в Германию. Навсегда. Перед отъездом она обещала: «Обживусь и обязательно за тобой приеду», но уже в аэропорту я понял по ее глазам — ждать не имеет смысла, — вспоминает наш герой.

Тогда, признается Сергей, он впервые узнал, что такое душевная боль. Она оказалась гораздо сильнее физической. Те страдания, которые он перенес после автокатастрофы, показались пустяком перед чувством одиночества и отчаяния.

— Стыдно признаться, но я плакал как ребенок, перестал есть, забросил тренировки. А потом решил вдруг побывать в храме. Позвал брата, чтобы он отвез меня в Павловскую церковь, где я пообщался с батюшкой. Назад я вернулся уже другим человеком, полным желания жить и дальше работать над собой не только физически, но и духовно. На бывшую супругу я зла не держу, давно простил, — продолжает Сергей.

Он уже давно готов к новым отношениям:

— Хотелось бы встретить родственную душу — женщину, которая бы принимала меня таким, как есть. По возрасту я, конечно, не юноша, но душой молод и физически крепок.

Сейчас мужчина живет один в сельском домике без удобств. Он привык самостоятельно справляться с домашними хлопотами, не желая прибегать к посторонней помощи и быть кому-то обузой. Сам топит печь, баню, готовит еду, моет полы, чистит снег возле усадьбы. Свою инвалидную коляску переоборудовал так, чтобы удобно было возить дрова, уголь, воду для бани.

— Утром проснешься — дома холодно, из-под одеяла вылезать страшно. Но надо вставать, топить печку, завтрак готовить. А потом у меня утренняя полуторачасовая тренировка. Сделал тренажеры — для ног, спины. Как в реабилитационном центре у Валентина Дикуля, только усовершенствовал. Когда-то давно я проходил там реабилитацию, изучил систему тренировок, по ней и занимаюсь уже много лет. Это не только помогает мне поддерживать физическую форму, но и дисциплинирует, не дает раскиснуть, — говорит Сергей.

Все получится

Тридцать семь лет борьбы, увы, пока не увенчались ожидаемыми успехами. Сергей самостоятельно делает несколько шагов, и этому радуется как ребенок, но полностью отказаться от инвалидного кресла еще не может.

— Иногда я ощущаю себя скалолазом, который карабкается в гору, а потом срывается и снова лезет на вершину. Но я продолжаю верить, что все у меня получится, может, не сразу, но обязательно буду ходить, — рассуждает он.

При этом Сергей не считает себя инвалидом, человеком с ограниченными возможностями.

— Мои возможности безграничны, — заявляет он. — Каждое лето сажусь в автомобиль и еду куда глаза глядят. На своей «Оке» объехал весь Алтайский край, Республику Алтай. Ночую в машине, еду готовлю на костре, тренируюсь. До полутора тысяч километров в день проезжал. Общение с природой дает мне силы, энергию, вдохновение. Всегда стараюсь посещать святые места, которые встречаются на пути, благодарю Бога, что остался живой, молюсь, чтобы у сына и у бывшей жены все было хорошо.

Недавно Сергей купил новый автомобиль «Ладу Калину», переоборудовал ее под ручное управление и готовится к новым путешествиям. Этим летом планирует поехать на Телецкое и Яровое озера.

— Лет десять назад я ездил к бывшей жене и ребенку в Германию, побывал также во Франции. Помню, меня тогда поразила доступная среда, которая есть везде в этих странах, даже в самых удаленных уголках. Можно без посторонней помощи передвигаться на коляске. Нам, конечно, до этого еще далеко. Но радует, что и в нашей стране стали уделять этому вопросу внимание, — говорит Сергей.

Живя один, он не чувствует себя одиноко. «Человек на коляске» пользуется почетом и авторитетом среди местных жителей. Многие идут к нему, чтобы просто поговорить, излить накопившиеся проблемы. Знают: он всегда выслушает, подскажет, зарядит положительной энергией.

— Ко мне местные мужики часто приходят. У них есть руки, ноги, а они жалуются, как жить тяжело: денег не хватает, работы нет, жена пилит, теща надоела... Многие утешение в водке находят. Таким я предлагаю: «А ты сядь в коляску, вон у меня запасная есть, и проведи в ней день, не вставая. Может, ты тогда по-другому посмотришь на жизнь?» Она коротка, и нужно радоваться каждому подаренному дню, ценить людей, которые тебя окружают, любить детей, жен, — рассуждает Сергей.

К нему часто обращаются люди, которые, так же как и он, оказались в инвалидной коляске или прикованы к постели. Многие из них были на грани отчаяния, некоторым он буквально спас жизнь.

— Как-то я познакомился с девушкой: она, оказавшись в инвалидной коляске, потеряла всякий смысл жизни и думала о том, чтобы отказаться от нее совсем. Часа три разговаривали, и наконец моя собеседница решила: «Буду жить и бороться». Ведь наложить на себя руки — не только грех, это предательство по отношению к людям, которые любят тебя. Только ради них нужно продолжать жить, — дает Сергей в конце нашего разговора свое определение смысла жизни.

P. S. В планах Сергея освоить Интернет, чтобы через социальные сети помогать выживать тем, кто попал в беду. 

Анна Камалова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ